Loading...

Россия не повелась на блеф Эрдогана и выпустила «гусей»

Единственный способ для Москвы привести Анкару в чувство — проявлять твёрдость, подкрепляя дипломатию мерами военного характера, как это было в 1957 году.

Первая мировая война началась потому, что Германия была до самого последнего момента уверена, что в неё не вмешается Англия, и у неё хватит поэтому сил победить Францию, а также Россию, которая стремительно усиливалась и к 1917 году становилась непобедимой. Объективные наблюдатели и тогда, и потом справедливо считали, что если бы Лондон прямо объявил Берлину, как это было во время Танжерского и Агадирского кризисов, что Англия, бывшая в то время могущественной глобальной империей, вступит в войну на стороне противников Германии, если немцы её начнут, то никакой бы войны не было. Англичане в 1914 году этого не сделали, потому что были готовы и хотели мировой войны, рассчитывая в ходе неё стравить и сокрушить двух своих реальных противников — ещё не готовую к ней «союзную» Россию и бросившую им экономический и военно-морской вызов Германию, — и это у них получилось.

Турки всегда считались неплохими солдатами, но сейчас турецкая армия ослаблена повальными политическими чистками офицерского корпуса.
Loading...

Историю надо изучать, чтобы не повторять ошибок прошлого в типологически схожих условиях. Складывающаяся сейчас вокруг Сирии ситуация проще и глобальной войной не грозит. Но важные элементы того, что 100 лет назад взорвало мир (и Османскую империю, кстати, тоже), в ней имеются. Войны в Сирии, на которую нацелились турки, можно не допустить, если против неё заранее открыто и авторитетно выскажется Россия. И не только выскажется, но и предпримет конкретные мероприятия, не оставляющие у турок никаких сомнений в том, что Москва не блефует. Поскольку одной лишь дипломатией их, похоже, не остановить: турки сделали ставку на развал Сирии, всячески разжигая в ней давно ставший международным внутренний конфликт, и очень хотят завладеть по крайней мере частью соседней страны, которую считают, как и другие арабские страны региона, своими отбившимися столетие назад от рук провинциями.

Как это однажды удалось
Мало кто помнит, но аналогичная ситуация в середине прошлого века уже возникала, и тогда Россия с честью из неё вышла, и именно потому, что проявила твёрдость. Когда Москве стало очевидно, что подстрекаемая США Турция в октябре 1957 года, собравшая для этого 50-тысячную армию с около 500 танков и САУ, решилась напасть на Сирию, в Анкаре получили послание председателя Совета министров СССР Николая Булганина. В нём говорилось о «грубом политическом, экономическом и военном нажиме извне» на Сирию, который усилился в последние недели «до опасной степени».

В документе далее говорилось: «Нас глубоко тревожит то обстоятельство, что имеются признаки, указывающие на то, что руководящие деятели Турции, по-видимому, склонны пойти навстречу такого рода планам… Разве не трудно понять, для каких целей могут сосредотачиваться войска при такой обстановке, когда против небольшой соседней страны, на границах с которой сосредотачиваются эти войска, ведётся разнузданная клеветническая кампания, полная вымыслов и провокационных призывов».

А затем туркам предлагалось поставить себя на место сирийцев: «И когда поступают сообщения о концентрации турецких войск на турецко-сирийской границе, у нас возникает естественный вопрос: а как бы чувствовали себя турки, если бы на их границах начали сосредотачиваться иностранные войска?»

Из всего этого делался логический вывод: «По нашему глубокому убеждению, Турция могла бы навлечь на себя лишь большие несчастья, если бы она стала руководствоваться советами тех иностранных кругов, которые отнюдь не заинтересованы в поддержании мира на Ближнем и Среднем Востоке». Ну а чтобы в Анкаре лучше осознали, что это не просто слова, к берегам Сирии подошла группа кораблей советского ВМФ. Началась мобилизация и сосредоточение войск Закавказского военного округа на советско-турецкой границе. Его командующим был назначен маршал Советского Союза Константин Рокоссовский… Этих и некоторых других мероприятий, а также готовности Египта прийти на помощь Сирии, оказалось достаточно, чтобы в Анкаре передумали и подготовленное вторжение не состоялось.

А что сегодня?
Конечно, можно сказать, что сегодня у России уже нет Закавказского военного округа и общей границы с Турцией, но зато у неё есть базы, корабли и самолёты в самой Сирии. С ней будет солидарен Иран, имеющий там своих военнослужащих и других союзников. Да и турецкая группировка, готовящаяся к боям в Идлибе, в разы меньше той, что турки собрали в 1957 году для захвата Сирии. И это при том, что за минувшие годы сирийская армия в боевом отношении подтянулась и научилась лучше воевать, её солдаты и офицеры мотивированы защищать родину против бывших колонизаторов. А в целом неплохая турецкая армия ослаблена постоянными чистками офицерского корпуса. Она не могла похвастаться никакими серьёзными успехами в боях против сирийских курдов. Иметь дело с регулярной сирийской армией, которой будут помогать российские военные, ей будет ещё сложнее.

Сирийская армия не блистала ранее боеспособностью, но сейчас научилась неплохо воевать.

Поэтому, несмотря на грозные заявления, турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган во многом блефует, и твёрдость России может и на этот раз спасти Сирию, как и не допустить разрыва взаимовыгодных отношений с Турцией, чего будет не избежать, если российские и турецкие военные всё-таки схлестнутся между собой в Сирии. Поэтому-то турки до сих пор не реализовали свои угрозы и продолжают прибегать к дипломатии.

Что не нравится туркам в российских предложениях?
Как сообщили в четверг ТАСС в турецком МИДе, представители Турции, России и Ирана работают над согласованием даты трёхстороннего саммита на высшем уровне по сирийскому урегулированию, и «как только между тремя странами будет достигнуто соглашение, дата саммита будет оглашена общественности». То, что в саммите будет участвовать Иран, совершенно не заинтересованный в ослаблении Дамаска, — это очень хороший знак. Накануне замглавы МИД России и спецпредставитель президента по Ближнему Востоку и странам Африки Михаил Богданов заявил, что трёхсторонний саммит по Сирии президентов России, Ирана и Турции может пройти в Тегеране в начале марта. В четверг это подтвердил и пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

В четверг же министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу в интервью телеканалу TRT указал, что Анкара намерена усилить контакты с Россией для урегулирования ситуации в Идлибе. Комментируя переговоры с Россией в Анкаре и Москве, Чавушоглу упомянул, что русские «настаивали на карте, но мы её не приняли». Здесь имеется в виду следующее.

Как писало издание Middle East Monitor со ссылкой на турецкие источники, Россия предложила Турции вернуть под контроль сирийских властей 60% провинции Идлиб, передвинуть разделительную линию к северу от трасс М-4 и М-5 и передислоцировать почти половину турецких наблюдательных пунктов, оказавшихся на занятых наступающей сирийской армией территориях. Иными словами, Турции предложили признать статус-кво, на что Анкара не согласна.

Позиция России
Россия, со своей стороны, по словам Пескова, намерена по-прежнему «использовать наши рабочие контакты с турецкими коллегами с тем, чтобы не позволить ситуации в Идлибе развиваться по пути дальнейшего нагнетания», и они «будут продолжаться на самых разных уровнях». Пресс-секретарь Путина при этом подчеркнул, что Россию перестала удовлетворять ситуация с договорённостями по Сирии после того, как из Идлиба начались вылазки боевиков: «Мы были удовлетворены теми договорённостями, которые были достигнуты более года назад в Сочи, и это было взаимное удовлетворение. И мы абсолютно перестали быть удовлетворёнными после того, как с территории Идлиба начались наступательные действия боевиков и террористических группировок в отношении сирийских вооружённых сил и российских военных объектов. На этом наше удовлетворение завершилось».

Песков при этом не сказал то, что все и так знают: всё это дело рук «крышуемых» Турцией террористических группировок и союзных им головорезов, запрещённых в России, которые добились, в частности, того, что в небе над российской авиабазой Хмеймим с некоторых пор — постоянный «фейерверк» из рутинно сбиваемых средствами ПВО заминированных дронов и ракет, что долго терпеть невозможно.

Плохие сигналы для Эрдогана
Очень плохим сигналом для Эрдогана стала и разноголосица в США по Идлибу. Президент Дональд Трамп его подзадоривает и даже пытается льстить, а Пентагон публично призывает к… умеренности. Это, кстати, старая американская тактика: приготовляемый к закланию «партнёр» слышит сразу несколько голосов, минимум один из которых его не обманет, а значит, Америка будет чиста. Жертва же этого трюка, ориентировавшаяся на тот или те лживые голоса, которые она слышать хотела, обманута и повержена.

Так вот официальный представитель Пентагона Джонатан Хоффман выразил в среду на брифинге надежду, что Россия и Турция смогут найти способ избежать «более масштабного конфликта» в Идлибе, а мировое сообщество «продолжит оказывать давление на Турцию и, что важнее, … на Сирию, чтобы она прекратила свои атаки на Идлиб».

Неуверенность турок в своих силах проявляется и в готовности Анкары принять участие вместе с Францией, Британией и Германией во втором четырёхстороннем саммите по Сирии, дата проведения которого, по словам главы турецкого МИДа, «прорабатывается». В первой такой встрече в верхах, состоявшейся в декабре «на полях» саммита НАТО в Лондоне, приняли участие лидеры четырёх стран: Макрон, Меркель, Джонсон и Эрдоган. По крайней мере, Макрон и Меркель будут охлаждать на этом мероприятии, если оно состоится, пыл Эрдогана. На первом саммите в центре внимания находился вопрос беженцев, а теперь, вероятно, не меньше будут говорить и об Идлибе. Тем более что эти две темы тесно связаны.

Мир или война
Важнейшим мероприятием будет третий раунд российско-турецких переговоров по Идлибу, к которому Россия должна подойти во всеоружии, чтобы исключить военное решение данной проблемы, которое будет иметь для нас массу издержек и стоить головы нынешнему турецкому президенту, кого Россия однажды уже спасла. Поскольку любые неудачи в военной кампании в Идлибе будут использованы Западом и турецкой оппозицией для того, чтобы избавиться от Эрдогана, что реально, ибо он лишится в этом случае поддержки Москвы.

Возможно, апофеоз наступит на трёхсторонней встрече лидеров России, Ирана и Турции — стран, которые реально влияют на ситуацию на земле в Сирии. Это и будет последний шанс избежать военного столкновения России и Турции в этой стране. Турецкий президент проявит мудрость, если позволит Москве и Тегерану попытаться спасти его лицо в обмен хотя бы на постепенный отказ от ничем не обоснованных территориальных претензий к южному соседу. Но помочь ему в этом можно только одним — если уверенная в себе Россия проявит решительность и не позволит туркам нагло оторвать и присвоить кусок Сирии.

Есть много возможностей, как этого добиться. Сирийцы могли бы, например, временно передать занятые своей армией в Идлибе территории под российский контроль, создав таким образом буфер между собой и турками, и отправиться воевать с террористами в других частях Сирии. Чтобы через какое-то время, когда в Турции поулягутся страсти, завершить освобождение страны ликвидацией террористического гнойника в остальном Идлибе. Дамаск мог бы в случае турецкого упорства разыграть курдскую карту и даже потребовать вернуть аннексированный турками в 1939 году Александреттский санджак.

Что делать России?
Для России, как сильно она ни была бы заинтересована в хороших отношениях с Турцией, было бы большой ошибкой заводить в столь напряжённый момент разговоры о том, что русским не надо глубоко ввязываться в Идлибе, что пусть сирийцы воюют с турками сами, если те нападут, а мы будет помогать им оружием. Ибо если пойдут такие речи, турки обязательно нападут, а Москва потеряет не только Сирию, уже не столь нуждающуюся в России в борьбе с терроризмом, но и вновь обретённое влияние в арабском мире. А затем турки, ободрённые этим прецедентом, применят против России ту же самую технологию при возникновении какой-нибудь другой проблемы. Слабость всегда провоцирует. Хочешь мира и уважения — готовься к войне. Это же очевидно.

И вчерашние события в Идлибе подтвердили, что Россия действует именно так. Российские ВКС сыграли ключевую роль в отражении ожесточённого наступления боевиков, которых активно поддерживали турки силами спецназа и артиллерии. Кто находился — боевики или турки — в сопровождавших террористов танках и БМП, неизвестно. Наступавшим, в распоряжении которых имелись и джихад-мобили, удалось вклиниться в сирийскую оборону. Но затем прилетели российские Су-24 (имеющие прозвище «Гуси»), которых с земли пытались сбить с помощью ПЗРК, и всё было кончено. Террористы понесли серьёзные потери и откатились назад. По данным российского Центра по примирению враждующих сторон (ЦПВС), ВКС уничтожили «один танк, шесть БМП и пять пикапов с крупнокалиберным вооружением боевиков». После того, как ЦПВС потребовал от турецкой стороны прекратить артиллерийскую поддержку головорезов, она прекратилась. Турки признали гибель в этих боях двух своих военнослужащих и по обыкновению пообещали отомстить. Тем не менее турецко-террористическое наступление провалилось. Таков итог «прощупывания» Анкарой России в Найрабе. Теперь весь вопрос состоит в том, какие турки из этого сделают выводы: этого достаточно или ещё мало? У России выбора нет — она обязана делать то, что делала раньше. От реакции же Анкары во многом зависит, вступят ли обе страны в Сирии в настоящую войну, которую турецкие официальные лица и руководство армии вроде бы не хотят.

(Visited 2 350 times, 1 visits today)
Loading...