Loading...

Бунт-2020: Накроет ли Россию очередная волна протестов, вызванная медицинской реформой?

Неудачи с медицинской реформой могут привести к «тлеющей революции» по всей стране

По данным исследований института русского языка, одним из главных слов в Рунете в 2019 году стало слово «протест».

Loading...

Протестовали россияне не только из-за мусорной реформы и недопуска кандидатов на выборы в Мосгордуму. Сразу в нескольких регионах страны люди выходили на улицы из-за несправедливой и кощунственной медицинской реформы.

В Новгородской области закрывались круглосуточные стационары, власти не смогли обеспечить врачам должный уровень оплаты труда, под угрозой закрытия оказалось лор-отделение Областной детской клинической больницы. В результате недовольные новгородцы перекрыли федеральную трассу, в районах и областном центре при поддержке партий «Яблоко» и КПРФ прошло несколько митингов и народных сходов.

В Кемеровской области из-за действия местных властей под угрозой закрытия оказался междуреченский филиал Новокузнецкого противотуберкулезного диспансера, в городе прошли одиночные пикеты. Как итог — губернатор пошел на диалог с протестующими и уволил главу департамента по социальной политике Кемеровской области.

В Омске 71-летний врач отказался принимать пациентов, сославшись на низкую зарплату и плохие условия труда. Журналистам медик рассказал о том, что проработал 45 лет и сильно устал, пишет «МК».

Протесты и митинги на фоне медицинской реформы прошли в Екатеринбурге, Челябинске, Перми, Кургане, Саратове, Санкт-Петербурге и Москве.

Самая главная проблема российской медицины — это нехватка квалифицированных кадров и уровень оплаты труда врачей.

Так, по оценкам Росстата, в стране 60 тысяч врачей, дефицит среднего медицинского персонала составляет около 130 тысяч специалистов.

Если в крупных городах, таких как Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, нехватка медиков не ощущается остро, то на региональном уровне ситуация патовая.

В небольших городах не хватает неврологов, онкологов, хирургов, не говоря уже о сельской местности, где для того чтобы доехать до нужного специалиста, порой приходится преодолевать десятки, а то и сотни километров. Поэтому пожилые люди просто не в состоянии получить необходимую медпомощь вовремя.

Отсюда и рост смертности.

Владимир Путин в свою очередь заявляет, что на нацпроект «Здравоохранение» запланированы огромные деньги — 1 трлн 367 млрд рублей. Особый упор президент предлагает сделать на улучшении первичного звена здравоохранения: «Я хочу сказать, что, если первичное звено здравоохранения у нас будет в том состоянии, в котором оно находится до сих пор, то количество инфарктов и инсультов не уменьшится, потому что в первичном звене провал. Вот в чем проблема», — приводит слова Путина «Российская газета».

Не улучшается ситуация и с уровнем оплаты работников здравоохранения. В регионах зарплата врача не превышает 20−25 тысяч рублей. Поэтому многие медики либо берут дополнительные ставки, работая при этом по 60 часов в месяц, либо занимаются частной практикой или уходят в коммерческие медицинские учреждения.

Подводя итоги 2019 года, министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова заявила о фантастических успехах М»инздрава, среди которых: увеличение продолжительности жизни до 73,4 лет, полный переход на электронный документооборот в российской медицине, почти полное отсутствие дефицита лекарственных препаратов и дополнительные 550 млрд рублей на модернизацию работы первичного звена.

Вот как комментирует эту лапшу на ушах россиян лидер всероссийской профсоюзной организации «Альянс врачей», врач-офтальмолог Анастасия Васильева:

— Нужно понимать, что реформа здравоохранения началась еще в 2008 году. По сути, она уничтожает то, что было построено в советские годы, не создавая при этом новой правильно организованной медицинской помощи. В рамках всей инфраструктуры здравоохранения должны быть построены не только больницы, но и дороги, медучреждения необходимо снабдить лекарствами соответствующими мировым стандартам, у врачей должен быть доступ к пациентам, которые находятся в отдаленных деревнях и селах. А необдуманная огульная оптимизация в медицине привела к сокращению медперсонала в больницах и увеличению на них нагрузки. Прибавим сюда низкие заработные платы, которые не соответствуют никаким президентским указам, и получим абсолютно никчемную реформу здравоохранения, которая порушила все, что было создано в Советском Союзе.

«СП»: — Но ведь Владимир Путин все чаще стал обращать внимание на сферу здравоохранения, и чиновники ему вторят, на медицину сейчас тратятся колоссальные деньги…

— Да, чиновники говорят, как все плохо, но и что с того? Мало говорить, нужно что-то еще и делать. Да, Путин сказал недавно, что в Крыму плохая медицина. Так она везде такая! Поэтому люди все чаще стали выходить на улицы, и не только врачи, а уже их пациенты начали бастовать против дефицита врачей и недоступности медицины. Вся страна должна прийти к пониманию, что от состояния медицины зависит их жизнь. Пока лично меня не коснулись сокращения в медицине — из института глазных болезней уволили мою маму — меня эта проблема не так трогала, и теперь я хочу, чтобы люди в стране поняли, что увольнение медицинских работников касается каждого жителя России. Любой человек может оказаться на больничной койке. И нужно преодолевать циничное безразличие по отношению к врачам. В этом году многие медики поняли, что у них два варианта — либо протестовать, либо увольняться и вставать на кассу в «Пятерочку», а некоторым врачам, кого мы защищали, именно это и предлагали.

«СП»: — То есть советская система здравоохранения была значительно лучше, чем то, что есть сейчас?

— В Союзе была грамотно отстроена система диспансеризации. Первичная помощь была развита лучше, чем в наши дни. Конечно, мы бы хотели вернуться к советской системе здравоохранения, но мы не можем этого сделать.

«СП»: — А что из себя представляет эта самая реформа здравоохранения? Что власти реформируют?

— Вся политика федерального и регионального министерства сводится к одной простой задаче, которую ставят перед собой чиновники — завладеть теми или иными бюджетами, при этом сделать правильную статистику, чтобы кто-нибудь сверху по голове не настучал. Главврачи больниц больше озабочены не здоровьем пациентов, а пытаются влезть в достаточно жесткие рамки финансирования, которое им предоставлено территориальным фондом ОМС. Поэтому главврачи на планерках с врачами-акушерами заставляют их выявлять у рожениц, например, патологии — тогда больничные койки не будут пустовать, и больница и медики получат дополнительные деньги из Фонда обязательного медицинского страхования.

Также в больницах очень часто вынуждены подгонять статистические данные под определенные требования. Так, пациентам, которые умерли от гриппа или пневмонии, ставят другой диагноз, чтобы не портить статистику. А если так не делать, то власти начнут задавать вопросы главврачу, потому что им тоже потом отчитываться. А если главврач не будет подгонять статистические данные, то его и вовсе могут уволить. Вся эта реформа, которую я даже не хочу называть этим словом, построена на махинациях с бюджетом и статистическими данными, и никакими позитивными преобразованиями наши власти не занимаются.

«СП»: — В будущем году, по-вашему, недовольство медицинской реформой будет возрастать, и может ли это привести к еще более серьезным протестам по всей стране?

— Конечно, обстановка будет накаляться. Потому что политика государства в области здравоохранения не меняется. Даже на самом верху не могут договориться между собой, эффективна ли реформа или нет. Вот недавно вице-премьер Татьяна Голикова признала ошибки оптимизации. А министр здравоохранения в свою очередь говорит, что все прекрасно. И при таком положении дел, обстановка будет становиться все более напряженной. Машина оптимизации запущена и ее очень сложно остановить, врачей и дальше будут сокращать.

Нужно отметить и низкий уровень квалификации самих оптимизаторов. Путин сам признает, что положение в здравоохранении плачевное. Получается, это его личный провал, потому что он уже 20 лет у власти. Сейчас нет налаженной системы управления здравоохранением, у властей полная беспомощность перед лицом накопившихся проблем в российской медицине.

К борьбе за права врачей в 2019 году активно подключились и политические партии. Так, КПРФ организовали встречу новгородских врачей и представителя федерального Минздрава — этот разговор должен стать первым шагом к большому диалогу протестующих медиков и руководителей министерства.

Инициатором встречи стала руководитель фракции КПРФ в Госдуме Нина Останина:

— Я не могу назвать медицинской реформой то, что у нас происходит с 2010 года, когда вступил в силу закон об охране здоровья. Главным смыслом этого закона был переход на подушевое финансирование. Именно этот бухгалтерский принцип в подходе к формированию бюджетов на здравоохранение, сформулированный тогда руководителем минздрава Татьяной Голиковой, привел к закрытию и реформированию поликлиник и больниц в тех населенных пунктах, где этих «душ» мало — в деревнях, небольших городах и поселках. Понятно, что больничка в глухой деревне не приносит никого дохода, но она выполняет главную конституционную норму, обеспечивает право наших граждан на охрану здоровья. По сути, со времени вступления этого закона, принятого при министре Голиковой, перестали действовать 41-я и 7-я статьи Конституции, которые предоставляют гражданам России и социальные гарантии, и право на бесплатное медицинское обслуживание.

«СП»: — Почему?

— Потому что в самом законе заложена монетизация услуги здравоохранения, так как не было четкого разграничения между платными и бесплатными медуслугами. Российским больницам даже вменяли оказание платных услуг для того, чтобы они сами потом закупали лекарства. После парламентского возмущения — многие депутаты не приняли этот закон — министром здравоохранения стала врач Вероника Скворцова, которая, выступая перед депутатами, пообещала, что как только в министерстве поймут — новый закон вредит российской медицине, министерство его будет пересматривать. Но прошло уже 10 лет, и кроме негативных последствий для врачей и пациентов, никаких других итогов от действия закона нет. За это время почти вдвое сократилось количество медицинских учреждений. О чем говорить? Давайте вспомним случай в Новгородской области, где врач в полевых условиях зашивал пациенту руку, пользуясь плоскогубцами и охотничьим ножом! В регионе катастрофичная ситуация с медициной, при этом губернатор Новгородской области Андрей Никитин возглавляет в Госсовете направление по соцполитике.

«СП»: — Продолжатся ли в 2020 году протесты, связанные с медицинской реформой?

— Власть сделала все, чтобы подавить любые протесты и возможности проведения митингов. Но даже по реакциям президента Владимира Путина мы видим, что тема здравоохранения становится главной в повестке власти. И протесты, вызванные недовольством положением врачей и оказанием медуслуг населению, продолжатся. Но есть ли в стране политическая сила, готовая противостоять власти и отстаивать интересы граждан? Мы, КПРФ, в свою очередь не стремимся устроить бунт и революцию, но считаем, что необходимо обеспечить донесение реальной информации о положении дел в медицине до властей. Я могу сколько угодно критиковать губернаторов, но они вынуждены работать в рамках тех средств, что им выделяет федеральная власть. Необходимо менять систему распределения средств между центром и регионами. Сегодня только 3,5% выделяется из расходной части бюджета здравоохранение. Нужно 7%! Опять же, Владимир Путин на Госсовете в Калининграде говорит о том, что нужно выделять больше денег из федерального бюджета потому, что регионы не справляются самостоятельно.

«СП»: — Может ли нынешний медицинский протест оказать влияние на власть и вылиться во что-то большее?

— Конечно! Повторюсь, даже президент признает, что это едва ли не самая важная проблема, которая сейчас волнует общество. Я думаю, что в послании Федеральному собранию, которое Путин озвучит 15-го января, обязательно будут предложены меры по улучшению ситуации в здравоохранении. Важно убрать прокладку между бюджетом и пациентом в виде фондов ОМС. Предложение нашей фракции простое — довести финансирование из бюджета статей здравоохранения до 7%, второе — ликвидировать фонд ОМС и третье — восстановить первичное звено, увеличив заработные платы не только врачам, но и среднему медперсоналу.

(Visited 134 times, 2 visits today)
Loading...