Loading...

Курс валют-2020: Удар США по Багдаду укрепил нефть и рубль

Если Иран блокирует Ормузский пролив, цены на «черное золото» взлетят к небесам

3 января, на первых в 2020-м году торгах на Московской бирже, доллар и евро подешевели. Курс доллара упал на 19 копеек до отметки 61 рубль 79 копеек. Евро подешевел на 46 копеек — до 69-ти рублей.

Loading...

Ослабление доллара (читай — укрепление рубля), без сомнений, связано со скачком цен на нефть. Стоимость барреля Brent превысила $ 68 на фоне новостей о гибели командующего спецподразделением «Аль-Кудс» иранского Корпуса стражей исламской революции Касема Сулеймани. Иранский генерал был убит в результате авиаудара США.

Напомним, международный аэропорт в Багдаде подвергся обстрелу в ночь на 3 января. Всего погибли восемь человек. Авиаудар был нанесен по распоряжению президента США Дональда Трампа. Пентагон утверждает, что генерал Сулеймани планировал атаки против американских дипломатов, а также нес ответственность за гибель «сотен военных» США.

Одним из итогов авиаудара стало ралли на биржах. Так, в ходе торгов на Интерконтинентальной бирже на 6:50 мск стоимость мартовских фьючерсов на нефтяную смесь марки Brent выросла на 3,15%, до $ 68,15. Февральские фьючерсы марки WTI подорожали на 2,8%, до $ 62,83. На открытии торгов стоимость нефти WTI поднималась до $ 63,81.

Loading...

Не исключено, что это только начало. Верховный лидер Ирана аятолла Хаменеи уже заявил, что Иран отомстит за убийство генерала. Также отомстить пообещал президент страны Хасан Роухани. «Великая иранская нация и другие свободолюбивые страны региона отомстят США за их страшное преступление», — заявил он.

Возможно, это не блеф. По мнению бывшего вице-президента США Джо Байдена, Трамп провоцирует Тегеран на ответные действия, и тем самым «закладывает динамит в пороховую бочку». Показательно, что госдепартамент призвал граждан США незамедлительно покинуть Ирак.

Это значит, вероятность вооруженного конфликта вокруг Тегерана снова довольно высока. И в такой ситуации неплохо понять: что означает перспектива войны с Ираном для мирового рынка нефти?

Иранский экспорт нефти в марте, по данным Platts, составлял 1,7 млн. баррелей в сутки (б/с), в том числе 628 тыс. б/с ушло в Китай и 357 тыс. б/с в Индию. В ноябре 2018 года, когда США ввели санкции против иранского нефтяного экспорта, он проседал до 1,06 млн. б/с против примерно 2 млн. б/с в ноябре 2017 года.

Что такое 1,7 млн баррелей для мирового рынка? Объем иранского нефтяного экспорта сопоставим с наличествующей на сегодня свободной добывающей мощностью в странах ОПЕК, даже без учета проблемных Венесуэлы, Ирака, Нигерии и Ливии.

То есть, на первый взгляд, ситуация не выглядит катастрофической. Но на этом хорошие новости заканчиваются и начинаются проблемы.

И прежде всего это, конечно, Ормузский пролив — артерия шириной чуть более 50 км, через которую проходит основной экспорт нефти из Персидского залива. Когда в апреле 2019 года США запретили миру покупать нефть у Ирана, командующий морскими силами Корпуса стражей исламской революции Алиреза Тангсири заявил, что Тегеран готов перекрыть Ормузский пролив. Цены на нефть отреагировали тогда ростом на 2,5% — через пролив идет примерно 20% мировых поставок нефти.

До перекрытия Ормузского пролива в апреле не дошло, но может дойти на этот раз. И тогда, надо думать, цены на нефть рванут к небесам.

Проблема не только в перекрытии пролива. Если в этом районе начнутся боевые действия, существует риск остановки танкерного трафика. Капитаны и владельцы судоходных компаний сами откажутся направлять суда в Залив, где их могут потопить.

Да, морским поставкам есть альтернатива — саудовский нефтепровод Восток-Запад (Petroline) через Аравийский полуостров к терминалу Янбу на Красном море. Свободные мощности трубы — до 3 млн. баррелей в сутки. Но даже в этом случае перебоев с поставками вряд ли удастся избежать.

России такая ситуация, понятно, на руку: бюджет РФ выиграет от роста нефтяных цен и, возможно, роста добычи. Сумеет ли Москва воспользоваться ситуацией?

— Происходящее можно сравнить с событиями сентября 2019 года, когда йеменские повстанцы-хуситы заявили, что атаковали два саудовских нефтеперерабатывающих завода (НПЗ) при помощи беспилотников, — считает президент Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич. — Среди объектов, на которое тогда было совершено нападение, был один из крупнейших в мире НПЗ саудовской компании Saudi Aramco в Абкаике.

Алармистские настроения в сентябре 2019-го были даже сильнее, чем сейчас. Согласно заявлению Saudi Aramco, атака привела к выбытию мощностей по добыче в 5,7 млн. баррелей нефти в сутки — это составляло 58% добычи страны и около 6% мировой.

Страхов в сентябре-2019 было много, но скачок нефтяных цен наблюдался только в первый день, а потом практически сошел на нет. Можно сказать, атака на НПЗ привела максимум к тому, что сорвала игру на понижение — цена на нефть осталась на прежнем уровне.

Сейчас нефть подпрыгнула на 4% — немного для такого события, как убийство Сулеймани. Тем более, сейчас рождественские каникулы, объемы торгов меньше, и спекулянтам проще раскачивать рынок. Получается, по идее цена нефти могла подпрыгнуть и выше.

«СП»: — Почему же она не подпрыгнула?

— Я считаю, одно это говорит, что мировая экономика более высоких цен на нефть просто не потянет. Здесь — конечный ограничитель. Каким бы сильным кризис не был, какой бы геополитический риск не возникал — есть объективные сдерживающие факторы: невозможно, чтобы нефть росла, а вся мировая экономика стагнировала.

Все игроки это понимают. В преддверии катаклизмов в мировой экономике — снижения темпов роста и потенциального падения рынков в 2020 году — они не хотят надувать цену нефти. Поскольку это создаст дополнительные риски для мировой экономики, которая и без того дышит на ладан.

Возможно, даже нынешние цены на нефть — предельные. Добыча дополнительно сокращена по соглашению ОПЕК+, и Россия уже дает понять, что, возможно, не станет продлевать соглашение. Если следом из сделки выйдет Саудовская Аравия, а сланцевые компании США и Канады (они, кстати, прекрасно себя чувствуют) еще нарастят добычу — цены пойдут вниз.

В таких условиях, замечу, я просто не верю в нефть по $ 100 за баррель. Для этого должен взорваться весь Ближний Восток.

«СП»: — Обострение между США и Ираном может вылиться в боевые действия?

— Я так не думаю. Может быть, со стороны Тегерана последуют ответные диверсии, но общей картины они не изменят: к таким эксцессам привыкли.

Геополитические риски на Ближнем Востоке уже давно оцениваются скептически. Еще 10 лет назад эти риски выглядели гораздо страшнее, но теперь воспринимаются как нечто обыденное.

«СП»: — Как события вокруг Ирана отразятся на курсе рубля?

— Для рубля — это временный позитив. Хотя не думаю, что иранский фактор скажется всерьез. Дело в том, что другие факторы играют на ослабление национальной валюты. Это исполнение бюджета и взаиморасчеты по году, которые сейчас происходят — они всегда сопровождаются выбросом большого количества рублей.

Кроме того, правительство РФ практически открыто заявляет, что не заинтересовано в укреплении рубля. И рычагов, которые мешают рублю укрепляться, в руках кабмина достаточно.

Так что серьезного колебания рубля из-за Ирана я не предвижу.

— Картина пока неясная — показательно, что Трамп события никак не прокомментировал, — отмечает ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. — Да, в теории Тегеран может попытаться блокировать Ормузский пролив — но тогда США начнут просто топить иранские корабли. Все же сбои в поставках нефти через пролив — слишком серьезная угроза: каждый пятый баррель нефти доставляется этим путем.

Но если дойдет до боевых действий, мы увидим скачок цены барреля минимум на $ 20 вверх. Опыт прошлых лет показывает, что любые военные операции в ареале Залива дают премию в $ 20−40 за баррель, в зависимости от масштаба и интенсивности боевых действий.

Но, не исключено, что после «обмена любезностями» Вашингтона и Тегерана ничего не последует — и роста цен на нефть н будет.

Причем, надо понимать: цена на нефть моментально разогналась еще и потому, что с 1 января начали работать новые квоты — сокращенные — на добычу нефти, поскольку вступило в силу соглашение ОПЕК+.

Возможно, в ближайшие дни, на резких высказываниях мировых лидеров, нефть продолжит дорожать, и даже пробьет $ 70 за баррель. Но в дальнейшем неизбежен откат в коридор $ 64−65 — дороже нефть стоить просто не может, если исходить из фундаментальных факторов.

«СП»: — Россия на нынешнем скачке цен на нефть много выиграет?

— Всего за три года, пока действует соглашение ОПЕК+, российский бюджет заработал на нем 6,2 трлн. рублей — по оценке Минэнерго. Но заработаем ли мы сейчас, сказать трудно.

Нефтяные цены — штука кованая. Чем быстрее они забираются вверх, тем быстрее потом летят вниз. В итоге зачастую получается игра с нулевой суммой.

(Visited 6 times, 1 visits today)
Loading...