Loading...

Американцы учатся отражать ядерный удар России

Глава Пентагона Марк Эспер эффектом остался доволен

В штате Небраска на базе Стратегического командования ВС США прошли учения, имитирующие нанесение ядерного удара по территории России. Соответствующей информацией в ходе брифинга для журналистов поделился высокопоставленный представитель Пентагона.

Loading...

Стенограмма мероприятия опубликована на сайте военного ведомства.

По словам неназванного спикера, речь идет о «небольших учениях». Причем, по легенде, это, оказывается, наша страна напала на Европу и даже применила ядерное оружие малой мощности против объекта, расположенного на территории НАТО.

В такой ситуации — сообщил представитель Пентагона — министром обороны и президентом США было принято решение ответить ядерным ударом по России.

Сообщается, что за учениями наблюдали члены Конгресса, а также глава военного ведомства Марк Эспер, которые «получили представление о том, как США могли бы реагировать в подобной ситуации».

Понятно, что наши РВСН тоже регулярно проводят учения с «имитацией». Но мы никогда не вели свои учебные бои против какой-либо реально существующей страны. Версия же американцев строится опять на русофобском постулате о «русской агрессии». И мало того, что, по предложенной ими легенде, «Россия напала на Европу», так она еще использовала при этом ядерное оружие.

А ведь в Пентагоне должны бы знать, что военная доктрина России носит оборонительный характер и не предусматривает нанесение превентивного ядерного оружия.

И если им это известно, тогда их учения — от начала до конца — чистая провокация.

Член международного комитета Совета Федерации Олег Морозов, собственно, так и охарактеризовал действия американцев.

«Разумеется, это провокация. В нашей военной доктрине нет идеи применения первыми ядерного удара. Он может быть только ответным, — сказал сенатор, отметив, что и сами военные действия на территории Европы также могут носить исключительно ответный характер.

«Американцы и НАТО делают вид, что не знают об этом. И тем самым намекают на агрессивный характер нашего поведения в Европе. Но это не соответствует действительности», — подчеркнул политик.

Но если это провокация, то у нее, вероятно, должна быть какая-то цель?

Зампредседателя комитета Госдумы по международным делам Алексей Чепа считает, что цель эта исключительно меркантильная — американцам нужно, чтобы европейцы увеличили взносы в бюджет НАТО. И эти учения, по мнению парламентария, лишь способ давления на страны альянса, из которых США «выжимают» очередные деньги для поддержания своего военно-промышленного комплекса».

Бывший начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны РФ генерал-полковник Леонид Ивашов, в свою очередь, предпочитает в любом явлении или событии искать позитивный момент:

— Здесь позитивный момент такой: американцы заговорили о своем ответном ударе. Тогда как раньше они говорили исключительно о превентивном ударе и именно превентивный удар отрабатывали на учениях. Логика их заключалась в следующем: Россия завтра нанесет удар, а они нанесут сегодня, включая ядерный.

Второе. В сценарии у них — Россия якобы «совершила акт агрессии против Европы», первой применила ядерное оружие, и вот они решились на ответный удар. А это значит, что если Россия будет себя вести так же оборонительно, то и войны не будет. То есть, если каждый будет действовать «в ответ».

Но, хочу напомнить, в российской военной доктрине есть одна статья, которая предусматривает применение ядерного оружия (даже против стран, которые совершили акт агрессии без использования такого оружие), но исключительно в случае угрозы ее суверенитету и территориальной целостности.

То есть, такой момент тоже есть. И, видимо, они это используют. Но я думаю, реагировать здесь особенно остро не нужно.

Учения, тем более, стратегических сил, они всегда имеют некий замысел, близкий к возможному реальному варианту. Но в целом они просто так не проводятся, а проводятся с какой-то целью. И здесь американцы используют в замысле ответный ход на «российскую агрессию» — это уже положительно.

Когда мы проводим учения, мы тоже какой-то замысел изначально закладываем.

«СП»: — Это — понятно. Но их версия строится на ложном мифе о «российской агрессии», которым они намеренно пугают европейцев, ставя изначально все с ног на голову…

— Американцам просто надо удержать Европу в сфере своего влияния — вот они и запугивают. Иначе, как они обоснуют необходимость развертывания своей противоракетной обороны в европейских странах.

А так все просто — Россия напала, применила ядерное оружие. Вот вам и обоснование, почему «мы держим в ваших странах свое ядерное оружие, обучаем ваших летчиков и т. д.»

Это уже пропагандистский эффект.

«СП»: — Там упоминается оружие малой мощности. Не хотят ли они, таким образом, навязать нам идею локальной ядерной войны, которая сейчас набирает популярность у некоторых западных «ястребов»?

— А вот здесь есть над чем поразмышлять. Потому что стратегические ракеты в Европе нам трудно и даже опасно для себя применять. Это американцы могут из-за океана швырять. А нам здесь наносить удары даже по столицам — исключено…

А тактические боеприпасы, поэтому и называются оружием поля боя. И естественно, сейчас нужно вводить в оборот применение тактического ядерного оружия. Потому что оно, скорее всего, если будет применено (а такая вероятность есть), то не в Европе, а на Ближнем Востоке. Для того там и распаляются сейчас американцы ситуацию.

«СП»: — На недавней конференции по безопасности в Мюнхене глава МИД РФ Сергей Лавров, как он рассказывал, предложил госсекретарю США Майку Помпео принять заявление о недопустимости развязывания ядерной войны. В Вашингтоне обещали подумать. Можно ли, по-вашему, ответом считать вот эти учения?

— Если США заявят, что ядерное оружие первыми не применят (а в ходе вот этих учений проявляется такой ответ), это уже будет шаг вперед в плане стратегической стабильности. Но даже если это будет оформлено на бумаге, верить в это нельзя.

Главным фактором сдерживания является паритет потенциалов. Паритет возможностей.

Почему после 1945 года ядерное оружие выступало в качестве, скажем так, миротворца? Потому что был определенный паритет — главный фактор сдерживания.

И все договоры об ограничении и сокращении стратегических вооружений, начиная с ОСВ-1, заканчивая СНВ-1, они были результатов того самого паритета, когда обе стороны боялись друг друга. Большую роль здесь сыграл Карибский кризис 1962 года.

Уже тогда, я знаю, на нашем командном пункте Генштаба и в «ситуационной комнате» Белого дома, военные специалисты занимались, прежде всего, тем, чтобы не произошло какого-то случайного инцидента с ядерным оружием, со спусками ракет и т. д.

В условиях ядерного паритета, это была главная задача. А договоры были уже следствием этого паритета.

ОСВ-1 и ОСВ-2 двинулись, когда Советский Союз по основным параметрам догнал Соединенные Штаты, но динамика развития у нас опережала США. И они поняли, что завтра Советская Россия будет иметь превосходство над ними, поэтому тут же согласились подписать договор.

Я присутствовал тогда на июньской встрече Брежнева и Картера в Вене, когда они скрепили свои подписи под договором об ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-2). И могу сказать, делали это с радостью, потому что это был результат процесса.

А есть ли договор, нет ли договора, все равно эти принципы будут соблюдаться. Хотя лучше, конечно, чтобы он был.

Но СНВ-3 мы подписали в спешке, к тому же, проиграли там по ряду позиций. Поэтому не был никогда его сторонником.

Мало того, что американцы имеют на данный момент по носителям количественное преимущество. Так у них еще есть ПРО — т.е. американские ракеты защищены противоракетами, а наши — нет. И мы на это пошли. Сделали оговорочку, но — пошли. Таким образом, узаконив американскую ПРО, узаконили американское превосходство.

Плюс Медведев (Договор СНВ-3 подписали 8 апреля 2010 года в Праге президенты Дмитрий Медведев и Барак Обама — ред.) передал американцам право доступа к результатам наших испытаний. То есть, мы, по сути дела, обязаны их знакомить со всеми параметрами и т. д., а они — нет.

Подобные уступки не столько, может быть, страшны в военном плане, сколько в политическом. Потому что если американцы где-то добились уступок, как это было, скажем, с Горбачевым и Шеварднадзе, дальше они начинают действовать с позиции хозяина, с позиции силы.

Я видел, как Шеварднадзе и Горбачев фактически предавали страну. Как они договаривались за кулисами, а потом Горбачев прятался, а Шеварднадзе оглашал, сдавая одну за другой наши позиции по крылатым ракетам, бомбардировщикам и т. д. Горбачев еще его защищал: мол, «оговорился, ничего не поделаешь теперь».

Американцы такие ситуации очень хорошо просчитывают, берут на крючок и дальше уже начинают работать. И получается, что делегации Минобороны и ВПК действуют на одной стороне, а МИД и президент — на противоположной. В пользу их интересов.

Вот что-то похожее было у нас с СНВ-3. Не столь трагично, но, тем не менее.

Поэтому на учения эти пропагандисты пусть реагируют. Но России нужно предлагать Европе систему коллективной безопасности — европейской коллективной безопасности. Вот что нужно. И на всех уровнях — на военном, политическом, дипломатическом и информационном.

«СП»: — То есть, без нового договора СНВ-3 можно обойтись?

— Можно. Американцы наращивают свою систему ПРО, и мы их не сдержим. Потому что они не включают ее в договор.

Они действуют сегодня с позиции силы, поскольку паритет (даже в стратегических ядерных вооружениях), он не совсем в нашу пользу, несмотря на успешные испытания новых образцов ракет.

И, мне кажется, нам чуть меньше следует распространяться о наших передовых разработках — защита любит тишину.

Вот делаем ракеты и пусть… Разведка будет знать, и докладывать о соотношении сил. И разведке нужно даже помогать, чтобы они знали наш потенциал. Чтобы он не выглядел угрожающим для них и не выглядел слабым. Потому что и слабость провоцирует превентивный удар, и угроза — провоцирует. А дело нужно вести к миру.

(Visited 31 times, 1 visits today)
Loading...