Loading...

Новая думка Украины: «Агрессор» ведет себя как-то странно

Какие изменения принесет 2020 год в отношениях между Киевом и Москвой

Агрессивно-милитаристский подход к России, который Киев практиковал все последние постмайданные годы, в 2020-м может поменяться на прагматичный с восстановлением экономических и торговых связей. Такой прогноз на будущее в отношениях двух стран дал украинский политолог, директор Института анализа и менеджмента Руслан Бортник.

Loading...

Однако у него нет иллюзий насчет Владимира Зеленского, который, по мнению политолога, восстановить украино-российские отношения — за что выступает все больше людей — не сможет.

Его задача была — смести Порошенко, и он справился с этим, считает Бортник.

При этом сам путь, по которому Украина пошла при Зеленском, он тот же самый, которым шел Порошенко и Ко.

«У нас изменилась власть, но не изменился курс. Это нехарактерно для Украины, потому что у нас каждые выборы — это качели, то прозападный курс, то пророссийский, то донецкие, то днепропетровские. А тут впервые в истории Украины, после выборов президента внешний и внутренний вектор не поменялись», — отметил политолог.

Вместе с тем, он почему-то считает, что в новом «сезоне» Киев будет относиться к Москве прагматично, а не агрессивно-милитаристски, как было все пять предыдущих лет.

И Бортник, со своей стороны, не одинок…

То, что Киеву придется серьезно менять риторику, признает и известный украинский политтехнолог Владимир Грановский.

Комментируя недавно в эфире телеканала «Россия 1» ситуацию с заключением соглашения между Москвой и Киевом о транзите российского газа через Украину, он прямо дал понять, что с момента подписания этого договора украинская словесная русофобия теряет актуальность.

По его словам, можно говорить о том, что в украино-российских отношениях есть «неурегулированные споры», но называть Россию «агрессором» абсолютно бессмысленно.

«Граница конфликта находится в пределах Украины. Вооруженных конфликтов на территории Украины и России у нас нет, — подчеркнул он. — Особо я бы выделил договор по транзиту. Это очень важный момент, фактически, мы должны менять риторику. Мы не можем с января 2020 года называть Россию страной-агрессором».

С другой стороны, для украинского «патриота» сегодня ненавидеть «москалей», это нормально. И публику на эту «волну» настраивает не только злобно-истеричная Фарион или сумасшедший Корчинский, которым очень хочется «сплясать гопак» на «развалинах Кремля». Многие государственные и политические деятели современной Украины говорят примерно то же в адрес Москвы, даже не пытаясь включить ни логику, ни здравый смысл.

— Говорить можно, что угодно, но ценятся не слова, а дела, — комментирует ситуацию политолог и публицист Михаил Синельников-Оришак. — Поэтому сменят они риторику или нет, важно, прежде всего, как они будут себя вести по отношению к России. Я уверен, что все сохранится.

Украина — это крайне недружественное России государство и будет таковым оставаться. Оно строилось с начала 90-х гг. именно как АнтиРоссия. И я не вижу ни одной причины, по которой что-то изменится.

«СП»: — А вот украинский политолог Грановский, считает, что после подписания транзитного договора с Москвой Киеву придется поменять риторику…

— У нас очень большое внимание уделяют газовому транзиту. Но забывают, например, десятилетний контракт на транзит нефти, который был тоже подписан.

И там ситуация просто феноменальная. Если по газу мы связаны контрактами с Европой, то нефтяного транзита ни то, что на десять лет, а вообще можно было избежать. Тем не менее, Россия почему-то это подписывает.

Знаете, это взгляд из окошка ларька, а не с точки зрения государственных интересов. Если же исходить из государственных интересов, то надо, во-первых, честно признаться, что происходит с Украиной. Во-вторых, выбросить из головы утверждение Бжезинского, что Россия якобы не может прожить без Украины.

Как не может?

Мы без Украины уже были Третьим Римом когда-то. Мы миновали Смутное время. В конце концов, когда Украина была оккупирована, мы выиграли Вторую мировую войну.

300 лет, начиная, с русских царей, заканчивая большевиками, Россия кормит Украину ресурсами, землями (подкидывает ей исконно русские)… И что-то не в коня корм.

Может быть, надо вообще серьезно прийти к разговору, почему так происходит. Как нам относиться? Стоит ли идти по этой утопической теории братства? А главное, понять, что мы сами, здесь, для себя хотим.

Мы хотим, несмотря ни на что, из каких-то утопических представлений платить им дань?

Но сейчас политика именно такая.

Что там Оржель сказал (Анатолий Оржель, министр экономики Украины — прим.) по газовому контракту? Он сказал, что Киев рассчитывает за эти пять лет получить 18 млрд. долларов дохода, включая выплаты по Стокгольмскому арбитражу.

Я не счел за труд и посмотрел, сколько Украина получила за те же самые пять лет (с 2014 года) от своих иностранных партнеров. Цифры примерно такие: от МВФ было получено 28,5 млрд. долларов макрофинансовых кредитов. Евросоюз вместе с отдельными странами, Европейский банк реконструкции и развития и Европейский инвестиционный банк предоставили 16 млрд евро. Это тоже кредиты и инвестиции.

Всемирный банк вместе с Международным банком развития и реконструкции где-то порядка 6 млрд. долларов дал. Соединенные Штаты — 5 млрд. долларов: два из них, это гранты, и еще три — гарантиями.

То есть, нам всучили «чемодан без ручки». Его никто не хочет кормить. Его особо никто и не кормит — я имею в виду из иностранных так называемых «партнеров». В итоге мы продолжаем платить за этот «чемодан», а этот «чемодан без ручки» нас еще и посылает куда подальше.

«СП»: — Значит, мы позволяем «посылать»…

— Поэтому я и говорю, что надо как-то осмыслить эту ситуацию. Одной «братскостью» здесь апеллировать бессмысленно. Разделение, оно не по крови, разделение — в мозгу.

И главная наша ошибка — мы рассчитываем, хотим, чтобы они за нас сделали нашу работу. Это касается и Донбасса. Мы сами для себя не хотим определить, что с этим делать здесь, в России. А они должны что-то там за нас сделать, чтобы это было выгодно нам.

Да не будут они ничего делать, чтобы было выгодно нам. Они будут делать, как выгодно им. И продолжают это делать.

Поэтому вопросы здесь не столько к Украине — с ней все более-менее понятно. Вопросы к нам самим — к России.

Политический обозреватель ИноСМИ Дмитрий Бабич считает, что атмосфера в отношениях Киевом и Москвой все-таки сменилась:

— Это, действительно, итак. Хоть и с трудностями, но состоялась личная встреча двух президентов — Путина и Зеленского.

Причем, особенно трудно, мне кажется, было именно Зеленскому. Перед саммитом в Париже на него оказывалось очень сильное давление со стороны американских и европейских СМИ. Там просто откровенно от него требовали быть с Путиным как можно более жестким.

Поэтому Зеленскому, конечно, было очень трудно. Но, обратите внимания, он все-таки не вел себя так вызывающе и враждебно, как Порошенко.

То есть, изменения уже произошли. Плюс, состоялось, как мы знаем, два обмена удерживаемыми лицами — при Порошенко об этом даже речи быть не могло.

Все это, на мой взгляд, говорит о каких-то маленьких шажках в сторону оттепели.

«СП»: — Что-то не очень это заметно, поскольку солировать там продолжают свидомые патриоты…

— Дело не в них. Запад ни в коем случае не позволит Зеленскому и Украине отказаться от основных идеологических постулатов, относительно России.

По-прежнему будут говорить, что это «Россия напала» на Украину. В Донбассе — не гражданская война, а «российская агрессия». И если бы Россия не оказала поддержку сепаратистам, то они все счастливо бы жили в составе майданной Украины.

Это, конечно, не так.

Любой человек, немножко знакомый с украинской прессой, знает, какой накал ненависти там был в украинских изданиях по отношению к Донбассу. Не только на Западной Украине, но и в киевской прессе. В СМИ Центральной Украины.

Война, прежде чем начаться на поле битвы, началась на газетных полосах, в радио- и телеэфире.

И тут такие карикатурные фигуры, вроде Фарион и Корчинского, выглядят совсем не так страшно на фоне «серьезных политиков» — Турчинов, Аваков и др. — людей, у которых была реальная власть, и сотни тысяч вооруженных людей в подчинении.

От этих идеологических постулатов Запад Украине отойти просто не позволит.

«СП»: — А сами-то они хотят? Или уже переформатировались, исходя из новых реалий?

— Я думаю, что Центральная и Восточная Украина переживает этот период, эту риторику очень тяжело. Ну, какой Россия — враг Одессе?

Но украинские газеты пишут, что жители боятся высадки российского десанта и бомбардировок устья Днестра… Что за бред? У нас что, продолжается война с гитлеровцами?

Представить себе в здравом уме «бомбардировки Днестра» и «штурм Одессы российскими войсками» просто невозможно.

Западная Украина — другое дело. Они всегда были настроены на войну. И, мне кажется, это огромная ошибка, что мы приняли в свое время такого «Троянского коня» в свой состав. В наши дни это создало тяжелейшую ситуацию для России и русских на Украине.

Так что, не стоит ожидать, что риторика Киева диаметрально поменяется. Тем более что она станет более дружественной или даже нейтральной.

Прежде всего, не позволят западные страны, которые сдерживают Украину кредитами. Они требуют этого от руководства Украины, от бизнесменов. Соответственно, руководство и бизнесмены требуют этого от СМИ, а те, в свою очередь, накачивают людей.

(Visited 1 272 times, 1 visits today)
Loading...