Loading...

У отправленного в отставку Медведева остались козыри на руках

О будущих раскладах в правительстве и транзите власти

Среда в плане событийности выдалась горячей: сначала в послании Федеральному Собранию президент Владимир Путин озвучил предложение по изменению Конституции, а через несколько часов премьер-министр Дмитрий Медведев заявил об отставке кабинета министров, мотивировав это решение как раз изменениями в Конституции: «Эти изменения, когда они будут приняты — а по всей вероятности, это будет сделано после обсуждения, как и было сказано, — они внесут существенные изменения не только в целый ряд статей Конституции, но и в целом в баланс власти. В этом контексте очевидно, что мы как правительство Российской Федерации должны предоставить президенту нашей страны возможность принимать все необходимые для этого решения», — цитирует премьера РБК.

Loading...

На первый взгляд, такое объяснение выглядит вполне логичным, но стоит немного вдуматься в слова Медведева и понимаешь, что одно с другим прямо не коррелирует. На это, кстати, указывает и юрист-конституционалист Илья Шаблинский из Высшей школы экономики, заявивший «Медузе», что «никаких правовых причин для отставки правительства нет», так как принятие данных поправок не обязывает министров уходить в отставку. Отсюда вытекает вопрос: что тогда толкнуло Медведева на этот шаг, причем, склонив к аналогичному решению и весь кабмин?

Разумеется, связь с посланием президента самая прямая, но не пересекающаяся с объяснением уже экс-премьера: выступив с предложением по изменению Конституции, Путин буквально запустил процесс трансфера власти, который должен был состояться лишь через несколько лет.

Очевидно, что президент решил действовать на опережение, с одной стороны, не дожидаясь того, когда система войдет в период турбулентности, с другой — максимально задобрив общественность социальными преобразованиями.

Что говорит о том, что все это — тщательно спланированная операция. Кстати, на то, что эти два события связаны между собой железной цепью, указывает также и тот уровень секретности, с которым все было проведено. Даже в Телеграме по этому поводу все было тихо. Еще за несколько часов до президентского послания никто не мог и подумать, что за ним последует решение Дмитрия Анатольевича уйти в отставку. Точнее, решение президента.

Вышедший к вечеру указ президента означал, что именно Владимир Путин отправил правительство в отставку, а не Дмитрий Медведев и правительство подали в отставку сами: президент ссылался на п. «в» ст. 83 и п. 3 ст. 117 той же Конституции РФ, по которой он может распустить правительство без объяснений и мотиваций, — пишет «Коммерсант».

Стоп! А почему президент прямо с трибуны не отправил премьера в отставку, что позитивно отразилось бы на его просевшем рейтинге, учитывая народное недовольство фигурой премьера, которая намертво слилась с фразой «денег нет, но вы держитесь» и «горьким лекарством» в виде пенсионной реформы? Видимо, потому, что тогда репутация Дмитрия Анатольевича была бы окончательно испорчена, и он бы уже не годился для дальнейшей игры, в которой, надо думать, ему отведена определенная роль. И, очень может быть, весьма значительная — чему есть существенные свидетельства.

Итак, предложив внести изменения в Конституцию, Владимир Владимирович буквально очертил рамки трансфера: это, прежде всего, усиление роли парламента, который теперь будет утверждать премьер-министра и членов правительства, и Госсовета, который, вполне вероятно, станет еще одним органом исполнительной власти, тем самым, подрезав/разделив функционал кабмина, что, в свою очередь, скажется на полномочиях будущего президента, которые будут несколько скорректированы. Что, впрочем, не дает оснований считать, что будущий российский президент превратится в подобие «английской королевы», то есть фигуру чисто номинальную без какой бы то ни было реальной власти.

Все поправки, которые Путин инициировал, направлены не на усиление его собственной позиции после ухода с поста президента, а на создание механизмов, которые позволят регулировать его разногласия с будущим президентом, если они возникнут.

Эти механизмы должны заставить будущего лидера осторожнее относиться к фундаментальным основам государственного курса. Но это не способ нейтрализации будущего лидера — неслучайно Путин подчеркнул, что глава государства остается верховным главнокомандующим, которому будут по-прежнему подчинены все руководители силовых органов, — справедливо отмечает политолог Татьяна Становая в статье «Отставки и предназначения. Как уход Медведева вписывается в транзит власти».

Совершенно очевидно, что, перераспределяя полномочия, в частности, усиливая Госсовет, что подобной трансформации подвергнется и Совбез, главами которых и является Владимир Владимирович. Нынешний президент выстраивает такую конфигурацию, при которой он, даже уйдя с президентского поста, сохранит ключевые рычаги влияния/управления в своих руках.

В этом плане политолог Дмитрий Орешкин совершенно прав, когда говорит о том, что Путин де-факто не отойдет от власти ни до 2024 года, ни — после.

Во-первых, не выполнена функция или миссия. Как он ее понимает. По восстановлению Советского Союза, я уж не знаю, какая у него концепция миссии в голове. Во-вторых, личная и семейная безопасность. Он же знает, что придет какая-то новая группа, которая начнет сводить счеты.

Насчет второго все ясно и ни в каких дополнениях не нуждается, а что касается первого, так «строительство» Союзного государства стараниями строптивого Лукашенко еще далеко до финальной точки, а украинский вопрос по-прежнему остается острым и с запахом пороха. В общем, работы — непаханое поле. С этим все понятно.

Но какую роль в этой структуре играет отставка Дмитрия Медведева?

Здесь следует обратить внимание на ряд обстоятельств. Во-первых, высокий антирейтинг бывшего премьера, «заработанный» на пенсионной реформе и совершенно провальной экономической политике, проводимой кабмином под его «мудрым» и «чутким» руководством. Учитывая же, что Дмитрий Анатольевич является лидером «Единой России», уровень его «народной поддержки» автоматически распространяется и на всю партию, что в преддверии выборов в Госдуму приобретает критическое значение.

Таким образом, отставка Медведева, по сути, приравнивается к нейтрализации тождества между правительством и партией власти, частично освобождая последнюю от груза тех будущих непопулярных решений, которые, без сомнения, будут приняты новым кабмином. Во-вторых, покинув пост премьера, Медведев сохранил за собой лидерство в партии, а непременным условием стабильного трансфера как раз и является конституционное большинство либо «Единой России», либо ее блока с другими кремлевскими проектами.

В любом случае, роль главы «Единой России» в этом блоке представляется ключевой. То есть говорить о том, что Медведев уходит с политической сцены, — явно бежать впереди паровоза. Скорее, его готовят к иному статусу. Напомню, что т-к «Кремлевский безБашенник» как-то писал о том, что, если «Единая Россия» «жахнет» (определение секретаря Генсовета Андрея Турчака) на выборах 2021 года, то Медведев может рассчитывать на «сладкий гешефт» в виде короны преемника.

К этому выводу подталкивает также и то обстоятельство, что среди предложенных президентом изменений в Конституцию фигурирует и ограничение президентства двумя сроками без уточнения «подряд», которое президент решил убрать из текста Основного закона. В этом отношении у Дмитрия Анатольевича открывается огромное преимущество: он становится единственным кандидатом, который, если его выберут, будет править точно один срок. Для избирателей, уставших от одних и тех же лиц в политике вот уже на протяжении пары десятилетий, это может стать решающим фактором.

Вот так и выходит, что внешне такой странный ход, как отставка, может иметь далеко идущие последствия с финалом в виде президентства.

Разумеется, все может десять раз поменяться, однако что-то подсказывает, что не зря Дмитрия Анатольевича убирают с прицела общественного внимания. Тем более, никто ведь не знает, как поведет себя новый глава кабмина Михаил Мишустин. Может, в сравнении с ним премьерство Медведева покажется временем благоденствия и процветания. Сыграть на контрастах — это едва ли не единственный вариант для Кремля провести трансфер так, чтобы система не разлетелась к черту на куски, особенно, исходя из того, что, судя как по посланию президента, так и по заявлениям нового премьера, социально-экономический курс остается прежним.

(Visited 491 times, 1 visits today)
Loading...