Loading...

США испугались за тонущий флот России: «Не надо загонять злого медведя в угол»

Экономика тянет ВМФ РФ на дно

Американское издание The National Interest, оценив состояние российского Военно-Морского флота и предсказав его дальнейшую деградацию, сделало неожиданный вывод: «не надо загонять злого медведя (т.е. Россию — СП) в угол». Не надо давить ее санкциями, потому что это может привести к экономическому хаосу в стране с шестой экономикой в мире, к вспышкам «дикого русского национализма», к расползанию ядерных технологий по всему миру… И вот это будет самая серьезная проблема для США.

Loading...

Гораздо разумнее, считает NI, добиваться разумного контроля над вооружениями, урегулирования кризисов и работать на оживление мировой экономики посредством активизации новых динамичных торговых связей. Однако это частное мнение автора публикации, о чем NI сообщает в послесловии: «мнение профессора Лайла Голдштейна принадлежит только ему и не отражает официальной оценки какого-либо агентства правительства США».

Что же касается не политического, а морского анализа, то он абсолютно объективен, поскольку опирается на военно-морскую науку.

Автор публикации, отталкиваясь от ежегодного рейтинга боевых возможностей флотов РФ, США и КНР, составленного российским военно-морским порталом Mil. Press FLOT, констатирует: «Это тревожные цифры для кремлевских стратегов».

Действительно, тревожные, поскольку возможности ВМФ РФ составляют 49% от возможностей ВМС США.

И в то же время количество боевых кораблей практически одинаковое: 230 и 243. Китай же тут является абсолютным лидером, ушедшим далеко вперед, располагая 361-м кораблем. Однако боевые возможности ВМС НОАК составляют 93% от американского флота. Необходимо сказать, что в рейтинге принимают участие только боевые корабли, суда обеспечения — пожарные, госпитальные, ремонтные и пр. — не учитываются.

Все дело в качественном составе флота. Каждый корабль имеет свой ранг. Кораблям присваиваются весовые коэффициенты, которые отражают их боевые возможности.

Таблица весовых коэффициентов такова:

авианосцы — 6;
нестратегические атомные подводные лодки — 5;
крейсера УРО, вертолетоносцы — универсальные десантные корабли — 4;
дизельные подводные лодки, эсминцы УРО, фрегаты, десантные корабли-доки — 3;
десантные корабли — 2;
корветы, морские тральщики, малые ракетные корабли, малые противолодочные корабли, ракетные катера, катера — 1;
стратегические атомные подводные лодки с баллистическими ракетами — 0.

Подводным носителям ядерного оружия присвоен нулевой вес на том основании, что рейтинг оценивает военно-морские силы, которые способны участвовать в неядерных конфликтах. Апокалиптический сюжет не рассматривается.

В соответствии с этой таблицей количество кораблей каждой весовой группы умножается на свой коэффициент. После чего все полученные произведения суммируются. В результате выполнения всех необходимых арифметических действий получаем следующие весовые значения флотов: РФ — 373, США — 765, КНР — 715.

В процентном отношении получаются такие показатели: 49% — 100% — 93%.

Портал Mil. Press FLOT составляет такие рейтинги уже более 10 лет — с 2007 года. (ВМС НОАК включен в рейтинг впервые). Интересна динамика российского флота за этот довольно продолжительный период. То есть усиливается ли он или же деградирует?

Приводим по годам процентное отношение российского флота к американскому: 2007 год — 65%; 2009 — 60%; 2010 год — 64%; 2011 — 52%; 2012 — 42,7%; 2013 — 45,5%; 2014 — 51,7%; 2015 — 44%; 2016 — 45%; 2017 — 47%; 2018 — 45%; 2019 — 49%.

Картина получается печальная. В конце прошлого десятилетия произошла (вернее — завершилась) деградация флота. Списочный состав резко сократился. Вот наиболее драматичные позиции. В 2007 году в ВМФ было 140 корветов. Сейчас их 15. По эсминцам УРО: 23 против 6 в 2019 году. Правда, есть еще 5, но они находятся в ремонте или модернизации. Рейтинг же Mil. Press FLOT учитывает только боеспособные на данный момент корабли. Атомные подводные лодки: 23 против 12, еще 14 ремонтируются.

Динамика такова, что в «тучные годы», когда цена на нефть зашкаливала, произошло массовое списание советских кораблей, полностью выработавших ресурс, а затем наступила стагнация, при которой происходят незначительные колебания индекса боевых возможностей флота относительно уровня в 45%.

При этом списочный состав кораблей как-то поддерживался за счет строительства максимум малых ракетных кораблей, но в основном — катеров. Строительство кораблей уровня корветов превратилось в чудовищный долгострой. Головной корвет проекта 22380 «Стерегущий» водоизмещением 2200 тонн был заложен в 2001 году. Балтийскому флоту его передали в 2008 году, то есть через 7 лет. Но и последующие корабли (всего их сейчас 6) строились в том же самом темпе, на полный цикл уходило от 6 до 8 лет.

Ну а в российский период истории был построен всего лишь один фрегат — корабль проекта 22350 «Адмирал флота Советского Союза Горшков». Его заложили в 2006 году, передали Северному флоту в 2018 году.

Ни одного эсминца, не говоря уж о крейсерах, за 30 лет в России построено не было. Все немногочисленные корабли этих рангов, которыми располагает ВМФ России, были построены в Советском Союзе.

Поскольку США энергично, по 3−4 единицы в год, строят корабли с большими весовыми коэффициентами — эсминцы УРО и многоцелевые АПЛ, — то отставание будет нарастать. Малыми ракетными кораблями и появляющимися раз в пятилетку корветами его не сократить. Все разговоры о том, что России крайне необходимо срочно начинать строить атомный авианосец «Шторм», атомный эсминец «Лидер», универсальный десантный корабль-вертолетоносец «Лавина», не имеют под собой реальной почвы.

Во-первых, в военном бюджете нет на это денег. Во-вторых, сейчас невозможно отремонтировать существующий авианосец «Адмирал Кузнецов», поскольку под него нет подходящих производственных мощностей, то есть дока нужных размеров. Так где же строить новый авианосец?

Казалось бы, единственная надежда на подводный флот, строительство которого идет на приоритетной основе. Однако эти привилегии относятся к стратегическим подводным ракетоносцам проекта 955 «Борей». Головная многоцелевая АПЛ проекта 885 «Ясень» строилась 17 лет. И была передана Северному флоту в 2014 году. После чего наступила затяжная пауза в связи с проектированием модификации «Ясень-М». Пара этих лодок должна встать в строй в этом году, по плану. Ну, а дальше на строительство каждой лодки будет уходить 7 лет.

Так что за это время ВМС США еще дальше уйдет вперед. Если, конечно, ситуация резко не переменится. И перемены должны произойти, прежде всего, в экономике страны и, как следствие, — в кораблестроительной промышленности.

Еще дальше уйдет Китай, который довольно скоро должен опередить ВМС США по боевым возможностям своего флота, который развивается с недосягаемой ни для одной страны мира скоростью.

Ну, а теперь в качестве некоторого утешения попробуем пересчитать рейтинг 2019 года. Дело в том, что он не учитывает российские корабли, которые ремонтируются или модернизируются. Предположим, что чудесным образом все они вернутся в строй сразу же после того, как будет побежден коронавирус.

При таком раскладе добавятся еще 14 АПЛ (70), 2 дизельные ПЛ (6), 1 авианосец (6), 2 крейсера (8), 5 эсминцев (15), 2 фрегата (6), 3 десантных корабля (6), 2 малых ракетных корабля (2), 29 ракетных катеров (29). Дополнительная весовая сумма — 149.

Новая общая весовая сумма — 522. У ВМС США — 765.

При таком подсчете получаем 65%. То есть то, что мы имели 13 лет назад.

В заключение необходимо сказать, что этот рейтинг не учитывает качество вооружения флотов. И вот здесь у России хорошие позиции за счет принятия на вооружение эффективных ракет. Прежде всего, это крылатые ракеты «Калибр». На подходе и гиперзвуковое оружие — «Циркон». Однако для эффективного использования этих ракет, необходимо, чтобы корабли могли нормально работать хотя бы в дальней морской зоне, не говоря уж об океанской. И вот это не представляется возможным, о чем красноречиво свидетельствует рассмотренный нами рейтинг.

(Visited 2 202 times, 1 visits today)
Loading...