Loading...

Гордость Путина — российская оборонка погрязла в долгах, которые оплатит нищий народ

Власть не намерена спрашивать за растраты огромных средств неэффективных, но богатых менеджеров

Глава ВТБ Андрей Костин заявил, что доволен принятым правительством решением о списании задолженности предприятий оборонно-промышленного комплекса (ОПК). Проблема более не грозит пересмотром прогноза прибыли банка, рассказал он в интервью телеканалу «Россия-24».

Loading...

«В целом проблема решена. Мы в целом удовлетворены этим решением. Я думаю, что правительство тоже. Поэтому эта программа уже реализуется, и я считаю, что мы к этой теме в ближайшее время возвращаться не будем. Мы не планируем [пересматривать прогнозы по прибыли ВТБ]», — подчеркнул он.

Кроме того, по мнению Костина, ОПК должен расширять ассортимент выпускаемой продукции. Он напомнил, что такую задачу перед отраслью поставил во время Большой пресс-конференции президент Владимир Путин. На заводах ОПК можно было бы наладить выпуск медицинской продукции, телекомуникационные системы. При этом глава ВТБ посетовал, что ситуация с закредитованностью предприятий тормозит дальнейшее развитие.

Напомним, в октябре прошлого года Костин утверждал, что проблема списания кредитов предприятиям ОПК может негативно повлиять на прибыль ВТБ, запланированной по итогам 2019 года в размере 200 млрд рублей.

Loading...

О разработке правительством России совместно с Центробанком рыночных механизмов для решения проблемы закредитованности ОПК сообщалось 27 декабря 2019 года разработало. Планировалось использовать два механизма: докапитализация предприятий с целью погашения этих проблемных задолженностей и реструктуризация кредитных задолженностей на длительный срок по льготной ставке.

Как сообщает ТАСС, проблемные долги ОПК составляют более 700 млрд рублей. Большая часть приходится на Объединенную авиастроительную корпорацию, Объединенную судостроительную корпорацию, Объединенную двигателестроительную корпорацию, Роскосмос.

— Ситуация с ВТБ напоминает мне ситуацию с Первым каналом, который «вдруг» оказался в долгах — при том, что лично руководитель Константин Эрнст и его приближенные отнюдь не бедствуют и продолжают получать колоссальную прибыль от персональных бизнес-проектов, реализуемых при телеканале, — отмечает директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин.

— В принципе, это классическая схема работы госкорпораций при нынешнем девиантном капитализме в России, когда руководители госкорпораций бесконтрольно тратят деньги на личные нужды, но госпрограммы у них оказываются в убытке — после чего руководители этих корпораций просят государство эти «убытки» покрыть. Соответственно, в правительстве нет людей, которые бы могли «прессануть» этих менеджеров за неэффективность управления госресурсами — видимо, потому, что чиновники в доле.

В ВТБ, когда брали на обслуживание счета предприятий ОПК, прекрасно понимали, что предприятия этой отрасли убыточны. Но ВТБ, как и все другие российские банки — далеки от того, чтобы выполнять инвестиционную функцию. Это не банки развития, а банки обогащения конкретных групп лиц. Посему ВТБ не позаботился о том, чтобы будущие банкроты зарабатывали деньги и выдавали им кредиты «на шару», ну а когда предприятия ВПК оказались должны этому банку — побежали по проторенной дорожке в правительство делить деньги налогоплательщиков под предлогом важности развития оборонного комплекса.

«СП»: — Проблемные долги ОПК составляют более 700 млрд рублей. Это серьезная проблема для государства? Откуда вообще эти долги взялись? Без них было не обойтись?

— Вся оборонка, которая кичится тем, что наше оружие активно покупается за рубежом, убыточна. При этом целесообразность вкладывания денег в оборонку обосновывается сложной международной ситуацией. И это на поверхности. А внутри мы имеем неэффективный непрозрачный менеджмент, распилочные и отмывочные схемы, вывод денег с их обнаружением в виде золотых слитков и миллиардов, хранящихся на квартирах различных силовиков и почти абсолютную безнаказанность.

Полагаю, что президент страны прекрасно понимает положение дел в этой сфере. И вот если бы новое правительство и пришедшие к власти в нем фискалы во главе с Мишустиным озаботились наведением порядка в вопросе контроля за расходованием и использованием государственных средств в оборонке и в других госкомпаниях, я думаю, это позволило бы и бюджет наполнить новыми триллионами рублей, и облегчить положение большинства населения, которое обирается сегодня в пользу схем, проворачиваемых такими деятелями, как Костин.

«СП»: — Костин выразил мнение, что ОПК должен расширять ассортимент выпускаемой продукции — такую задачу перед отраслью поставил во время Большой пресс-конференции президент Владимир Путин. На заводах ОПК можно было бы наладить выпуск медицинской продукции, телекомуникационные системы. Реально ли это? Опять же деньги потребуются? Где их взять?

— Президент правильно поставил задачу перед ВТБ и ОПК. Но боюсь, что она при нынешней системе управления не реализуема. Так если за последние 30 лет не создана ни одна эффективная госкорпорация, но, напротив, все эти несколько десятков корпораций системно создавались в формате гигантских кормушек для приближенных к императору людей, убедить руководителей корпораций о необходимости перехода на принципиально иные — действительно рыночные методы работы невозможно. Их можно только заставить либо через решительную и тотальную смену кадров в топ-менеджменте с одновременной реализацией системы мер по перенастройке всей экономической системы РФ и жесткими санкциями за невыполнение президентских установок и закона.

«СП»: — Списание долгов решит проблему?

— Списывают долги не первый раз. Я же говорю — это давно отработанный механизм распила госсредств и обворовывания страны и ее населения. Соответственно через пару-тройку лет будут образованы новые долги, которые снова будут списаны — если и падишах, и ишак останутся прежними.

Все системные проблемы не решить точечными мерами и увещеваниями. Системные проблемы можно решить только сменой правящих элит и модели управления.

«СП»: — Если можно так просто «решить проблему» ОПК, списав долги, может, и в других сферах так можно? Может, и пенсионную реформу не следовало проводить, просто списать долги государства и все?

— Еще раз повторяю, гигантские госпроекты (проекты в сфере ОПК, строительство дорогостоящих «инфраструктурных» объектов, проведение десятками различных пустопорожних Инвестиционных форумов и т. п.) позволяют «группам криминальных интересов» распиливать гигантские госсредства. И в этих случаях мы имеем, по сути, не списание долгов, а узаконенное воровство, выгодное всем участникам распила. Иное дело — списание долгов населению и какие-то прямые выплаты, например, законных пенсий: на этом не «заработаешь». И вообще — «государство ничего налогоплательщикам не должно»; его дело, как полагают нынешние чиновники, нагибать население, заставлять их платить по полной за все, что положено и не положено. Это же — крепостные, который должны быть в кабале у государства (а на самом деле — у присосавшихся к органам власти «ворам в законе») с того момента, как рождаются.

— Для государства эти долги не проблема. Для ВПК однозначно проблема, — уверен политолог Иван Лизан.

— Особенно для корпораций, которые состоят из разных предприятий, среди них как прибыльные и незакредитованные, так убыточные, погрязшие в долгах. А глава корпорации заинтересован в том, чтобы убыточные компании не снижали показатели всей корпорации. В этом же заинтересован и «Ростех» в лице Чемезова, который продвигал идею списания долгов.

Долг — это камень на шее у предприятия, но лишает его оборотных средств (их нужно тратить на покрытие тела долга и процентов), то есть возможности проводить текущий ремонт оборудования, модернизировать производство на собственные средства, повышать размер заработной платы. Для всего этого в условиях закредитованности нужны новые кредиты.

«СП»: — Откуда вообще взялись эти долги? И кому должны предприятия ОПК?

— Крупным госбанками, за чей счёт предприятия вытягивали из трясины 90-х и 2000-х, спасая от банкротства. Но вывести в прибыль возможно отнюдь не все заводы, поэтому часть оказалась в плюсе, а часть столкнулась с возросшим долговым бременем.

«СП»: — Почему вопрос решался так долго? В конце прошлого года стало известно, что предложено два варианта решения: финансовые вложения в предприятия и реструктуризация долгов. Какой из них может стать приоритетным?

— Потому что в очередной раз возник конфликт интересов финансового и промышленного капитала. Банкам тоже важны финансовые показатели и красивая отчётность. А так как деньги немалые, то вопрос решался на правительственном уровне, где сильны как лоббисты ВПК, так и банков. Поэтому приняли половинчатое решение. Не думаю, что какой-либо из двух путей будет единственным по отношению к какому-либо предприятию: их будут комбинировать.

«СП»: — В октябре 2019 года Костин заявлял, что проблема списания кредитов предприятиям ОПК может негативно повлиять на прибыль ВТБ, которая по итогам 2019 года прогнозировалась на уровне 200 млрд рублей. Сейчас он доволен принятым правительством решением, поскольку проблема больше не грозит пересмотром прогноза прибыли банка. Каким образом это выгодно лично Костину и ВТБ?

— Невозвращённый кредит — убыток банка и пятно на отчётности. А Костин — глава этого банка, ему нести ответственность за принятые решения. Но так как банк государственный, то Костину легче, был бы ВТБ частным, то его бы уже съели акционеры.

«СП»: — Что теперь, старые долги списали, наберут новых? Как этого избежать?

— Проводить диверсификацию ВПК, осваивать выпуск конкурентоспособной гражданской продукции, открывать новые рынки сбыта для военной продукции, поддерживать спрос на уже существующих рынках за счёт экспортного кредитования. Звучит всё просто, но делается очень непросто, особенно в свете санкций и сворачивающегося гособоронказа.

«СП»: — Насколько это вообще эффективный путь решения проблемы закредитованности? Может, еще кому списать долги, глядишь, подъем экономики начнется? Где этот инструмент может быть еще применен?

— Будет ли он эффективным зависит от условий реструктуризации и объёмов докапитализации, а они нам неизвестны. Списать долги ВПК — легче будет ВПК, не списать — лучше банкам. Так что приняли соломоново решение.

Данные инструменты универсальны, они применимы во всех сферах рыночной экономики.

(Visited 1 557 times, 1 visits today)
Loading...