Loading...

Путин дал понять — он остается в Кремле, а дело россиян — молча размножаться

Максим Шевченко о том, в какую фикцию выльются референдум и смена руководства

Содержание послания президента Федеральному собранию, вслед отставка кабмина окончательно всколыхнули российскую политическую поляну. И — понеслось. Главная интрига: куда, зачем так погнали? Версий много, среди них немало конспирологических, осуществление которых, как из серии — «бабушка надвое сказала». Тут не надвое, а черт те сколько сказала. Например, о боязни президента какого-то то ли дня, то ли часа «икс». Отсюда — гонка. Вспоминаются события двадцатилетней давности — выборы 2000 года. Накануне Борис Ельцин без обиняков откровенно заявил, когда и как должен был выйти на сцену его преемник Владимир Путин: «Он должен появиться позже. Когда слишком мало времени для политического разгона — плохо. Когда слишком много — может быть ещё хуже». Спустя два десятилетия у нынешнего российского президента, судя по всему, иной взгляд на трансфер власти. Путин — остается, он — навсегда? Или всё-таки за глухими шторами скрывается преемник? Как бы то ни было — очевидность: этот возможный преемник должен быть социогеничной маской Владимира Владимировича, каким он сам был Ельцина когда-то. То есть продолжать нынешний либерально-олигархический курс прокремлевской элиты. Ничего не изменится. Об этом и послание, об этом гонка по изменениям Конституции, их «всенародного обсуждения». В том же 2000 году Виктор Черномырдин говорил о выборах: «Мы продолжаем то, что мы уже много наделали. А вот что касается, доживёт, не доживёт — да все мы доживём. В какой конфигурации? Должно быть, в хорошей конфигурации. И не надо делать из этого какой-то трагедии».

Loading...

— Для элиты при нынешней системе — никакой трагедии. Жизнь налажена. А уловки властной верхушки, её главная задача — сохранить себя во власти. Поэтому референдум в данном случае, как и вообще последние референдумы, которым я был современником, они все, так или иначе, нарушались, — говорит журналист, политик Максим Шевченко. — Пример, референдум 1991 года, когда большая часть советского народа высказалась за сохранение Советского Союза: на их мнение, на референдум просто вытерли ноги летом-осенью 91 года. Итог известен: распалась великая страна. Нынешний референдум по поправкам Конституции проведут по схеме выборов, то есть будет мобилизация разных избирательных технологий. В том числе подкупов членов участковых избирательных комиссий, которые, как правило, организуются при школах и состоят из учителей. Это люди подневольные, по большому счёту, а тут им ещё и денег накидывают. Поэтому исход референдума очевиден: предложения Путина будут одобрены. Даже если мало кто вникнет, будет знать, о чем эти предложения. Поэтому референдум— просто процедура, которой они обязаны поставить «галочку», чтобы принять изменения в Конституции.

Власть будет в 2021 году цепляться зубами, клыками и когтями за сохранение собственных преимуществ, большинства в Думе. Она уже уверена, что «Единая Россия» сохранит большинство в парламенте, на ее стороне будет не менее 300 депутатов-единороссов. Задача — сохранить декоративную суть современного российского государства, которое является периферийной империей, периферийным государством, где власть действует в интересах международного капитала, финансовых организаций при усиленном зомбировании подвластного населения. Вот это и есть «суверенитет». В своем послании Путин суверенитет определяет главенствующим приоритетом, но это касается не нас с вами, а правящей верхушки. Послание адресовано не гражданам, которые не имеют ни голоса, ни доступа к избирательному процессу, ни возможности заявлять на референдуме или в ходе выборов свою подлинную позицию. Это имеет отношение только к борьбе кланов, верхних эшелонов элиты. Послание и адресовано собственно им, но никак не озабочено нищающим, вымирающим народом. Об этих россиянах он говорит, как барин о крепостных, в логике общения Собакевича со своими крестьянами. Вот там, допустим, у меня бабы рожают мало детишек, у меня сейчас 1000 душ, а надо 1300, значит, каждой бабе надо добавить по курице и поросенку, чтобы рожала. У неё трое детей, четвёртого пусть родит, мы ей десяток яиц добавим, и оброк уменьшим немножечко, может, от барщины освободим. Это — унизительно, когда гарант Конституции, глава государства описывает страну в подобной логике. Беда в том, что они все так думают и относятся к народу.

Конструкции, которые заложил Путин, не предусматривают демократии, реального представительства взглядов, которые сегодня существуют в обществе. Путинская конструкция государства ориентируется только на правящую элиту. Под государством они понимают сами себя. Государство — это мы, говорит правящая номенклатура и обслуживающий её капитал или — капитал, который она обслуживает. Это — правящий капитал и обслуживающая его номенклатура. Вот так, наверное, правильнее было бы сказать. Это менее 1% населения, с силовиками, со всеми остальными — 2−4%. Это их государство. Весь остальной народ, что видно из послания, оказался не на положении граждан, а подданных — податных. Это податное население должно размножаться. Этому посвящена значительная часть послания, у податных должны быть навыки обучения. Им не мешала бы с 1 по 4 классы горячая еда, а уже дальше пусть сами перебиваются. Не — предусмотрено. Послание ещё раз зафиксировал суть этого государства: оно восстанавливает сословную разницу между узкой частью тех, кто наверху и огромной массой тех, кто внизу. Тем, кто внизу, кидают подачки с барского стола. Поэтому послание — обещание подачек с барского стола.

«СП»: — А материнский капитал?

— Сумма материнского капитала на первого ребёнка составит 466000 рублей, а на второго — 616000. Сам подход оскорбителен. То есть люди должны размножаться, чтобы получить деньги. Сама такая идея превращает людей в биофизиологическую матрицу, которыми управляют Счетная палата во главе с Кудриным, правительство во главе с Мишустиным, и как бы курирует политическое руководство во главе с Путиным. Нормальный человек не хочет в таких ситуациях размножаться. Это — подушевое отношение к людям. Мы не хотим «размножаться». Это презрительное, недопустимое отношение к нашим гражданам. Размножайтесь и вам за это деньги заплатят. Они привыкли так относиться к миру. Это полное выражение либерализма—ультралиберализм, когда всё меряется на деньги. Оскорбительный тон. Наверное, люди это принимают, если они уже привыкли. Это же меняет сознание людей. Люди думают, о нас барин заботится, нам-то что рыпаться. Читаешь «Мёртвые души», там даны все типы. Говорят, крепостное право — это зло. У Собакевича — не зло. У Собакевича крестьяне хорошо живут. У Коробочки чуть похуже, но тоже хорошо. У Манилова воруют крестьяне. А у Плюшкина страдают крестьяне. Стало быть, по этой логике не само крепостное право плохо, а надо, чтобы были все Собакевичами и будет у вас правительство Собакевичей и Коробочек. Так оно и есть: «Мёртвые души» — суть русская жизнь и ничего не изменилось. То есть все вернулось. Советская власть пыталась это изменить и меняла, но сегодня нас насильно вернули в гоголевскую парадигму. Федеральное послание — это просто послание, как говорится.

«СП»: — Оно утверждает нынешнее направление, вектор власти. Начался ли трансфер, который зацементирует нынешнюю модель властвования?

— Да наплевать на это. Это никак не зависит. Я считаю, что в этой ситуации, мы должны избегать разных леваческих заявлений, что революция — наш путь. Революции не создаются человеческим усилиями. Надо быть готовыми к ней, для этого должно быть правильное понимание ситуации. Но левая оппозиция, безусловно, должна использовать вынужденную для них, для власти имущих форматы свободы, которые пока есть. Скоро они это прикроют при малейшей возможности. Они же сами говорят о Пиночете, Ли Куан Ю. Давайте проследим такую связь: Путин часто чествует память Солженицына. Солженицын и Сахаров, так или иначе, являются двумя родоначальниками современной российской политической системы. И Солженицын, и Сахаров, мало того, что приветствовали пиночетовский переворот, но оба направили Пиночету поздравительные телеграммы и фактически оправдывали массовые расстрелы, убийства и пытки, которые происходили в Чили. Напомню, что замечательная женщина президент Чили, которая два срока была, её отец был убит во время переворота. Её пытали и насиловали пиночетовские палачи — это поддержал Солженицын, это подержал Сахаров. Как может президент чествовать память и Сахарова и Солженицына? В Москве есть улица Солженицына и проспект Сахарова. Каждый раз, когда проезжаете по этим улицам, вспоминайте не про 30-е годы, о которых мы ничего не знаем, а события 73-го года в Чили, которые оба человека с левых флангов диссидентского движения поддержали. Вот откуда корень. Поэтому они тоже с удовольствием загнали бы всех левых на стадионы и переломали бы пальцы современным Виктора Хара и так далее. В этом проблема. Но они вынуждены, чтобы продавать газ в Европу, сохранять здесь «демократические» ценности. Поэтому у левых сил остается возможность публичной критики не просто системы. Это всё, как говорил Шекспир: «природа иногда рождает газы, это были пузыри земли». Всё это феномены. Не это реальность. Реальность — это звериный капитализм, либеральный по сути, консервативный по форме и лживый по содержанию и последствиям своей деятельности. Левые должны атаковать и разоблачать эту капиталистическую систему, лживую псевдодемократию. Попытки правящего олигархата закрепить сословное государство, уничтожить свободную мысль. Нет национальной независимости страны вне социализма. Нет и быть не может для России. Любые иные политические формы общественного устройства — это колониальная зависимость от внешнего капитала. Всё, что они говорят, это — ложь. Мы же выступаем за гражданские права, за демократические свободы, которые реализовываться могут только в рамках народной демократии, советской демократии.

(Visited 2 093 times, 1 visits today)
Loading...