Loading...

Новые налоги: Могли убить, а всего лишь покалечили

Власть считает, что народ в стране живет слишком хорошо

Россия, наверное, оказалась единственной страной в мире, где ради выхода из экономического кризиса решили ввести новые налоги. Речь идет о новом налоге на банковские вклады, которые предложил ввести Владимир Путин еще в своем первом обращении к нации.

Loading...

После этого эксперты (а с ними, конечно, и рядовые вкладчики) принялись ломать голову, как же будет рассчитываться этот хитроумный налог. Окончательный вариант закона кого-то из вкладчиков всерьез ущемил, а для кого-то, напротив, показался серьезным послаблением. Впрочем, послабление — это, пожалуй, сильно сказано: могли убить, а всего лишь покалечили.

За разъяснениями мы обратились к руководителю практики разрешения споров юридической компании A.T.Legal Михаилу Чернышеву.

«СП»: — Можно ли рассматривать предложенные президентом изменения в налоговую систему как антикризисную меру в условиях пандемии?

— Думаю, что нет. Ведь изменения вступят в силу только с первого января 2021 года, а срок для представления деклараций и уплаты налога физическими лицами наступит только в 2022 году. Изначально пресс-секретарь президента Дмитрий Песков озвучил такой вариант: при превышении суммы конкретного депозита 1 млн. рублей, он попадет под новое налогообложение. Но в итоге было решено обложить налогом на доходы проценты по вкладам физического лица, общая сумма всех вкладов которого превышает 1 млн. рублей.

«СП»: — Но ведь доходы по такому варианту сложнее администрировать?

— Да, вариант, о котором говорил Дмитрий Песков, был бы прост в реализации, потому что не потребовал бы сбора данных по всем депозитам физического лица во всех банках, а позволял бы все бремя возложить на банки, которые выступили бы налоговыми агентами в отношении начисляемых ими самими процентов на депозиты. Работа банков практически не усложнилась бы при этом.

«СП»: — Зачем было вообще вводить налог на вклады?!

— Налог на проценты с вкладов существует и в настоящее время. Он не работает, так как действующим законодательством установлена очень высокая планка годовых процентов, при превышении которых банки обязаны начислить и удержать НДФЛ. Существующий налог коснулся населения фактически только в отношении депозитов конца 2014—2015 годов, когда проценты взлетели до 20% годовых.

«СП»: — Много вкладчиков попадут под эти нововведения?

— Президент заявил, что новый налог коснется не более 1% вкладчиков. Однако сразу же со ссылкой на Агентство по страхованию вкладов (АСВ) появились очень разные цифры: и 1%, и 23%, и 53%. Точно можно определить только «среднюю температуру по больнице». По данным Банка России, на начало 2019 общий объем всех вкладов населения составлял около 27 трлн. рублей, на начало февраля 2020 года — уже более 30 трлн. рублей, то есть чуть более 200 тысяч рублей на каждого россиянина, включая младенцев.

«СП»: — Ну а можно ли сегодня просчитать экономический эффект от нового налога?

— Экономический эффект от вводимого налога кажется, на первый взгляд, не очень весомым. Предполагаю, что налог имеет цель не столько пополнение бюджета, сколько возложить большее бремя на людей, более-менее состоятельных по принципу «Богатые должны платить больше».

— Сразу после того, как президент объявил про введение 13%-го налога на доходы от депозитов и купонный доход от вложений в ценные бумаги и облигации, российские граждане стали массово обращаться в кредитные учреждения с заявлениями о закрытии вкладов, — напоминает доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических и социальных наук РАНХиГС Алисен Алисенов. — Но надо понимать, что налогом будут облагаться лишь проценты на депозиты, а не основная сумма вклада. Паника вкладчиков была связана, скорее всего, с отсутствием полной информации о новом налоге. Да и хранение сбережений вне банковской сферы не убережет их от обесценения, а потому нецелесообразно. Поэтому даже при налогообложении процентного дохода по вкладам хранение денежных накоплений в коммерческих банках остается безальтернативной формой защиты от инфляции.

«СП»: — Ну, а что сейчас известно еще про один новый налог, который будут взимать с дивидендов?

— Под повышенную ставку этого налога в размере 15% подпадают компании, созданные в зарубежной юрисдикции для оптимизации налогообложения. Это так называемые транзитные юрисдикции, созданные, как правило, для применения пониженных ставок налога на доход.

Причем способы ухода от налогообложения вывозимых дивидендов за рубеж применяется, как правило, лишь в интересах собственников бизнеса, а не их акционеров. Начать взимание налога резонно со стран, через которые проходят значительные ресурсы российского происхождения. В настоящее время максимальная ставка налога на дивиденды в нашей стране составляет 15%. Но в рамках договоров об избежании двойного налогообложения эффективную ставку налога на дивиденды можно существенно сократить.

Павел Шахин, генеральный директор компании «Юламенс», профессиональный инвестор:

— На фоне заявления Владимира Путина среди банковских вкладчиков, действительно, уже разрастается беспокойство, пока безосновательное. Некоторые думают, что налогом будет обложено тело вклада, хотя речь идет только о процентах с него и никак иначе. На мой взгляд, за данной инициативой скрывается стремление государства вытолкнуть деньги с депозитов на падающий фондовый рынок — стимулировать население приобретать акции, облигации, ОФЗ и прочие инвестиционные инструменты. Дело в том, что, если налоги с доходов от ценных бумаг и вкладов уравняются, на фондовом рынке инвестор сможет больше заработать — доходность там значительно выше, чем по вкладам.

Результатом может стать то, что банковские вклады окончательно утратят привлекательность и возникнет их отток, что окажет давление, прежде всего, на небольшие региональные банки. А вот крупные банки с госучастием, наоборот, выиграют. Прежде всего, те, у которых есть внутренний брокер.

Представим — испуганный клиент приходит в такой банк и хочет срочно забрать вклад. Тогда сотрудники внутренней брокерской структуры просто убедят его пойти на фондовый рынок, и таким образом деньги останутся в банке. И вполне можно предположить, что клиенту, мало разбирающемуся в инвестициях, предложат приобрести акции либо самого банка, либо близких к государству компаний — «Роснефти», «Газпрома» и прочих. Такие компании, таким образом, тоже окажутся в выигрыше.

«СП»: — А если дробить вклады?

— Дробление вкладов на более мелкие не имеет смысла — во-первых, учитывается совокупный объем вкладов, во-вторых — они перестанут попадать под систему страхования, что создает риск потери денег при отзыве у банка лицензии.

(Visited 162 times, 1 visits today)
Loading...