Loading...

Национализация: Кремль не воспользуется последним шансом и потеряет все

Месяц карантина и отсутствие правильной политики, убьет российскую экономику

Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) предложила начать национализацию в стране из-за ситуации с коронавирусом. Письмо с таким предложением направил премьер-министру России Михаилу Мишустину глава ФНПР Михаил Шмаков. —

Loading...

«Падение стоимости акций компаний, экономические проблемы предприятий могут провести к росту спекулятивных сделок с целью захвата предприятий. В связи с этим считаем необходимым срочно разработать механизм национализации предприятий, важных для экономики России и обеспечения социальной стабильности, и приступить к его практическому использованию», — пишет Шмаков.

По его мнению, определять такие стратегические предприятия нужно с помощью российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений. Эта структура работает при правительстве, ее координатором является вице-премьер Татьяна Голикова. В нее входят представители профсоюзов, общероссийских объединений и правительства.

Глава ФНПР также предлагает на год запретить новую приватизацию компаний, ставших государственной собственностью. Передавать их в частные руки, по мнению Шмакова, необходимо только с учетом мнения отраслевого профсоюза, чтобы избежать злоупотреблений.

Среди других мер по поддержке российской экономики он предлагает отмену 13-процентного налога на доходы физических лиц (НДФЛ) для граждан, чей труд оплачивается на уровне МРОТ (12 130 рублей) и ниже.

Одобряя в письме введение налога на доход с банковских вкладов, Шмаков ошибся в его размере. По его мнению, ставка налога будет равна 15 процентам, в действительности она равна ставке НДФЛ в 13 процентов.

Напомним, правительство России объявило о серии мер по поддержке экономики и бизнеса, в частности, кредитные каникулы для малого и среднего бизнеса и граждан, оказавшихся в сложном положении, а также снижение социальных взносов работодателей, предоставление финансовой помощи пострадавшим отраслям, например, транспорту и туризму. Глава Счетной палаты Алексей Кудрин считает, что при пессимистичном сценарии в России может повториться ситуация 2009 года, когда падение ВВП составило 8%.

Отметим, что национализацию в качестве выхода из кризиса раньше предлагали в Германии и Франции, однако реального воплощения эти разговоры не получили.

Также стоит отметить, что Шмаков не впервые говорит о необходимости национализации. В 2018-м глава ФНПР просил государство выкупить акции принадлежащей Олегу Дерипаске компании «Русал», чтобы доходы предприятия шли «в копилку государства».

Как понимать его нынешнее громкое заявление? Попытка словить «хайп» или реальное предложение? На какую реакцию правительства он рассчитывает?

— Заявление Шмакова — из серии «поздно пить Боржоми», — уверен директор института ЕАЭС Владимир Лепехин.

— Когда с его молчаливого согласия в стране уничтожались профсоюзы, он молчал. Напротив, вместо того, чтобы эти профсоюзы сформировали систему противостояния новому олигархическому классу, шмаковский псевдопрофсоюз примкнул к «Единой России», то есть, по сути встал на сторону так называемых работодателей, которые в России до сих пор не столько работодатели, сколько откровенные грабители, обворовавшие собственную страну и народ. По факту профсоюзы в России запрещены: Минюст регистрирует только «правильные» профсоюзы — которые либо лояльны по отношению к владельцам предприятий, либо созданы ими же. Посему группа Шмакова, имитирующая профсоюз время от времени делает риторические заявления, дабы создавать иллюзию того, будто в РФ существует профсоюзное движение. Больше ничего в них нет.

Текст заявления, с которым выступил Шмаков, переписан частично у КПРФ, частично у российских экономистов типа Глазьева, который давно и доходчиво освещает в СМИ деструктивную роль спекулятивного капитала во главе с ЦБ, полностью подконтрольным МВФ. Так что читайте лучше Глазьева, а Шмаков — не тот случай, чтобы обращать на него внимание. Тем более, что Шмаков не может даже грамотно списать у экономистов их тезисы, не понимая механизм функционирования спекулятивного капитала.

«СП»: — О каких именно предприятиях он говорит?

— Группа Шмакова хочет остаться на плаву, быть в доле у «Единой России», депутатствовать, а для этого нужно изображать наличие в стране профсоюзов и наличие же у них некой позиции, чтобы с ними считались. Требование «национализации» предприятий из этой серии. Давно известно, какие предприятия и в каких отраслях должны быть национализированы, и только Шмаков не может дать названий.

А вот требования установить мораторий на реприватизацию ряда предприятий я бы расширил. Мораторий нужно наложить на приватизацию всей собственности, которая еще осталась у государства. А далее — работать над планом не национализации убытков, а «солидарного акционирования» ключевых (стратегических) предприятий с участием населения страны… Ну а про необходимость изменения налогового законодательства сегодня не говорит только ленивый, так что Шмаков со своими робкими предложениями выступает здесь, скорее, как ренегат, а не защитник трудящихся.

«СП»: — Как продление карантина на месяц ударит по экономике, и что власти будут делать?

— Карантин в России введен в связке с такой системой мер «противодействия» вирусу, что неизбежно приведет к обрушению экономики. Правительство все делает в соответствии с рекомендации МВФ, Всемирного банка и ВОЗ, а эти рекомендации направлены на разрушение национальных экономик третьих стран. Российская экономика рухнет не на 8%, как допускает Кудрин, а возможно на 15 и более. Российские чиновники абсолютно проигнорировали опыт 1998 года — и действуют сегодня абсолютно не адекватно, блокируя не вирус, а здоровых людей и экономику.

У власти нет стратегии выхода из ситуации. Административный слон, оказавшийся в посудной лавке, в панике. У него даже не хватает мозгов не бить посуду. Наша власть просто плывет по течению, пытаясь приспособиться к ситуации, заказанной извне — как она это делает последние лет 40.

— Уроки приватизации и залоговых аукционов 90-х показывают, что в условиях экономического кризиса даже вполне перспективные предприятия, столкнувшиеся с финансовыми трудностями, могут распродаваться по дешевке и вообще прекращать существование, — отмечает директор Института свободы, член бюро президиума политсовета партии «Родина» Федор Бирюков.

— Так Россия на долгие годы потеряла массу производственных объектов в реальном секторе, ОПК, других предприятий с наукоемкими технологиями. А многие производства, перейдя в руки олигархов, неплохо послужили интересам их новых владельцев и экономик других стран, но не России.

Гипотетическая возможность повторения этой ситуации и стала формальной причиной обращения главы ФНПР к правительству. А учитывая, что ФНПР — это никакие не независимые профсоюзы, а совершенно системная и фактически государственная структура, здесь мы имеем дело с зондированием «национализационных» настроений в обществе, экономическом сообществе и политическом истеблишменте. В отношении спорных инициатив и решений так делается довольно часто.

«СП»: — Так национализация возможна?

— Национализация кажется простым и даже популярным выходом в тяжёлой экономической ситуации. Это, скажем так, хрестоматийный вариант, особенно для страны с семидесятилетним социалистическим прошлым. Однако, национализация не является панацеей от всех проблем.

На примере госкорпораций мы видим, что их государственный статус зачастую не мешает, а даже помогает осваивать бюджеты в личных интересах руководства и топ-менеджеров, имитировать работу, коррумпировать чиновников, т.е. действовать крайне неэффективно с точки зрения национальных интересов страны. Это, впрочем, в той же мере относится и к частным компаниям.

Также необходимо учитывать склонность наших чиновников к разного рода кампанейщине. То они вводят тотальную приватизацию, а то затеют тотальную национализацию. Кампанейщина — это всегда создание показухи, видимости в ущерб содержанию, имитация процессов.

Правительство в данной ситуации вряд ли пойдёт на меры, предложенные Шмаковым. Во многом потому, что не захочет брать на себя всю полноту ответсвенности за кризисные предприятия. Одно дело — довольно абстрактная «помощь государства бизнесу», другое дело — непосредственное руководство проблемными предприятиями.

На примере сегодняшней борьбы с коронавирусом мы видим, что правительство предпочитает перекладывать львиную долю ответственности на граждан, принуждая их к самоизоляции и разрабатывая превентивные карательные меры индивидуального характера. А в экономическом плане за последствия «общероссийского отпуска» по карантину будут отвечать работодатели, поставленные, как между молотом и наковальней, между чиновниками и народом. Для властей это оптимальный и самый безопасный вариант. Так они и будут действовать впредь.

А с точки зрения национальных интересов поступать надо иначе. Используя имеющиеся ресурсы, поддержать население деньгами, а не подачками, налоговыми и кредитными каникулами. Это касается и частного сектора экономики. По-настоящему ответственная власть реализовала бы сейчас главный лозунг момента: «Деньги — народу!»

— Продление карантина ударит сильно как по экономике, так и по психике граждан, — cчитает политолог Иван Лизан.

— На рынке нефти свой «идеальный шторм», такой же будет и в потребительском секторе.

«СП»: — Как власти собираются выходить из ситуации? Как компенсировать потери людям и бизнесу? А что, если эпидемия затянется?

— Бизнесу отменят все возможные налоги, резервы распечатают, народонаселению выделят денег. Как-то протянут. Но страну мы не узнаем и общество, в котором живём, тоже. Появится гоп-стоп, прокатится волна разводов, ремонтов в квартирах и покупки домов. Сфера услуг во многих своих сегментах рискует исчезнуть.

«СП»: — Насколько вообще обосновано предложение Шмакова? По его словам, падение стоимости акций компаний, экономические проблемы предприятий могут провести к росту спекулятивных сделок с целью захвата предприятий. Так ли это?

— Вполне разумное, но такие предложения всегда рассматриваются точечно и в привязке к конкретным случаям. Кризис — это время для байбэков (обратных выкупов акций) и слияний/поглощений.

«СП»: — Какие именно предприятия «важные для экономики России и обеспечения социальной стабильности» Шмаков имеет в виду? Каким образом их определять?

— Список из 600 предприятий составило правительство. Впрочем, сейчас каждое предприятие на вес золота.

«СП»: — Может ли правительство пойти на эти меры? На какой вообще ответ рассчитывает Шмаков?

— Национализировать? Да, может. Но это крайняя мера.

(Visited 148 times, 1 visits today)
Loading...