Loading...

Саудиты еще поплатятся за дешевую нефть. И Россия тоже

Кто пострадает от дешевой нефти больше всего, и когда миру ждать прекращения кризиса

Через 10 дней после решения прекращении сделки по ОПЕК+, 19 марта, Саудовская Аравия заявила о сокращении бюджетных расходов в связи с низкими ценами на нефть. Мировая общественность еще не пришла к выводу о том, кто был инициатором закрытия сделки: русские или саудиты, но и в России последствия кризиса, вызванного дешевой нефтью, уже ощущаются, о чем заявлял премьер-министр Михаил Мишустин. Да и буквально за день до заявления саудитов об их кризисе министр финансов РФ Антон Силуанов на расширенном заседании коллегии Федерального казначейства сказал, что в этом году Россия перейдет на дефицитный бюджет, так как только из-за нынешних цен на нефтяном рынке страна не досчитается 3 трлн нефтегазовых рублей.

Loading...

В этот четверг цена на российскую нефть Urals упала ниже $ 19, нефть Brent приблизилась к 26 рублям за баррель. При этом ранее Силуанов подчеркивал, что базовая цена нефти, при которой российский бюджет будет сбалансирован, находится на уровне 42 долларов за баррель.

Все это происходит практически сразу после заявлений Владимира Путина об изменении социальной политики и оглашения им множества социальных обещаний, исполнение которых требует огромных денег. Так кто же проиграл больше от закрытия сделки по ОПЕК+?

— Мастерство политиков в том, чтобы поражение выдать за победу и доказать, что проиграл оппонент. Подводить итоги еще рано, — считает аналитик по вопросам экономики Дмитрий Адамидов. — Прошло меньше недели — для нефтяного рынка это небольшой срок. Другое дело, что это вызвало турбулентность на финансовом рынке. Если это было целью, то она достигнута.

Loading...

При этом эксперт добавляет, что на те же США гораздо большее влияние оказывает именно нестабильность на финансовом рынке, чем на нефтяном. Это влияет и на рынок акций, запускает историю «вертолетных денег» — те купюры, которые центральный банк США просто печатает и раздает напрямую потребителям, чтобы запустить спрос.

— В чьих это интересах было прекращение соглашения ОПЕК — мы никогда не узнаем. Сейчас время прокси-войн: никогда не поймешь, в чьих интересах действует тот или иной актор, тот или иной политик. Но факт в том, что это был триггер, он взорвал ситуацию и подвел мир к гиперинфляции. Это был исторический момент, но его значение мы сможем оценить только спустя время. Это как с Октябрьской революцией: она произошла 7 ноября, но 17 ноября было совсем не очевидно, какое значение она имела и как изменится мир, — объясняет Дмитрий Адамидов.

В то же время, как обращает внимание эксперт экономический экспертной группы Владислав Григоров, нынешнее заявление саудитов совсем не обязательно означает, что они захотят снижать добычу и повышать цены прямо сейчас.

— Их бюджет сбалансирован на уровне цен от $ 60−80 за баррель. Поэтому они столкнулись с бюджетным дефицитом, должны вводить режим жесткой бюджетной экономии. Насколько их хватит — большой вопрос. Эксперты говорят — что не больше, чем на полгода. В прошлый раз во время подобной ситуации у них был бюджетный дефицит около 10% ВВП, — констатирует Владислав Григоров.

По мнению эксперта, Россия может какое-то время жить при цене нефти в районе $ 20−30 за баррель. И это не будет угрожать социальным обещаниям, так как в случае отсутствия нужных бюджетных доходов деньги на них возьмут из бюджетных фондов. Во всяком случае, новых 90-х нам не грозит: сейчас структура бюджета у России иная, нежели была в конце Советского Союза: нет перекоса в сторону ВПК, зато есть развитое сельское хозяйство.

— Это бьет не по России, Саудовской Аравии или Америке — это бьет вообще по всем: 2014 и 2016 годы показали, что низкие цены на нефть означают падение доходов массы отраслей, которые связаны с нефтяной отраслью, а с ней связаны все отрасли, — обращает внимание заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

Отметим, буквально на днях аналитик нефтегазового сектора Михаил Крутихин обращал внимание, что мировая экономика еще даже до коронавируса постепенно сползала в стагнацию. Коронавирус это ускорил. Вторым сильнейшим негативным фактором стало закрытие сделки ОПЕК+.

— Можно с уверенностью сказать, что мировая рецессия продлится больше года, возможно, два года, затем она перейдет в какую-то стагнацию (еще года на четыре). А Россия — часть мировой картины, — прокомментировал эксперт.

Вт только для Саудовский Аравии прекращение сделки ОПЕК+ может грозить военными конфликтами.

— Саудовская Аравия сама загнала себя в ловушку, в тяжелое положение, — уверен Александр Фролов. — Не будем забывать, что дело не в себестоимости нефти для самих саудитов, а в бюджетных расходах, которые включают в себя, в частности, такую статью, как закупка оружия. А оно закупается в долларах. Чем дешевле стоит нефть, тем меньше вы за тот же объем денег получите товара. Даже если Саудовская Аравия нарастит добычу до более 10 млн баррелей в день, она не сможет покрыть дефицит бюджета, так как цены, актуальные на сегодня, не позволят ей получить только за счет объема реализации необходимый денежный поток.

При этом рынку может быть просто не нужно столько нефти, сколько саудиты хотят продать.

— К тому же, саудиты покупают оружие не просто так, а для «маленькой победоносной войны,» которая уже не такая маленькая и не такая победоносная. А рядом соседи, которые с интересом посматривают в сторону Саудовской Аравии. Это и Катар, с которым у этой страны уже три года не прекращается тихий конфликт, и Иран, и другие игроки, которые сейчас подчиняются Саудовской Аравии, но с интересом смотрят, что будет происходить дальше. Чем меньше денег саудиты заработают, тем меньше возможности у них влиять на политику в регионе, и больше возможностей у конкурентов их задавить и занять освободившееся место, — заключает Александр Фролов.

Напомним, Саудовская Аравия закупает оружие у США, которые в свою очередь вместе с саудитами являются оппонентом Ирана.

Что по поводу влияния низких цен на нефть на выполнение данных недавно российской властью социальных обещаний, то здесь мнения расходятся. Если Владислав Григоров считает, что выполнению обещания ничего не грозит, то Дмитрий Адамидов вспоминает, как и при более высоких ценах обещания далеко не всегда выполнялись:

— Ничто не мешает, как хозяину слова, его забрать. Я думаю, ближайшие год или два мы переживем, но ничего приятного не будет. Бюджет выдержит, поскольку есть резервы. Мы в данной ситуации несколько в лучшем положении, чем в 2014 году. Население — в худшем положении, — подчеркивает эксперт.

Впрочем, вероятность восстановления сделки ОПЕК+ остается.

— Независимо от того, для чего Саудовская Аравия начинали эту ценовую войну, а иначе это назвать нельзя, у мира есть два выхода: либо мы ждем, когда вымрут наиболее слабые игроки, например, Норвегия, компания которой явно не справлялась, или BP, которые тоже демонстрирует чистый убыток Либо мы решим вопрос быстро, как разумные люди, — заключает Александр Фролов. — до конца месяца ОПЕК+ еще действует и есть время сесть за стол переговоров.

(Visited 2 140 times, 2 visits today)
Loading...