Loading...

Доллар объявил России «вечный шах»

Власти не снимают страну с «американской иглы», а просто сокращают количество денег у населения

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (после отставки правительства Медведева, ставший и.о.министра) заявил, что одним из способов Москвы противостоять односторонним американским санкциям является поэтапный отказ от доллара. Расширение расчетов в национальных валютах является одним из приоритетных направлений, и в октябре 2019 года уже были заключены соответствующие соглашения с Китаем и Турцией, подчеркнул Лавров в интервью изданию The Times of India, уточнив, что Россия надеется расширить использование национальной валюты в международных сделках со странами БРИКС.

Loading...

«Уход от привязки к доллару во взаиморасчетах рассматриваем в качестве объективной реакции на непредсказуемость экономической политики США и откровенное злоупотребление Вашингтоном статусом доллара как мировой резервной валюты», — приводит слова дипломата пресс-служба МИД РФ.

Интересно, что еще в ноябре 2018 года президент Владимир Путин в рамках форума ВТБ Капитал «Россия зовет!» заявлял, что Россия не стремится уйти от использования доллара. Примерно тогда же нынешний глава Счетной палаты Алексей Кудрин в рамках конференции Евразийского банка развития (ЕАБР) подчеркивал, что полностью отказываться от доллара в экономике страны нельзя, поскольку рубль является далеко не самой стабильной и сильной валютой. «В мировых расчетах требуется более стабильная единица измерения. В этом смысле рубль, падая два раза за год, не имеет такого свойства. Поэтому переход на расчеты в рубли — это дополнительные валютные риски и, по сути, налог. Готовы ли мы уходить от доллара и платить особый дополнительный налог за эту безопасность?» — задавался вопросом глава СП.

При этом, несмотря на озвученные Алексеем Кудриным риски, стране по факту все же приходится платить этот самый налог. Так, по подсчетам американского издания Bloomberg, ежегодные убытки России из-за упорных попыток отказа от доллара в пользу других валют в собственных резервах составляют примерно 7,7 млрд. долларов.

Но какой тогда смысл пытаться снять страну с «долларовой иглы», если даже ее правящие круги считают, что окончательно этого делать не нужно?

По мнению главного аналитика банка «Солидарность» Александра Абрамова, дедолларизация России все же нужна, пусть даже и в качестве вынужденной меры, поскольку ею ограничивают возможности расчетов в долларах после того, как в отношении нашей страны стали вводить санкции.

«Наши компании, либо подпадают под блокировку, либо контрагенты отказываются иметь с ними дело. И переход на расчеты в нацвалюте — рублях, евро, юанях — является одним из путей решения проблемы. Кроме того, Федеральная резервная система США ужесточает свою политику, поэтому на мировом рынке возникает дефицит долларовой ликвидности, и стоимость привлечения долларов растет», — отметил эксперт.

Между тем еще в 2018 году западная пресса отмечала, что, несмотря на декларируемый Россией курс по отказу от американского доллара, монетарные власти страны поступают совершенно противоположным образом.

Впрочем, с точки зрения российской статистики все выглядит вполне пристойно: данные нашего мегарегулятора свидетельствуют о том, что долларовые активы банков с 2014 года сократились почти на четверть, и к январю 2019 года находились на 10-летнем минимуме (302,6 млрд. долларов). И произошло это благодаря активной конвертации в рубли валютных кредитов российских заемщиков.

Но на деле с дедолларизацией все не так радужно, как хочет показать власть.

Во-первых, определенный объем валюты наши финансово-кредитными организациями просто выводится за пределы баланса в иностранные юрисдикции. И наши монетарные власти об этом прекрасно знают, дипломатично подавая это явление под соусом «главным образом операций банков по приобретению иностранных активов».

«Мотив банков вполне понятен, — пояснил ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Михаил Мамонов. — Таким образом они формально отчитываются перед монетарными властями о проведении политики дедолларизации. Но дело в том, что банки гораздо лучше оценивают свои риски, чем любой регулятор. Поэтому для них вполне естественно желание застраховаться от них, формируя в зарубежных юрисдикциях некий валютный буфер на случай внезапной нестабильности или резкого обесценивания курса рубля.

Я не могу, конечно, отвечать за перспективные экономические ожидания всех наших банков в краткосрочном или среднесрочном периоде, но этот ход весьма интуитивный и логичный. Понятно, что если регулятор чего-то требует, то надо отчитываться, но вместе с тем и свои интересы неплохо бы защитить, чтобы расплачиваться с кредиторами».

Во-вторых, упрямо декларируя при каждом удобном случае отказ от использования доллара, Россия по не очень понятным причинам с таким же упрямством продолжает вкладывать средства (в ближайшей перспективе — даже из Фонда национального благосостояния) в государственные бумаги США. Признавая, что доля подобных вкладов значительно упала, эксперты не понимают — а зачем это вообще надо, если доходность от резервов в долларах близка к нулю, а по евро вообще уходит в отрицательную зону.

«Может, лучше дать валютный кредит нашим компаниям? — задается вопросом Александр Абрамов. — Они погасят внешние кредиты и начнут вкладываться в производство внутри страны. Тут же и ставка выше, и обеспечение есть, активы-то все здесь реальные — заводы, фабрики, технологии, риски заморозок и санкций отсутствуют. Думаю, надо двигаться как раз в этом направлении, потому что у нас сейчас инвестиций для поддержания приемлемых темпов роста экономики недостаточно».

В-третьих, сам по себе рубль как резервная валютная единица практически ни одной стране не интересен. В том же Содружестве независимых государств, по свидетельству экспертного сообщества, только Белоруссия единственная использует рубли в качестве резервов, да и то исключительно в силу вполне очевидных факторов. Остальные же страны не только дальнего, но даже и ближнего зарубежья подобной заинтересованности на данный момент не проявляют.

Потому что мировая экономика, подчеркнул директор банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков, строится на том, что доллар является основной валютой для сбережений просто в силу хорошей кредитной истории. Все доллары, выпущенные когда-либо с самого момента создания этой валюты, будут приниматься на территории США, чего нельзя сказать ни об одной другой валюте мира.

«Когда у нас в 1993 году вводился в обращение российский рубль, — напомнил эксперт, — его курс к доллару в то время составлял примерно 1000 к 1. С учетом же последующей деноминации курсовая стоимость рубля по отношению к доллару снизилась еще в 65 раз. Россия пытается торговать условными тугриками, а все остальные от них отказываются, потому что никто не знает, что с этими тугриками потом делать. Вспомните, еще до того, как занять президентское кресло, тогдашний российский премьер Дмитрий Медведев продал Венесуэле вооружение на 4 миллиарда долларов, произведя расчет в венесуэльских боливарах. Ну и сколько теперь стоят эти боливары и где они вообще?»

Закат роли доллара в российской экономике, резюмировал Василий Солодков, возможен исключительно в глазах президента и его ближайшего окружения, потому что нельзя пилить сук, на котором сидишь, отправляя на экспорт, по большому счету, только нефть и газ, которые во всем мире торгуются в долларах. Но Россия делает именно это, причем с каким-то особым удовольствием. По его словам, перекладываясь из доллара в тот же юань, страна теряет при этом сумму, соотносимую с ежегодными федеральными затратами на всю систему здравоохранения.

Между тем сам Китай, обращает внимание экономист Леонид Хазанов, как и все остальные страны мира, спокойно продолжает использовать в качестве мировой резервной валюты именно доллар. Да и сами россияне предпочитают хранить сбережения в иностранной валюте вообще и в долларах в частности.

Монетарные же власти самой России, активизируя скупку золотых резервов и анонсируя освобождение от налога на добавленную стоимость операций по привлечению драгметаллов во вклады не только юридических, но и физических лиц, проводят на самом деле не политику дедолларизации как таковую, а просто пытаются сократить количество долларов, находящихся у граждан «в чулках». Ведь законодательно выгоднее приобретать слиток золота на так называемом обезличенном металлическом счете, когда драгметалл не покидает пределы банка, а крупнейшими продавцами золота, как известно, выступают именно государственные банки.

— Вспомним Римскую империю, — предлагает эксперт. — До того момента, пока она не стала разваливаться, ее сестерций был резервной валютой для всех колоний, перестав котироваться лишь тогда, когда империя исчезла как таковая. Британский фунт потерял свое мировое значение тоже только тогда, когда перестала быть империей Великобритания. Пожалуй, от американского доллара мы сможем отказаться лишь тогда, когда аналогичным образом рухнут США как держава, причем одновременно и в экономическом, и в политическом планах. Пока этого не произойдет, доллар, скорее всего, так мировой резервной валютой и останется.

«СП»: — То есть условия, при которых рубль если не займет место доллара в мировой экономике, то хотя бы приблизится к этим позициям, не наступят никогда?

— Эти условия могут сложиться только в том случае, если в России начнется продолжительный экономический рост. Который приведет к тому, что инвестиции начнут приходить, а не убегать, когда компаниям будет интересно вкладываться в нашу страну. Пока же этого нет, пока мы видим стагнацию экономики и отсутствие предпосылок для ее роста. Похоже, мы еще не достигли дна, а только приближаемся к нему. И можно как угодно регулировать валютные операции, вводить всевозможные лимиты, люди все равно от его использования не откажутся, особенно при той инфляции, какая есть сейчас.

При этом, уверяют многие эксперты, на укрепление курса рубля также надеяться в обозримом будущем не стоит. Потому что, во-первых, для большинства наших компаний и корпораций выгоден именно слабый рубль (в пределах 70−80 единиц за доллар), потому что иначе они просто не выдержат достойной конкуренции на мировом рынке. А, во-вторых, низкий курс рубля к доллару позволит бюджету получить дополнительные доходы, направив их на реализацию некоторых инвестиционных проектов (которые уже сейчас, на старте, многие признают провальными).

Главное, по словам знатоков вопроса, только палку не перегнуть с этим ослаблением, иначе доверие к рублю у россиян будет полностью потеряно. А при таком условии, понятное дело, правительственный курс на дедолларизацию рискует стать той самой искрой, от которой может вспыхнуть доведенный до крайней степени раздражения драконовскими налогами, людоедскими реформами и диким шестилетним падением доходов российский социум.

(Visited 237 times, 1 visits today)
Loading...