Михаил Калашников и история с ним и без него

Создателю всемирно известного автомата Калашникова сегодня исполнилось бы 100 лет

Михаил Калашников — это даже не имя. И тем более не история. Это сама история, вплетённая в имя. И это имя, навеки ставшее историей.

История Калашникова

Собственно, ни историю Михаила Калашникова, ни историю его автомата вспоминать не будем. Просто нет смысла. Тысячи раз всё описано, а сам автомат к тому же держал в руках практически каждый русский мужчина. Даже если не служил в армии. Речь о другой истории. Об истории необходимости Калашникова и «Калашникова».

В Великой Отечественной войне выяснились многие неприятные вещи о тогдашней Советской армии, которую оправданнее было бы назвать даже просто ополчением. По крайней мере до тех пор, пока с неё не снял красную окалину Сталинград и всем не стало ясно, что солдат, настоящий солдат, на смерть идёт за Родину, а не за доктрины.

Но проблемы были и другого рода. И главные — с оружием. Солдат тогда воевал с трёхлинейкой Мосина — винтовкой по-своему гениальной, простой, надёжной. Но неэффективной. Слишком здоровенная, слишком тяжёлая, а главное — слишком нескорострельная. И для каждого нового выстрела надо прицеливаться, ибо прицел сбивается при передёргивании затвора. И в окопе при рукопашной винтовкою такой не намахаешься.

Другим видом огнестрельного оружия бойца служили пистолеты-пулемёты. Они были лишены многих недостатков отдельной винтовки, но обладали недостатками своими. Это и пистолетный патрон с его малой убойностью, это и быстрый перегрев ствола при стрельбе очередями, это и — главное — малая прицельная дальность. Но зато скорострельность и удобство в бою.

Михаил Калашников с пулемётами собственной разработки, 2005 год. Конструктор передал коллекцию пулемётов в музей Московского Кремля.

Вот в Сталинграде как раз и встал настоятельный вопрос о том, чтобы создать оружие, соединяющее в себе достоинства винтовки и пистолета-пулемёта. Нужна была этакая штурмовая винтовка, которой удобно вести бой на близкой дистанции войны в городе. Ну или, если угодно, необходим был небольшой пулемёт, обладавший той же заградительной мощью, как обычный пулемёт в сражении на открытой местности, но с которым можно было бы вести бой и в непосредственном соприкосновении с противником.

Вот такую «винтовку-пулемёт» Михаил Калашников и создал.

История с Калашниковым

Конечно, не он один работал над этой проблемой. Да и не сам он создал условия для появления автомата своего имени. Достаточно сказать, что для успеха нового оружия нужен был и новый патрон, который назвали промежуточным: полегче винтовочного с его часто избыточной мощью, но и потяжелее пистолетного, чьей мощности как раз не хватало.

Так оно всегда бывает. Ракета Королёва — плод творчества многих людей, даже часто далёких от собственно ракетной отрасли. Гениальный конструктор в наше время — это прежде всего гениальный объединитель всего полезного, что может послужить его детищу.

В автомате Калашникова тоже собрано всё полезное. И, как говорят, это истинный признак гениальности: ни капельки лишнего. У Калашникова получилось произведение искусства в оружейном деле.

Автомат Калашникова АК-12К в конгрессно-выставочном центре военно-патриотического парка культуры и отдыха Вооружённых сил РФ «Патриот».

Его автомат простой: снял с предохранителя и стреляй. Отстрелялся, почистил три детальки — оружие снова готово к бою. Знать его солдату просто не требуется сверх минимума. Тот самый случай, когда с ним может обращаться и обезьяна: ходят по Всемирной сети кадры, где какие-то африканские солдаты прикола ради всучили один «Калашников» в лапы шимпанзе, а она возьми да и начни стрелять. Едва тех солдатиков и не положила…

Автомат Калашникова — надёжный: в грязь уронил, поднял, чуть обтёр и стреляй. И хоть под водой стреляй. Сборка-разборка тоже проще некуда: любой призывник из самой далёкой деревни разберётся с этим делом за пару минут.

Автомат Калашникова — эффективный. Стреляет на километр, прицельная дальность — 600 метров, на 300 метрах гарантированно валит любую цель. При этом обучают солдата только одному правилу: стрелять очередями, отсекая, однако, не более двух-трёх выстрелов. Просто потому, что надо снова прицелиться, так как ствол уходит кверху. Но при необходимости из автомата Калашникова можно «поливать», как из пулемёта. Разве что попадание при этом не гарантируется. Ну так у Калашникова и пулемёт соответствующий разработан. Тоже надёжный, как портянка, и убойный, как сама смерть.

Вот за эти основные качества автомат Калашникова и приобрёл такую популярность, что воистину стал фактором истории. С ним делали историю, и история принимала его в себя.

История без Калашникова

Да, существует вечное интеллигентское нытьё: Калашников создал всё-таки орудие убийства, а не, скажем, великолепное пианино.

Но действительно и другое. Убивает не оружие, убивают люди. И на войне стреляют не в… людей. Стреляют на войне в оружие, которое стреляет! На войне в некотором смысле нет людей. Взял оружие в руки, приготовился стрелять — всё, ты уже не личность под Богом. А боевой комплекс. Вроде робота. Человек тут — только приставка к смерти. А уж чем её причинить — палкой ли, камнем, автоматом или атомною бомбою — дело уже вспомогательное. Истинно смертоносным является не оружие, а человек, добивающийся своих целей через смерть другого.

В этом смысле история без Калашникова и его «Калашникова» мало чем изменилась бы. В конце концов, США совершали свои бесчисленные агрессии с 1947 года, когда появился первый АК, с совсем другим армейским оружием. И что изменилось от этого в судьбах миллионов вьетнамцев, павших от пули М-4 или М-16?

Зато «Калашников» завоевал весь мир. Более того, он завоевал репутацию не только себе, но и всей России, всему русскому народу. Репутацию народа надёжного и покладистого, как автомат Калашникова, поставленного на предохранитель. И народа, способного смертельно огрызнуться, если его вынудят этот предохранитель перевести в положение «стрельба очередями».

Loading...