Loading...

«Турецкий поток» неожиданно наткнулся на «крымский вопрос»

Несмотря на пуск «трубы», Анкара снова ставит вопрос о «деоккупации» полуострова

8 января, в ходе визита президента РФ Владимира Путина в Стамбул, власти Турции были намерены поднять вопрос «деоккупации Крыма». Об этом заявил министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко после телефонного разговора с главой МИД Турции Мевлутом Чавушоглу.

Loading...

«Мой коллега также отметил, что Турция поднимет вопрос деоккупации Крыма и освобождения украинских граждан, которые незаконно удерживаются в России и на оккупированных территориях, во время сегодняшнего визита Путина», — написал украинский политик в своем Twitter.

Напомним, Путин прибыл в Турцию для участия в торжественной церемонии запуска газопровода «Турецкий поток». Картинка получилась, что надо: российский лидер и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, а вместе с ними премьер Болгарии Бойко Борисов и президент Сербии Александр Вучич повернули символический вентиль — пустили газ.

Стоимость газопровода «Газпром» оценивал в € 7 млрд. Одна нитка мощностью 15,75 млрд. куб. м предназначена для потребностей Турции, а вторая — для снабжения стран Южной и Юго-Восточной Европы. Для Анкары, которая мечтает о роли хаба в регионе, «Турецкий поток» принципиально важен.

А после церемонии состоялись те самые переговоры, в ходе которых Чавушоглу обещал обсудить «деоккупацию». Прошли они в закрытом режиме — на сайте Кремля об их содержании ни слова. Очень сомнительно, что Эрдоган затронул в разговоре с Путиным крымский вопрос. Но нет сомнений, что турки не оставили идеи при случае разыграть эту карту.

Заметим, в марте 2014 года около 70% крымских татар бойкотировали референдум о присоединении полуострова к России. Недоверие к власти было вызвано депортацией 1944 года и ее последствиями.

В течение месяца после референдума Владимир Путин подписал указы о трех государственных языках в Крыму и политической реабилитации крымско-татарского народа, на обустройство которого федеральные власти сразу запланировали потратить 10 млрд. рублей до 2020 года. Но крымско-татарский вопрос до сих пор остается определенной проблемой.

Масла в огонь регулярно подливает и Турция. В марте 2014 года тогдашний турецкий министр иностранных дел Ахмет Давутоглу заверил экс-председателя оппозиционного крымской власти «Меджлиса крымских татар» * Мустафу Джемилева, что «если крымские татары будут подвергаться опасности, Турция будет первой страной, которая придет на помощь».

Летом 2015 года в Анкаре прошел Всемирный конгресс крымских татар, организаторами которого выступили Джемилев и действующий председатель Меджлиса Рефат Чубаров. Обоим политикам запрещен въезд на территорию РФ за призывы вернуть Крым в состав Украины.

С тех пор политическая поддержка Анкары никуда не делась. Так, в марте 2019 года на площади Бейязит в старой части Стамбула прошла акция протеста против «российской аннексии» Крыма.

Казалось бы, поставка Турции российских зенитных ракетных систем С-400, против чего буквально восстали США, совместные действия в Сирии, а также ввод в эксплуатацию черноморского газопровода должны сблизить Анкару с Москвой. Но неизменность турецкой позиции по Крыму говорит, что это далеко не так.

Что стоит за выкрутасами Анкары по поводу Крыма, может ли Турция попытаться дестабилизировать ситуацию на российском полуострове?

— Анкара подложила Киеву приличную свинью, построив «Турецкий поток», — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Газ по одной из ниток в начале 2020 года начали принимать Северная Македония и Греция, а также Болгария. В дальнейшем к ним присоединятся Сербия, Словения, Венгрия. А ведь раньше весь этот газ шел чрез Украину. Недаром с января 2020 года «Газпром» сократил объем украинского транзита втрое.

По сути, турки отобрали у Киева приличную долю дохода — де-факто помогла Москве стратегически прижать Украину, и поимели свой гешефт. Но при этом они пытаются представить дело так, что остаются вернейшими «друзьями» Киева — что будут и дальше поднимать вопрос «деоккупации Крыма».

«СП»: — Эрдоган действительно обсуждал с Путиным «деоккупацию»?

— Я совершенно уверен: вопрос Крыма на переговорах не поднимался. Путин его обсуждать просто бы не стал. И Эрдогану сейчас не имеет смысла портить отношения с хозяином Кремля. Турецкому лидеру стоило большого труда восстановить отношения с РФ после инцидента с нашим Су-24, сбитым турками в 2015 году в Сирии. Снова наступать на грабли — зачем?

Надо понимать, что Россия для Турции намного более важный партнер, чем Украина. Потому турки ведут игру: украинцам поддакивают и улыбаются, а реальные отношения развивают с Москвой.

«СП»: — Какое место в этой игре Анкара отводит крымским татарам?

— Поддержка соплеменников за рубежом — долговременная и неизменная стратегия Анкары. Турция поддерживает туркоманов в Сирии, азербайджанцев и Нагорный Карабах, устанавливает отношения с тюркоязычными республиками Центральной Азии.

Это такой испытанный способ укреплять влияние в различных регионах, все же Турция — бывшая Османская империя, об этом не стоит забывать.

Поддержка крымских татар — также элемент влияния, в данном случае на политику России. Турция, замечу, поддерживает даже обычных волжских татар, которые, конечно, этнические булгары — но тоже тюркоязычные.

«СП»: — Зачем это Турции?

— Турция позиционирует себя центром тюркской культуры и тюркской цивилизации. Это приносит туркам большие политические очки.

Ситуация чем-то похожа на нашу. Россия тоже представляет себя центром Русского мира — но конъюнктурно, большей частью на словах.

Просто в России у власти космополиты, а турки — националисты в расширенном смысле, культурно-этнические. Они за своих готовы реально постоять.

Напомню, в 1974-м Турция ввела на Северный Кипр войска — без всяких разговоров, никого не испугавшись. В результате 35% территории Кипра были заселены турецкой общиной, а конфликтующие стороны — греко-киприоты и турко-киприоты — были разделены буферной зоной ООН.

В 1983 году турко-киприоты свою часть острова объявили Турецкой Республикой Северного Кипра, которая с тех пор была признана только Турцией.

А мы с 2014 года все решаем: помогать Донбассу или не помогать, освободить Донбасс или нет. В этом заключается принципиальная разница между политикой Москвы и Анкары по отношению к соотечественникам за рубежом.

На деле, Турция, будучи на порядок слабее России как государство, осуществляет очень серьезное региональное влияние. И отказываться от такой политики турки, разумеется, не будут.

«СП»: — Анкара всерьез считает, что при случае может повлиять на обстановку в Крыму?

— Поддерживать крымско-татарский сепаратизм в Крыму — затея достаточно бесперспективная. Не думаю, что турки этим будут серьезно заниматься. Крымские татары на полуострове в меньшинстве. Начинать в Крыму войну руками татар — значит, заведомо проиграть, да еще с Москвой отношения испортить очень надолго. Анкаре это совершенно ни чему.

Что же касается публичных заявлений, мы с турками по разным вопросам тоже расходимся. Например, по вопросу о геноциде армян — мы геноцид признаем, наши официальные делегации приезжают в Армению и возлагают венки в память о жертвах.

Туркам это не очень нравится, тем не менее, они терпят. Вот и нам придется потерпеть отношение Анкары к вопросу крымских татар.

* Верховный суд Республики Крым 26.04.2016 года признал общественное объединение «Меджлис крымско-татарского народа» экстремистской организацией и запретил деятельность в России.

(Visited 3 151 times, 1 visits today)
Loading...