Loading...

Брат первого вице-премьера Белоусова: Россию ждут два сценария — плохой и кошмарный

Рецессия в стране растянется на два года, бедные станут нищими

Россию ждет двухлетняя рецессия с падением ВВП на 3%, и это при самом благоприятном сценарии. С таким прогнозом, как сообщает РБК, выступила группа экспертов Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) во главе с руководителем направления анализа и прогнозирования макроэкономических процессов ЦМАКП Дмитрием Белоусов — братом первого вице-премьера Андрея Белоусова.
Есть два варианта развития событий. «Конструктивный» вариант (вероятность которого оцениваются в 55−57%) — это сценарий при активном реагировании государства на кризис. Падение реального ВВП в этом «конструктивном», то есть оптимистическом, сценарии удастся удержать на уровне 2,3−2,5% в 2020 году и 0,5−0,8% в 2021 году. Таким образом, за два года экономика сократится на 2,8−3,3%. После окончания кризиса в 2022 году экономика вернется к росту, но очень медленному: 0,6−1%.

Loading...

Все это означает, что цель президента Владимира Путина по выводу российской экономики на траекторию роста выше 3% будет отложена как минимум на два-три года. Восстановление экономики после тяжелого спада фактически будет продолжаться почти до следующих президентских выборов 2024 года.

Если ситуация будет развиваться по еще более «жесткому» сценарию, предполагающему лишь стабилизирующую политику властей, ВВП в 2020 году может упасть на 3−3,3%, в 2021 году — на 0,8−1%.

Эксперты указывают на то, что доклад готовился до того, как стало известно, что мировые производители нефти, включая Россию и Саудовскую Аравию, могут договориться о сокращении совокупной добычи как минимум на 10 млн баррелей в сутки, поэтому даже с учетом возможной сделки потенциально выросшие цены могут не превысить сценарные условия ЦМАКП. В любом случае, стоит отметить, что сделки пока нет.

Как переживут этот кризис разные страны, а главное — Россия?

— Весь мир скатывается в рецессию. Вопрос в том, кто, когда и за счёт чего выйдет из неё, — отвечает политолог Иван Лизан. — Моя теория — первыми выйдут страны с развитым реальным сектором экономики или пониманием того, как его развить, а также наличием политической воли для выхода из ВТО или действенных механизмов поддержки промышленности в обход норм ВТО.

Минус 3% ВВП страшны для тех, кто попадёт в число уволенных.

«СП»: — 3% — это при максимальных государственных интервенциях. Многие считают, что для России кризис может оказаться более серьезным, чем в других странах из-за ситуации с нефтью…

— Что будет, если не использовать серьезные меры господдержки, покажет в ближайшее время пример Украины. А идеальный пример, увы, не покажет никто — ресурсы государства всегда ограничены, в отличие от человеческих потребностей.

Что касается нефти, то она вырастет после заключения сделки с США или же после ухода сланцевиков с мирового рынка. Рост будет происходить по мере оживления мировой экономики.

— Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) тесно связан с правительством, а потому нет ничего удивительного в том, что он выступает с прогнозами, которые отражают сдержанный оптимизм российской власти, — поясняет политический обозреватель газеты «2000» Дмитрий Галкин.

— Прогноз, по сути дела, сводится к предсказанию того, что российская экономика упадет чуть больше, чем мировая, но ничего страшного с ней не случится. Между тем, есть два фактора, которые заставляют сомневаться в обоснованности подобного видения.

Во-первых, пока неясно удастся ли добиться стабилизации цены Urals (российской марки экспортной нефтяной смеси). А для этого необходимо не только повышение мирового спроса и сокращение глобальных запасов, но и достижение договоренности с Саудовской Аравией и ее союзниками, которые целенаправленно занимаются вытеснением российской нефти с европейского рынка.

Во-вторых, трудно сказать, как быстро будет восстанавливаться китайская экономика. Между тем, российская промышленное производство зависит от китайских комплектующих. Если оно будет вынуждено надолго остановиться, то вновь запустить его в условиях экономического спада будет крайне сложно.

Наверное, в том случае, если эти проблемы будут в ближайшем разрешены, оптимистический прогноз ЦМАКП окажется близким к действительности (при условии, разумеется, что власть примет меры для поддержки торговли, сферы услуг и промышленного производства). Но всерьез рассчитывать на это, как мне кажется, не стоит.

Пока власть не продемонстрировала стремления поддержать те социальные группы, которые могут больше всего пострадать от кризиса, наемных работников, занятых на частных промышленных предприятиях и в розничной торговле, самозанятых и тех, кто трудится в сфере малого и среднего предпринимательства.

«СП»: — У нашего государства есть ресурсы, чтобы сгладить последствия кризиса?

— У государства есть средства для того, чтобы остановить падение экономики. Другое дело, что власть не может решиться выбрать какой-то конкретный сценарий действий, поскольку интересы крупнейших российских корпораций и финансовых структур, оказывающих влияние на формирование экономического курса, сегодня во многом расходятся. Поэтому, вполне возможно, что у правительства так и не появится целостная программа действий, и оно будет отделываться полумерами, вроде повышения пособия по безработице, которые не смогут предотвратить глубокий экономический спад.

В таком случае экономический спад может оказаться очень глубоким и затяжным (особенно если ему будут способствовать неблагоприятные внешние факторы), а нас ожидает массовая безработица и новое снижение уровня жизни, сравнимое по своему масштабу с тем, что произошло в 2014 году.

«СП»: — Для России этот кризис может оказаться куда более серьезным, учитывая, что на «карантинный шок» с остановкой в крупных городах целых секторов бизнеса накладывается падение цен на нефть и нефтяных доходов. Значительная часть отправивших персонал на карантин предприятий не смогут полноценно открыться вновь.

— Разумеется, далеко не все предприятия возобновят свою деятельность после окончания карантина. Вопрос в том, сколько таких предприятий будет, и в каких отраслях. Пока в наибольшей опасности, на мой взгляд, оказались промышленное производство, сфера услуг и розничная торговля. В этих секторах экономики заняты десятки миллионов людей, и их резкое сокращение приведет к массовой безработице, которая в свою очередь вызовет катастрофическое падение внутреннего спроса и рост социальной напряженности.

«СП»: — Эксперты считают, что «конструктивный» сценарий потребует от российского государства масштабной программы антикризисных мер, к которой на данный момент власти еще не готовы. Кого они будут реально спасать, а кого просто бросят?

— Экономическая политика власти зависит от того, какие внутриэлитные группы окажутся наиболее влиятельными. Но, вполне возможно, что между ними будет достигнут компромисс, в результате которого большая часть государственной поддержки достанется нескольким крупнейшим банкам и корпорациям.

(Visited 561 times, 1 visits today)
Loading...