Loading...

Два сценария «черного дня»: Нефть за $ 20 и за $ 10, рубль за 80 или за 90

Кому можно и нужно оказывать финансовую помощь в тяжелые дни кризиса

Правительство РФ готовится спасать российскую экономику в условиях турбулентности, в которую на глазах погружается страна и мир. Для этого Минэкономики разработало два стресс-сценария развития кризиса, предназначенных для проверки устойчивости системообразующих предприятий.

Loading...

По информации РБК, первый, более мягкий сценарий, предусматривает, что карантинные меры в России будут ужесточены, вплоть до закрытия крупных городов. Экономическая деятельность во втором квартале текущего года заморожена. Однако в Китае экономическая активность начнет расти, а с третьего квартала пойдет рост и в Европе. Нефть до конца 2020 года будет стоить на уровне 20 долларов за баррель с последующим ростом до $ 35 к концу 2022 года. Доллар останется на уровне 80 рублей.

Жесткий сценарий выглядит страшнее. В России будет прекращено транспортное сообщение между городами, экономическая деятельность заморожена до конца сентября, а восстановление экономической деятельности в Китае и Европе начнется не раньше четвертого квартала 2020 года. Цена на нефть останется на уровне 10 долларов за баррель и лишь к концу 2022 года дойдет до $ 30. Доллар подскочит почти до 90 рублей, а потом стабилизируется на 82 рублях.

Стресс-тестирование, верят в правительстве, позволит выявить слабые стороны стратегических предприятий в условиях общего спада экономики. Например, будет анализироваться отношение свободных денежных средств предприятия к предстоящим долговым выплатам (коэффициенты покрытия долга) и покрытие процентов по долгу. То есть, речь идет только о финансовой устойчивости.

Но разве этого достаточно? А кому они будут сбывать свою продукцию при низкой экономической активности и потребительском спросе? Раздавать деньги оставшимся де-факто без зарплаты людям власти не хотят — «бюджеты треснут» (слова Собянина — авт.), поддерживать вливаниями умирающий малый и средний бизнес — тоже. Копили, копили на «черный день», а когда он наступил, опять хотим сэкономить?

На это обстоятельство обратили внимание, в частности, экономисты из Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП). Они сверстали три варианта сценария развития кризиса: мягкий, жесткий и шоковый, «скрестив» шоковый (наиболее вероятный по их мнению) вариант с необходимыми антикризисными мерами государства получили «конструктивный» сценарий прогноза экономики.

Приоритетами экономической политики в нем обозначены: предотвращение безработицы (предотвращение массового закрытия компаний, включая малый и средний бизнес, почти не имеющий «запаса прочности»), поддержка доходов населения (в первую очередь малообеспеченных), сдерживание инфляции и поддержка рубля, поддержка инвестиционной активности. Как видим, люди, их работа и заработок для специалистов ЦМАКП на первом месте.

Есть еще один вариант антикризисных мер. Его в своем письме премьеру Мишустину предложил глава Федерации независимых профсоюзов (ФНПР) Михаил Шмаков. Ради социальной стабильности профлидер считает необходимым национализировать важнейшие предприятия страны, а на реприватизацию ввести мораторий сроком на год. И делать это только с согласия профсоюзов. Еще и от налогов освободить бедных и обложить повышенной ставкой сверхбогатых.

По словам руководителя группы бюджетных исследований ЦМАКП Елены Пенухиной, государство располагает возможностями финансовой поддержки экономических субъектов.

— Конечно, мы выживем. У нас накоплен достаточно большой запас прочности. Кроме того, понятно, что нефть по 13 долларов за баррель — это не навсегда. Наш бюджет хорошо себя чувствует уже при базовой цене на нефть в 42 доллара за баррель. Так устроено наше бюджетное правило, которое устанавливает предел для бюджетных расходов.

Если Центробанк оставит ключевую ставку на текущем уровне, а он заявлял, что он собирается ее сохранить, то не будет каких-то шоковых скачков процентных ставок на облигационном рынке, а значит, можно будет привлекать внутренние заимствования. Даже будет хорошо для рынка и банковской системы, потому что им надо будет куда-то вкладывать излишнюю ликвидность, а для этого нужны надежные бумаги, которыми являются гособлигации.

То есть, если правительство пойдет на то, чтобы временно смягчить бюджетное правило, то компенсировать разовые расходы на антикризисные меры можно будет, в том числе за счет внутренних заимствований.

«СП»: — Даже так? У нас ведь бюджетное правило, как скрижали Завета. О том, что его в принципе можно пересмотреть, специалисты даже не заикаются. Хотя закон должен быть для человека, а не наоборот…

— На наш взгляд, в ситуации, которой мы сейчас находимся, это было бы оправдано. Все-таки экономика наша находится под двойным ударом: с одной стороны коронавирус и карантин, из-за чего встают производства, с другой — низкая цена на нефть. Но, если мы сможем немного смягчить бюджетное правило, например на 2020−2021 годы, то сможем выйти из тяжелого положения.

Этой мерой мы увеличим допустимый лимит по бюджетным расходам, что позволит компенсировать выпадающие расходы из-за сниженных ставок по страховым взносам и на какие-то разовые выплаты. То есть источники финансирования необходимых мер найдутся. Потому что есть резервы в Фонде национального благосостояния (ФНБ)…

«СП»: — Вы предлагаете их потратить? Вас могут растерзать за такие предложения…

— Конечно, нет. Посмотрите, у нас за прошлый год объем дополнительных нефтегазовых доходов почти 3 трлн. рублей. И по бюджетному правилу их надо перечислить в ФНБ. По-моему пришло время их немного потратить. То есть даже не сам фонд, а то, что в этом году должно быть туда перечислено. Перечислить, например, в неполном объеме. Это уже даст нам очень большие резервы.

Кроме того, обратите внимание, что хотя девальвация рубля многим не нравится, но ФНБ от этого вырос (до 8 трлн. рублей с гаком — авт.). Так что можно потратить только курсовую разницу, а основной объем ФНБ в рублевом выражении оставить каким он был в прошлом году. Почему бы не потратить эти дополнительно образовавшиеся средства?

То есть мы сейчас имеем два весьма серьезных источника для финансирования антикризисных мер: внутренние заимствования и нефтегазовые доходы. Мы не должны влезть в долговую яму и брать на себя длящиеся обязательства, потому что кризис пройдет, а обязательства останутся. Речь только о разовых расходах для экономики, для безработных, для того чтобы сохранить занятость.

«СП»: — Как можно изменить бюджетное правило?

— Я — экономист. И я говорю: ресурсы у государства есть, их можно использовать. А как это сделать практически?.. Видимо, для этого нужно политическое решение.

Член комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Сергей Пантелеев ждет от правительства стимулирования в первую очередь производства.

— Я, как человек всю жизнь проработавший в машиностроении, скажу, что у нас все последние годы мало внимания уделялось производству. Судя по недавнему заявлению Силуанова о конце «тучных времен», сейчас этого внимания будет еще меньше. Хотя мы постоянно говорим о необходимости экономического роста. И это ведь экономика еще не упала окончательно. Когда это случится, мало никому не покажется. Ведь финансы зарабатываются на конкретных реальных рабочих местах. Если они не производят продукцию, то откуда деньги?

«СП»: — Вам скажут, что от нефти. Полна «кубышка» ФНБ…

— Сколько их не было бы в «заначках», они имеют свойство быстро кончаться. Поэтому если не поддержат финансово сферу производства, то ситуация будет шоковая. Да, мы видим, что сейчас даются некие отсрочки, льготы, но реального вливания финансовых средств, для того чтобы работала экономика, нет. А объявленные каникулы, пусть это и выглядит хорошо, непонятно, кем будут оплачиваться. Чтобы выплатить что-то людям, надо что-то изготовить и продать. А как? Кому? Рынок встал. Это большая угроза для экономики.

То есть, озвученные меры не достаточны. Нужны прямые вливания. А к мерам должны быть прописаны механизмы из реализации.

А вот руководитель департамента социально-трудовых отношений и социального партнерства ФНПР Олег Соколов указывает, что бюджетную поддержку должны получать только социально ответственные работодатели.

— В кризисной ситуации требуется в первую очередь поддержка граждан, их рабочих мест, без чего не бывает и доходов — то, о чем говорил президент. Но меры, которые предпринимает правительство в этой части, очень скромные. И пособие по безработице низкое — никак не может обеспечить нормальной поддержки платежеспособного спроса населения. А главное, проблема доходов работников переложена на плечи работодателя, который в силу разных причин никак не настроен ее решать. Понятно, что крайним оказывается простой человек, работник, теряя и рабочее место и зарплату. А часто и то и другое.

«СП»: — А как должно быть?

— Системообразующие предприятия должны получить поддержку от государства. Но это должно решаться с учетом мнения Трехсторонней комиссии. Как федеральной, так и региональных отделений — они действуют в каждом субъекте РФ. То есть с участием и власти, и работодателей, и профсоюзов. Но сейчас мы наблюдаем обратную ситуацию. Попытки отправить людей в принудительные отпуска предпринимаются порой вопреки действующему законодательству как чрезвычайная мера. Так вот, меры поддержки предприятиям, причем неважно — малым, средним или крупным, должны выделяться только социально ответственным.

«СП»: — Но как их определить?

— Это не абстракция. К таким работодателям относятся те, кто заключил, либо принимает участие в федеральных или региональных соглашениях по минимальной заработной плате. Если же работодатель не присоединился ни к одному из этих соглашений, то какой же он социально ответственный? Он явно демпингует на рынке. Хотя даже среди госпредприятий есть такие.

И наконец, у нас много государственных предприятий, которые действуют как частные предприятия. Есть опыт Китая, ряда европейских стран, где для государственных предприятий есть единый орган управления. Это не Госплан, но, скажем, министерство госпредприятий, которое занимается управлением ими всеми, чтобы в кризис они поддерживали производство в стране, чтобы работали как единый народохозяйственный комплекс, а не конкурировали между собой. Чтобы решали общественные задачи. Поэтому нужен такой орган. Будет ставить задачи, план, принимать кадровые предприятия.

И вот эти предприятия и должны быть системообразущими и именно они должны получать поддержку государства.

(Visited 5 times, 1 visits today)
Loading...