Loading...

Чем больше давит Кремль, тем меньше белорусы хотят в Союзное государство

Братское государство больше стремится в Европу, чем к нам

Историю взаимоотношений России и Белоруссии за последние почти тридцать лет ни в коем случае нельзя назвать драматической, нельзя говорить и о какой-то эпохе непонимания. Если и возникали какие-то трения, то это были большей частью разборки экономического характера, так сказать, вопрос ценообразования — рыночные отношения, что тут поделаешь. Впрочем, и политический аспект присутствовал, что скрывать. Москва (читаем — Путин) нередко «выкручивала руки» Минску (Лукашенко) именно варьированием цен, в первую очередь на углеводороды. Как только Лукашенко начинал артачиться по какому-либо поводу, Путин ставил его «на счетчик» — повышал цены на газ или нефть до «мирового уровня».

Loading...

Впрочем, как говорится в народной поговорке, милые бранятся — только тешатся, в хорошей семье без раздоров не бывает. Вот и конфликты наших «милых» Владимира Путина и Александра Лукашенко идут зачастую на пользу «семье» — Союзному государству. Сейчас Батька опять едет в Москву (ожидается завтра, 7 февраля) мириться после последней «драчки» из-за повышения цен на нефть. Судя по тому, что сам напросился в гости, а Кремль подтвердил готовность к встрече, скандал с битьем посуды и разрывом отношений не ожидается. Сам Лукашенко назвал подготовку к этой встрече «моментом истины», по его словам, Минск был инициатором отношений с Москвой, и не намерен их «ломать».

Нынешний нефтегазовый спор между Москвой и Минском породил достаточно сильное напряжение в отношениях, плюс белорусская экономика на этом фоне начала испытывать кризисные явления. Так называемое «экономическое чудо» Белоруссии, которое базировалось на дотациях со стороны России, в том числе путём предоставления углеводородов по заниженным ценам, стало трещать по швам. Логично, что этот кризис отразился и на самом существовании Союзного государства, которое застыло в своем развитии лет на двадцать. И Путин, как в сказке про «Репку», тянет-потянет, вытянуть не может — у Союзного государства по-прежнему нет единых органов управления, единой валюты, единого парламента, даже единой символики. Сопротивляется «репка»-Лукашенко. И в этой ситуации в качестве «мышки», способной решить проблему, Путин старается использовать именно ценовое давление.

Аргумент хотя и спорный, но в тоже время вынужденный — закупочные цены никто не отменял, и, скажем, соседняя с Белоруссией Смоленская область России тоже закупает нефть по отпускным ценам добывающих компаний (к слову, Смоленский НПЗ был обанкрочен и закрыт в феврале 2018 года из-за убыточности). Чем отличается Белоруссия? Платить-то всё равно нужно, вот только сколько — это уже вопрос её статуса и… сговорчивости.

На фоне подобных разногласий между Москвой и Минском, в самой Белоруссии «резко активизировалась фактически враждебная по отношению к России риторика, и звучат угрозы изъятия собственности российских компаний». Такую «страшилку» выдал недавно член Совета по международным отношениям при президенте РФ Богдан Безпалько. При этом он подчеркнул, что «речь идёт именно о режиме и об элите», а не о народе Белоруссии, который, как показывает социология, вполне позитивно относится как к России, так и к любым формам интеграции.

Отношениями между Россией и Белоруссии, судьбой Союзного государства сейчас озаботилась и соседняя Польша. И, как свидетельствуют результаты социологического исследования «Белорусской аналитической мастерской» (Варшава) Андрея Вардомацкого, число сторонников союза с Россией в Белоруссии снизилось с 60,4 процента до 40,4 процента только за 2019 год. И наоборот — проевропейские настроения в обществе усилились, а число сторонников вступления в ЕС выросло с 24,4 процента до 32.

В аналитике Вардомацкого указывается, что абсолютное большинство белорусов, участвовавших в опросе, 74,6 процентов убеждены, что Белоруссия и Россия должны быть полностью независимыми государствами, однако иметь дружеские отношения с открытой границей, отсутствием виз и таможни. Только 6,6 процента высказались за отношения с Россией, аналогичные с другими странами. За объединение двух стран в Союзное государство высказалось 12,8 процентов респондентов, за вхождение в состав России — 3,7 процента. «Раньше такого не было никогда, — комментирует опрос сам автор исследования. — Причина тектонического обвала носит медийный характер. Дело в том, что изменилась тональность вещания белорусских медиа относительно самой России, а также отношений Белоруссии и России. Тональность приобрела более негативный характер».

«Свободная пресса» обратилась за комментарием к политологу, эксперту по российско-белорусским отношениям Александру Леонидовичу Зимовскому, который хорошо знаком с «политической кухней» официального Минска.

— Случай с публикацией свежего рейтинга отношений белорусов к Союзному государству сам по себе совершенно проходной, — считает Александр Зимовский. — Я достаточно давно знаком с публикатором этого рейтинга, уважаемым доктором Андреем Петровичем Вардомацким. Он сейчас в Варшаве живёт, оттуда белорусов меряет. Это ни в каком случае не умаляет его научных заслуг. Просто надо чётко понимать, что при современном развитии социологического дела на Западе получить нужный результат — это такой пустяк, что об этом смешно говорить… Один мой знакомый доходил до того, что создавал, не выходя из рюмочной, опросы Гэллапа с нужным результатом. А вы знаете, как трудно создавать опросы Гэллапа? (Институт Гэллапа — американский институт общественного мнения. Эксперты отмечают, что, несмотря на уважение исследований Gallup по всему миру, их результаты не показывают реального расклада, а огромные выплаты от американских властей свидетельствуют о манипуляциях с общественным мнением. — «СП».)

Это всё я говорю к чему? К тому, что раз мы свято верим в свежий опрос социологов Вардомацкого, то надо свято верить и в предыдущий опрос социологов Вардомацкого. Каковой опрос показал, что, я цитирую, 65,7 процентов белорусов положительно относятся к российскому лидеру Владимиру Путину. Разница ощутимая. И она тем более ощутимая, что данные о популярности Путина в Белоруссии мало известны в самой Белоруссии. В газетах как-то глухо об этом пишут. И вот ещё у меня есть цифры, полученные социологами Вардомацкого. 65,7 процентов белорусов значительно позже Крымской весны (года три-четыре спустя), называли воссоединение России и Крыма правомерными и оправданными действиями. То есть тезис, будто белорусов отпугивает некая «агрессивность» России — это, одновременно, и жупел, и фуфел.

Поэтому, если вы в Минске и далеко за его пределами зададите вопрос «Хотите ли вы жить в Союзном государстве?», то вам ответят: «Так мы и так живём в Союзном государстве». И посмотрят на вас, как в афишу коза. Кстати, официальное появление такого вопроса в публичном поле уже давно было санкционировано исключительно Александром Лукашенко. Потому что он автор этой идеи и руководитель проекта, его мотор и пламенный пропагандист.

При этом на вопрос «Хотите ли вы, чтобы Беларусь вошла в состав России?», вы гарантированно не получите однозначно положительного ответа. Белорусы немедленно хотят в состав России в двух случаях — когда реальная зарплата в Белоруссии опускается ниже 200 долларов в месяц (то есть тема снова возникнет уже довольно скоро), и когда подержанные иномарки в России становятся дешевле, чем в Белоруссии. Это железный социологический и макроэкономический закон, которым может манипулировать только невидимая рука рынка.

У меня есть ещё два кратких замечания. Чтобы понять, что творится с рейтингами и социологией в Белоруссии, надо жить долго. Давным-давно судьба вильнула так, что я, совершенно спонтанно, пересёкся с ныне покойным профессором Борисом Андреевичем Грушиным. Репортёрского нахальства у меня всегда было больше, чем социологических познаний, я у него немедленно спросил что-то очень умное. Скорее всего, про рейтинг Лукашенко. Он мне ответил: «Видите ли, Александр, в вашей республике ни одна так называемая социологическая служба не имеет научно обоснованной и признаваемой научным сообществом репрезентативной выборки». Вот этот блиц-урок практической социологии я чётко усвоил.

И второе замечание. Раз уж нас, граждан Союзного государства, гоняют через погранконтроль на въезде в Россию и на выезде из неё, то будьте последовательными — обяжите аэропортовские магазины duty-free продавать нам спиртное, сигареты и косметику. А то мы там хуже сами знаете кого.

(Visited 35 times, 1 visits today)
Loading...