США выбрали страну-жертву, которой объявят Большую войну

Американский офицер США о милитаристской политике свой страны, «съехавшей с катушек»

Увязшие в трясине войн на Большом Ближнем Востоке, вооруженные силы США готовятся к Глобальной Битве.

Американский милитаризм слетел с катушек, и я, как кадровый офицер среднего состава, должен был бы различать приближение этого. В начале этого века вооруженные силы США — что неудивительно — были сосредоточены на антиповстанческой деятельности, поскольку они с неопределенным успехом вели различные, кажущиеся нескончаемыми, войны по всему Большому Ближнему Востоку и в некоторых частях Африки. В 2008 году, когда я был еще капитаном, только что вернувшимся из Ирака и проходившим обучение в Форт Ноксе, штат Кентукки, программы нашей подготовки были сосредоточены, в основном, на городских боях и на том, что называлось «задачами по обеспечению безопасности и стабилизации». Обычно мы составляли планы по захвату какого-то вымышленного городского центра, по уничтожению находящихся там вражеских боевиков и, далее, по переходу к умиротворению и «гуманитарным» операциям.

Конечно же, никто не задавал никаких вопросов относительно сомнительной эффективности «смены режимов» и «построения наций» — двух видов деятельности, которыми наша страна столь планомерно занималась. На спросившего такое посмотрели бы хмуро. Однако, какими бы кровавыми и расточительными ни были те войны, сейчас они выглядят как реликвии необыкновенно более простых времен. Тогда Армия США знала, какие перед ней стояли задачи (пусть даже она и не была в состоянии их решить) и могла предвидеть, какие задачи должен был решать каждый из нас, молодых офицеров, — подавлять антиповстанческую деятельность в Афганистане и Ираке.

Перенесемся вперед на восемь лет, во время которых автор этих строк бесполезно трудился в Афганистане и преподавал в Вест-Пойнте. Присутствие сухопутных войск США на Большом Ближнем Востоке существенно сократилось, пусть американские войны там и стали «неопределенно длительными». США все еще бомбили, проводили рейды и вели «советническую деятельность» еще в нескольких странах, а я был зачислен в Командно-штабной колледж в Форт Ливенуорте, штат Канзас. Однако, когда в 2016 году я там только-только приступил к обучению на курсе начальной подготовки кадровых штабных офицеров среднего звена, мне стало сразу понятно, что что-то реально меняется.

Наши планы подготовки уже не ограничивались антиповстанческими операциями. Теперь мы планировали вероятное развертывание — и боевых действий высокой интенсивности с использованием неядерного оружия — на Кавказе, в регионах Балтийского и Южно-Китайского морей (то есть — в России и Китае). Мы также разрабатывали планы конфликтов против режимов-«изгоев» иранского типа (ну, то есть, против Ирана). Задачами стали выступление дивизий Армии США в удаленные регионы для ведения крупных войн для «освобождения» территорий и поддержки союзников.

Очень скоро в результате моих поисков истины мне стало ясно одно: изменилось очень многое. Вооруженные силы США, фактически, стали глобальными в полном смысле этого слова. Дойдя до отчаяния от своей неспособности с успехом завершить хоть одну из контртеррористических войн этого столетия, Вашингтон решил, что настало время для «настоящей» войны против целого ряда вероятных противников. Этот процесс, фактически, развивался прямо у нас под носом уже какое-то — довольно длительное — время. Помните, как в 2013 году президент Обама и госсекретарь Хиллари Клинтон начали говорить про «разворот к Азии». Это было явной попыткой сдержать Китай. Обама также ввел санкции против Москвы и далее милитаризовал Европу в ответ на российскую агрессию на Украине и в Крыму. Президент Трамп, «инстинкты» которого, когда он вел предвыборную гонку, подсказывали ему, что надо вытаскивать вооруженные силы Америки из трясины Ближнего Востока, оказался готовым вести эскалацию напряженности в отношениях с Китаем, Россией, Ираном и даже (на какое-то время) с северной Кореей.

При том, что бюджет Пентагона достигает рекордных уровней — примерно 717 миллиардов долларов на 2019 год, — Вашингтон встал на этот курс и стоит на нем, приступив к планированию гораздо более широкомасштабных конфликтов по всему земному шару. Сегодня ни один квадратный дюйм этой все более разогревающейся планеты не избегает американской милитаризации.

Подумайте об этих событиях как об установлении потенциальной формулы для постоянного конфликта, который может ввергнуть США в по-настоящему военный катаклизм в котором они и не нуждаются, не могут убедительно победить. Имея это в виду, предлагаю вам небольшое путешествие по планете Земля в том виде, в каком ее рассматривают вооруженные силы США.

У наши родных пенатов: вечные войны на Ближнем Востоке и в Африке

Будучи не в состоянии остановиться, даже после 17 лет провалов, двухпартийная военная машина Вашингтона все еще перемалывает Большой Ближний Восток. Примерно 14 500 американских военнослужащих остаются в Афганистане (наряду со значительным присутствием ВВС), хотя США эту войну проигрывают день за днем — каким бы аршином вы ни измеряли поражения. И американцы все еще гибнут там, пусть и в несколько меньших количествах, чем прежде.

В Сирии вооруженные силы США остаются в западне, зажатые между враждебными державами. Они находятся на расстоянии всего одной ошибки от вспышки военных действий с Россией, Ираном, президентом Сирии Асадом и даже с союзником по НАТО — Турцией. В то время как американские войска (и ВВС) в Ираке оказали содействие в уничтожении физического «халифата» ИГИЛ*, они остаются в этой стране стреноженными и увязшими в партизанской войне низкого уровня интенсивности. А сам Ирак не в состоянии сформировать стабильный политический консенсус. Другими словами, на данный момент этой войне возрастом в 15 лет все еще не видно ни конца, ни краю. Добавьте к этому ракетно-бомбовые удары беспилотниками и самолетами, а также рейды сил специального назначения, которые Вашингтон регулярно осуществляет в Сомали, Ливии, Йемене и Пакистане, и вам станет ясно, что вооруженные силы США по горло заняты в этом регионе.

Напряженность отношений в Большом Ближнем Востоке и в Северной Африке, если как-то и оказывают влияние, то только ухудшают ситуацию. Президент Трамп выбросил на свалку ядерную сделку с Ираном, заключенную президентом Обамой, и, несмотря на продолжающуюся драму с убийством саудовского журналиста Джамала Хашогги, с радостью поддержал саудовскую королевскую семью в проведении ею гонки вооружений и холодной войны с Ираном. При том, что другие участники этого ядерного пакта продолжают его соблюдать, президент Трамп назначил неинформированных иранофобов-неоконов типа Джона Болтона и Майка Помпео на ключевые внешнеполитические позиции, а его администрация все еще угрожает сменой режима в Тегеране.

В Африке, несмотря на разговоры о сокращении там американского присутствия, военные советнические миссии только нарастили масштабы своей деятельности, поддерживая правительства с сомнительной легитимностью, действуя против местных оппозиционных сил и далее дестабилизируя уже нестабильный континент. Вы можете подумать, что ведение войн на протяжении двух десятилетий на двух континентах, по крайней мере, сохранило бы Пентагон занятым и умерило бы стремление Вашингтона к дальнейшим конфронтациям. Как всегда, все обстоит как раз наоборот.

Дразнить медведя: окружение России и запуск новой холодной войны

При Владимире Путине Россия становится все более автократичной и проявляет склонность к локализованной агрессии в своей сфере влияния. Тем не менее, было бы лучше не преувеличивать эту опасность. Россия действительно аннексировала Крым, но люди в этой провинции — русские, и они желали этого воссоединения. Она осуществила интервенцию в украинскую гражданскую войну, но Вашингтон также был замешан в том государственном перевороте, который положил начало всей этой драме. Кроме того, все это произошло по соседству с Россией в то самое время, как США активно размещают свои вооруженные силы на самой границе с Российской Федерацией. Представьте себе ту истерику, которая поднялась бы в Вашингтоне, если бы Россия размещала свои войска и советников в Мексике или в странах Карибского бассейна.

Одним словом, Вашингтон и его военная машина на самом деле предпочитает противостоять России. Это та борьба, в которой вооруженные силы все еще чувствуют себя комфортно. В конце концов, это то, к чему высшие командные чины готовились во время последних лет холодной войны, которая длилась полвека. Антиповстанческая деятельность вызывает только разочарование, а саму ее решительной не назовешь. Перспектива приготовления к «настоящей войне» против старых добрых русских с их танками, самолетами и артиллерией — вот то, для чего создавались вооруженные силы!

И все это — вопреки разгоряченным разговорам о сговоре Дональда Трампа с Россией, при нем только расширилась военная экспансия США в Европе, которая началась в обамовскую эру. Пока я безнадежно маялся в Ираке и Афганистане, вооруженные силы США на самом деле перебрасывали боевые бригады из Германии и размещали их на американской земле (конечно, когда они не воевали где-нибудь на Большом Ближнем Востоке). В поздние обамовские годы, Пентагон стал возвращать те силы в Европу и размещать их в Прибалтике, Польше, Румынии и в других странах, все ближе к России. Этот процесс не окончен, и в этом году ВВС США доставили в Европу свою крупнейшую со времен холодной войны партию боеприпасов.

И не заблуждайтесь: война с Россией стала бы ненужной катастрофой — и она может стать ядерной. Стоит ли так рисковать ради Латвии?

С российской точки зрения, конечно, именно Вашингтон и его экспансия (по определению) антироссийского альянса НАТО в Восточной Европе являются подлинными агрессорами в этом регионе. И Путин в этом прав. Более того, честная оценка ситуация предполагает, что Россия — страна, экономика которой по своему размеру примерно равна экономике Испании, — не имеет ни желания, ни возможностей для вторжения в Центральную Европу. Даже в прежние наихудшие дни холодной войны — как мы сейчас знаем из советских архивов — завоевание Европы никогда не было на повестке дня у Москвы. И сейчас нет.

Тем не менее, вооруженные силы США по-прежнему готовятся к тому, что командующий Корпусом морской пехоты генерал Роберт Неллер, обращаясь к части своих сил в Норвегии, назвал предстоящим «большим сражением». Если Вашингтон не будет вести себя аккуратно, то он сможет заполучить ту войну, которую он, кажется, хочет, и ту, которая никому в Европе и в остальном мире не нужна.

ВМС США давно относился и относится к мировым океанам так, будто это американские озера. Вашингтон не предоставляет такой же любезности никакой иной великой державе или национальному государству. И только сейчас военно-морским силам США, наконец-то, брошен вызов за рубежом — в частности, в западной части Тихого океана. Поднимающийся Китай с его быстро растущей экономикой и давно накопившимся недовольством от давней истории европейского имперского господства посмел утвердиться в Южно-Китайском море. В ответ Вашингтон среагировал панически и агрессивно.

И нечего обращать внимания на то, что Южно-Китайское море — это Карибское море Пекина. А Карибское море — это тот уголок мира, где Вашингтон давным-давно присвоил себе право творить в военной сфере все, что ему заблагорассудится. Да, черт побери, Южно-Китайское море содержит слово «Китай» в своем названии! Вооруженные силы США сейчас — с достаточными данными, чтобы убедить только неинформированных, — утверждают что растущий флот Китая намерен господствовать в Тихом океане, а возможно и глобально. Конечно же, на данный момент Китай располагает всего двумя авианосцами. Один из них восстановленный и старый по сравнению с 11-ю полноразмерными и девятью малыми авианосцами американских ВМС. И да, Китай еще по-настоящему не атаковал никого из своих соседей. Но, все равно, американскому народу говорят, что их вооруженные силы в будущем должны готовиться для возможной войны с самым населенным государством на планете.

В духе этого ВМС США приступили к прямому передовому развертыванию еще большего количества своих сил и средств — еще больше кораблей, морских пехотинцев и сухопутных войск в тихоокеанском поясе, окружающем Китай. Тысячи морских пехотинцев сейчас размещены в Северной Австралии. Военные корабли курсируют в южной части Тихого океана. А Вашингтон послал невнятный сигнал Тайваню. Даже Индийский океан недавно стали рассматривать в качестве вероятного театра военных действий против Китая. В то же время ВМС США наращивает свою активность по патрулированию в этом регионе, а Вашингтон ведет переговоры об укреплении военных связей с поднимающимся соседом Китая — Индией. В качестве символического жеста вооруженные силы недавно переименовали свое бывшее Тихоокеанское командование (Pacific Command — PACOM) в Индо-Тихоокеанское командование (Indo-Pacific Command — INDOPACOM).

Неудивительно, что высшее военное руководство Китая произвело соответствующую эскалацию. Они дали указание своему командованию в Южно-Китайском море готовиться к войне, предприняли в Южно-Китайском море свой набор провокационных мер, а также выступили с угрозой осуществить интервенцию в Тайвань), если администрация Трампа изменит давнюю политическую позицию Америки «Одного Китая».

С точки зрения Китая, все это более чем логично при том, что президент Трамп также развязал «торговую войну» против Пекина и интенсифицировал свою антикитайскую риторику. И все это, в свою очередь, соответствует деятельности Пентагона по наращиванию милитаризации по всему миру.

Нет земли слишком удаленной

Но не только Африку, Азию и Европу выбрал Вашингтон для милитаризации. Как сказал бы Доктор Сьюз, «это еще не все, о нет, это еще не все». Фактически, более или менее каждый дюйм нашей вращающейся планеты, еще не занятый государством-конкурентом, обречен стать ареной борьбы за милитаризацию. США давно представляют собой государство-уникум в том, что касается раздела всей поверхности планеты на географические (боевые) командования, во главе которых стоят генералы и адмиралы, которые функционально служат как региональные проконсулы в стиле имперского Рима.

И годы Трампа лишь укрепляют этот феномен. Возьмите, например, Латинскую Америку, которая в обычных условиях рассматривается как пространство, не угрожающее Соединенным Штатам. Тем не менее, это пространство уже находится под надзором Южного командования США (U.S. Southern Command — SOUTHCOM). А недавно, уже после выраженных угроз «вторгнуться» в Венесуэлу, президент Трамп провел целую предвыборную кампанию, возбудившую его электоральную базу, на том основании, что караван отчаявшихся беженцев из стран Центральной Америки — ответственность за дестабилизацию которых, прежде всего, несут США — представляет собой буквальное «вторжение», а, значит, еще одну военную проблему. А потому он направил более 5 000 военнослужащих (больше, чем в настоящее время служат в Сирии или Ираке) на американо-мексиканскую границу.

И хотя он был не первым, кто попытался это сделать, но он все-таки предпринял попытку милитаризовать космос и создать пятый вид вооруженных сил США, ориентировочно названный как «Космические силы». В этом есть смысл. Война давно уже трехмерна. Так что, почему бы не вынести милитаризм США в стратосферу, даже если Армию США — совершенно очевидно — обучают и готовят к новой «холодной» войне (это не игра слов) с вечно готовым противником — Россией — где-то в районе Полярного круга.

Если миру — такой, каким мы его знаем, — предстоит исчезнуть, то это произойдет благодаря долгосрочной угрозе изменения климата или абсурдной ядерной войне. В обоих случаях Вашингтон поднимает планку и удваивает свои усилия. В том, что касается изменения климата, администрация Трампа, конечно же, кажется, твердо намерена выгружать в атмосферу все больше парниковых газов. Что же касается ядерного оружия, то, вместо того, чтобы признать, что его применять нельзя, и постараться еще больше сократить раздутые арсеналы США и России, эта администрация, как и администрация Обамы, привержена вкладывать все возможные средства, чтобы за 1,6 триллиона долларов провести полномасштабную «модернизацию» этого арсенала. Любая группа, хоть немного рационально мыслящих действующих лиц давным-давно признала бы то, что победить в ядерной войне невозможно и что такая война — формула для массового уничтожения человеческого вида. Но мы имеем дело не с рационально мыслящими действующими лицами, а с военным истеблишментом, который считает разумным шагом выход из договора времен холодной войны о ракетах средней и меньшей дальности с Россией.

На этом заканчивается наше путешествие по Планете Земля по версии вооруженных сил США.

Часто говорят, что, по Оруэллу, каждой нации требуется враг, чтобы она объединилась и дисциплинировала свое население. Тем не менее, США, должно быть, стоят совершенно отдельно во всей истории как единственная страна, милитаризирующая весь земной шар (и прилегающий к нему космос в придачу) и готовящаяся воевать с кем угодно.

Вот это исключительность!

(Visited 5 638 times, 1 visits today)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *