Loading...

Три преемника Путина, а не один: Швейцарские эксперты не учли «версию-мечту» и «литературную версию»

Швейцарские эксперты выпустили материал о преемнике Владимира Путина, назвав лишь одно имя и подчёркивая, что решение уже принято и сопротивляться никто не посмеет. Однако, по меньшей мере, они не учли «версию-мечту» и «литературную версию» – ещё двоих преемников, чьи имена называли в разное время. Таким образом, сегодня мы склонны говорить о трёх кандидатах, а не об одном. И это как минимум.

Что будет, если Владимир Путин уйдет с поста президента России? Таким вопросом задался автор швейцарского издания Neue Zürcher Zeitung. Рассуждая об этом вопросе, журналист даёт свой сценарий возможного развития событий, в том числе рассказывает о «ставленнике» Путина и о том, кто будет «рулить» Россией.

Loading...

«В 2027 году Алексей Дюмин — сам глава Кремля», — пишет издание, отмечая, что ещё свыше 20 лет назад тот начал свою карьеру в аппарате безопасности президента и долгие годы нёс ответственность за личную безопасность Владимира Путина.

Надо сказать, на протяжении нескольких лет западные издания публикуют материалы не только с одним и тем же заголовком о «преемнике Путина», но и даже с идентичным списком кандидатов. Алексей Дюмин действительно неизменно входит в рейтинги. Вот и Neue Zürcher Zeitung пишет: согласно представленному изданием плану «Путин согласовал его кандидатуру с важнейшими игроками», и «никто не осмелился возмутиться». Тут же делается прогноз на изменение конституции для усиления роли премьер-министра (он впадёт в зависимость от депутатов, а не от главы государства), а также о «повышении роли председателя Совета безопасности», который станет одобрять кадровые решения, в том числе президента России.

Отметим, размышления на тему преемников Путина неизменно наталкиваются на нежелание самого президента России и Кремля делать какие-либо прогнозы. Неоднократно Путин отмечал, что сегодня надо работать — у нас очень много актуальных задач и не время делать прогнозы. Тем не менее, помимо Дюмина, назывались имена ещё нескольких вариантов преемника. Обобщая всевозможные рейтинги, Царьград выпустил материал о «версии-мечте» и «литературной версии», где эксперты называли своих предпочтительных кандидатов. В первом случае речь шла о министре обороны России Сергее Шойгу. Во втором — о писателе Захаре Прилепине. Что касается Дюмина, он также фигурировал в рейтинге в качестве героя «игры губернаторского корпуса».

Loading...

«Литературная версия»
У президента России 2024 года выпуска уже есть портрет. Нарисовали его мы с вами, приняв участие в опросе Всероссийского центра общественного мнения (ВЦИОМ). Это человек с высокой долей личной ответственности, желанием управлять страной и отстаивать интересы каждого русского на международной арене. Но как зовут преемника? Царьград в универсальном рейтинге выдвигает свои предположения.

«Тот, кто никогда не пожертвует самостоятельностью России, ее суверенитетом и статусом великой державы ради заморских «печенек», — именно так образ президента описывал, подводя резюме исследования, глава ВЦИОМ Валерий Федоров.

Штрихи к портрету добавляли и многие эксперты. А один из недавних участников дискуссии актер Иван Охлобыстин назвал «темную лошадку» президентской гонки: «Могу без лишней болтовни назвать имя — Захар Прилепин». В большом интервью с Прилепиным Царьград говорил о многом, в том числе о политических планах.

«Любой человек, который в России пишет так или иначе политизированные тексты, — он по факту уже является политиком, — признавался писатель в программе «Красный угол». — И я на эти темы иногда высказываюсь. У нас в законодательной власти сидят хорошие ребята, наверняка такие ответственные, но которые почему-то всерьёз считают, что они политики, а какие-то писатели — они не политики, они книжки пишут. В этом смысле, конечно же, и Пушкин политик, и Достоевский политик, и — не через запятую — я тоже занимаюсь так или иначе политикой. А чисто технологически политическая карьера меня не интересует совершенно, я это уже раз триста говорил».

Тем не менее и до этого, и позже политические «нотки» в репликах Прилепина звучали. Но как бы то ни было, Прилепин рисовал лишь общий образ президента, соглашаясь с общим мнением о личной ответственности лидера. В этом смысле он прекрасно существует в контексте авантюрной литературной версии.

«Версия-мечта»
В начале октября 2019 года ещё одна швейцарская газета Der Tages-Anzeiger назвала одним из лучших кандидатов на пост президента России министра обороны Сергея Шойгу. Прогноз сделали после «тихой таёжной охоты» — дня рождения Владимира Путина в Сибири, который президент отмечал вместе с министром. Собеседники Царьграда тоже говорили о кадровых перестановках с участием Шойгу, однако роль ему отводили иную.

Сергея Шойгу привыкли воспринимать как человека, способного справиться с любой задачей. Не в роли кризисного менеджера. Он, скорее, герой нашего времени. Именно поэтому, видя провалы в работе действующего правительства, «Кужегетыча» прочили в премьер-министры.

«Уже совершенно очевидно — вся Россия об этом говорит, что Шойгу своей работой, своими результатами давно заслужил более высокой должности в правительстве. Вы понимаете, о чем я говорю, да?» — отмечал военный обозреватель «Комсомольской правды» Виктор Баранец.

Дальше в рассуждениях пошёл экономист Михаил Делягин, полагая, что Шойгу может стать и техническим президентом, если это понадобится стране. Однако он не будет претендовать на роль первого лица в дальнейшей перспективе, «потому что с очень большим уважением относится к Путину». Если схема с премьером и техническим президентом воплотится в жизнь, добавлял экономист, это может означать лишь одно: Россия готовится к переформатированию не только правительства, но и всей государственной системы. Хорошо ли это? Вопрос сложный, но Делягин считает, что Шойгу справится с возложенной миссией. Если придётся.

Кандидат из зала
Кстати, в ходе большой пресс-конференции в конце 2019 года журналист «Комсомольской правды» Александр Гамов попросил президента России Владимира Путина рассказать о механизме трансфера власти — каким он его видит после своего ухода с должности. Ведь Путин работает последний срок, и, как отметил Гамов, вряд ли президент захочет менять конституцию.

— Рано или поздно нам придётся с вами формулу транзита власти изобретать, — сказал Гамов. — Не могли бы вы нас к этому тоже подключить, чтобы это не было неожиданностью.

— Да, вы бы могли быть одним из кандидатов, — тут же ответил Путин, Гамов воспринял это как шутку, а президент продолжил: — Конечно. А почему нет?

— Кто может быть, на ваш взгляд? Как это будет происходить? Конституцию вы вряд ли захотите менять, в то же время и вас не хочется терять, — завершил мысль Гамов.

Подробно останавливаться на трансфере власти Путин не стал. И представители президента, и сам российский лидер неоднократно говорили, что пока говорить об этом рано. Сегодня надо заниматься оперативной работой, а планирование будет чуть позже.

(Visited 1 001 times, 1 visits today)
Loading...