Loading...

Где-то люди умирают от голода, а где-то всё хорошо: Как регионы выходят из самоизоляции

Как Ленинградская область, Республика Крым, Республика Хакасия, Нижегородская область и Москва переживают самоизоляцию

Еще 11 мая президент Владимир Путин объявил о постепенном выходе России из режимов ограничений. Предполагалось, что регионы на местах будут решать, насколько снижать ограничения и делать ли это вообще, руководствуясь подготовленными для них рекомендациями из центра.

Loading...

Регионы начали действовать методом проб и ошибок. Где-то режимы попеременно смягчали и ужесточали. Именно так было, например, в Саратовской области, в Пермском крае, в Республике Башкортостан и не только. В Москве собираются сохранять ограничения до появления вакцины, однако некоторые послабления там тоже были объявлены.

«Свободная пресса» выяснила, какие режимы действуют в регионах России сейчас и насколько они уместны. Так как «Единая Россия» традиционно поддерживает политику правительства, мы решили поинтересоваться, как обстоят дела в регионах, у представителей оппозиционной партии — КПРФ. И судя по их ответам, ситуация в регионах разнится очень серьезно.

Республика Крым
Руководитель фракции КПРФ в Государственном совете Сергей Богатыренко:

— В Крыму режим самоизоляции уже подходит к завершению, многие предприятия открываются. Но масочный режим сохраняется. Конечно, два месяца самоизоляции сказались на всех, но обстановка в регионе нормальная, стабильная.

Крым в принципе прошел коронавирус более-менее стабильно: здесь не было вспышек массовых заболеваний, и на сегодняшний день заболели 350 человек на двухмиллионное население. Поэтому я думаю, снятие ограничений проходит в рамках разумного. Тем более Крым — такой регион, где и природа помогает бороться с коронавирусом: это морской воздух, это хвойные леса на Южном берегу.

Нижегородская область
Заместитель председателя законодательного собрания Нижегородской области, руководитель фракции КПРФ Владислав Егоров:

— У нас по официальной статистике происходит постепенное снижение ежедневного числа заболевших. Но главным показателем, наверно, является не только количество заболевающих, а степень загруженности лечебных учреждений, степень их готовности к неожиданным вспышкам.

С начала эпидемии по сегодняшний день работа в регионе была проделана немалая. Я думаю, опасности коллапса в медицинской сфере нет. Хотя оптимизация системы здравоохранения, которая проводилась в течение последних лет, имеет тяжелые последствия для региона, у нас резко сократилось количество койко-мест. Взять, например, роддома и перинатальные центры: из 52, которые существовали в регионе в 2010 году, осталось на сегодняшний день только 17. А это значит, что рожениц возят за десятки и сотни километров. То же самое касается и другого: из двух инфекционных детских больниц осталась одна. Сокращение было тотальным, оно затронуло и сельские акушерские пункты, и крупные больницы в городах. Это очень серьезный тормозящий фактор для того, чтобы системно бороться с эпидемией.

Прогнозировать что-то в этих условиях я бы не стал, но думаю, что противоэпидемиологические меры будут сохраняться даже не недели — месяца.

Но жесткая самоизоляция у нас именно на бумаге. По постановлению губернатора нельзя зайти в торговый центр без перчаток и маски, мы первыми в стране вводили QR-коды. Реально же ситуация обстоит иначе: на улицах вы не увидите пустоты, какая была в первые дни эпидемии. Сегодня в центре уже заняты все парковочные места — негде машину поставить. Сильное движение в загородном направлении и обратно. Я думаю, все это потому, что изначально не был введен режим чрезвычайного положения в стране. Режима нет — и спрашивать с населения власть в полном объеме права не имеет. В результате все пугались только в начале, а потом стали понимать: ну, остановят; ну, пожурят; ну, может, из 10 человек одному штраф выпишут. Режим повышенной готовности — это очень далеко от режима ЧС, и народ не глупый, он это понимает.

Поэтому количество людей, которые выходят сегодня на улицу, оно, на мой взгляд, не соответствует тому уровню опасности, который в регионе остается.

Что касается поддержки населения и бизнеса, то наше региональное отделение КПРФ в самом начале коронавирусной истории обратилось к губернатору с предложениями по поддержке малоимущих граждан, индивидуальных предпринимателей и малого бизнеса. Совещание по поддержке МСП было проведено, но сказать, что многие сумели до настоящего момента воспользоваться мерами — я не могу.

Нижегородская область — она показательная, по ней измеряют «среднюю температуру» в стране. И у нас представители предпринимательского сообщества не получили той необходимой им поддержки, на которую могли бы рассчитывать. Как говорят, по стране в целом порядка 10% предпринимателей смогли получить хотя бы какую-то государственную поддержку, так же и в нашем регионе. Очень многие предприниматели у нас не попали в перечень получающих поддержку просто по формальным основаниям.

Что касается поддержки граждан — малоимущих, многодетных, ветеранов — наше региональное отделение КПРФ предложило освободить их на период самоизоляции от уплаты ряда обязательных коммунальных платежей, в частности — за капитальный ремонт, за вывоз ТКО. Мы предложили отменить повышение тарифов ЖКХ 1 июля, вообще заморозить тарифы ЖКХ на три года, так как у нас в регионе за последние пять лет эти тарифы выросли на 34% при том, что реальные денежные доходы населения снизились на 11%. Никаких объективных оснований для повышения тарифов в условиях самоизоляции и снижения доходов населения — нет.

Но на заседании заксобрания наши инициативы были отклонены большинством единороссов. Внятных аргументов, почему это сделано, я так и не услышал. Наши доводы оказались не восприняты. И это касается не только сферы ЖКХ, это касается и наших предложений по бесплатной раздаче средств индивидуальной защиты населению. Мы не только предлагали это делать, но и сами участвовали: наши ребята коммунисты организовали при поддержке обкома КПРФ производство на 3D-принтере пластиковых щитов для врачей, и несколько щитов были переданы медикам. Был организован пошив масок, мы их отравляли в лечебные учреждения. Но со стороны государства и правительства области такой меры поддержки не было. Хотя, как подсчитано, в регионе выполнение всех требований самоизоляции обходится в 4000 рублей. Население в этой части оказалось необеспеченным.

Что касается поддержки медиков, то именно у нас был один из первых в стране эпизодов стихийного схода врачей скорой помощи, а также среднего медперсонала и водителей скорой. Они просто возмутились начислениями, которые им перевели на карту за то, что они работают с коронавирусными больными: кому-то начислили 1000 рублей, кому-то и 100 рублей, кому-то несколько десятков рублей. Возникала конфликтная ситуация с представителями правительства. Конечно, эти вспышки недовольства чему-то власть учат, и сейчас они уже стараются не допускать подобных конфликтов, но благополучие в этой сфере тоже не везде есть.

Республика Хакасия
Председатель Хакасского регионального отделения КПРФ Анатолий Старовойтов:

— Так как я человек пожилой, считаю, что карантин — действительно правильная вещь, и правильно, что мы приучили людей надевать маски и перчатки, заботиться о здоровье. То, что происходит сегодня в нашей республике — считаю нормальным. Когда я посещаю магазины или еду по городу, я вижу, что люди поняли и правильно восприняли обязательные меры.

С ослаблением мер, я считаю, торопиться не стоит. Заболеваемость, к сожалению, снижается медленно, и больше всего в этой ситуации страдают сами медики.

Но, думаю, к середине лета ограничения снимут. Единственное, что нужно сохранить — это обязательное ношение масок и перчаток в местах общего купания, на курортах и в других местах, где большое скапливается людей.

Что касается экономики, то, конечно, она пострадала сильно — так во всей стране. Но мы к этому шли: если бы Россия собственные предприятия не загубила, у нас не было бы такого спада. Надеюсь, этот случай даст повод нашему правительству задуматься о том, что надо создавать свою экономику, не оглядываться ни на Китай, ни на США. У нас должны быть собственные производства, которые обеспечивают людей и работой, и товарами.

Город Москва
Депутат московской городской думы, член фракции КПРФ Екатерина Енгалычева:

— Нынешние меры я оцениваю, как имитацию борьбы с вирусом, а заодно и издевательством над москвичами.

Несколько месяцев лишенные работы и средств к существованию люди в большинстве своем не получают никакой помощи.

Даже те, кто встал на учет в Центр занятости населения, пишут мне обращения, что обещанных пособий по 19,5 тыс. рублей они получить не могут: в лучшем случае начисляют 12 тыс. рублей, а кому-то и 3000 рублей. Но и то: только тем, у кого была официальная работа. А сколько людей в нашей стране работает неофициально — сейчас их лишили возможности работать и обеспечивать себя и при этом никак не поддерживают.

Главной ошибкой считаю введение цифровых пропусков, спровоцировавшее столпотворение у метро 15 апреля и последовавший после этого всплеск заболевания коронавирусом.

Меры по смягчению — однобокие, направленные на поддержку друзей-олигархов. Взять, например, разрешение работ на стройках, где в условиях абсолютной антисанитарии трудятся тысячи мигрантов и заражают друг друга, а после и местных жителей, посещая магазины рядом со стройками.

Бюджетные деньги выделяются на социальный мониторинг и на дистанционную медицину вместо реальной помощи людям. Мы, депутаты от КПРФ, внесли законопроект о поддержке населения и выплатах гражданам — о перераспределении бюджета в пользу выплат людям. Разве нужны москвичам за сотни миллиардов рублей бордюры, плитка, пластиковые деревья, художественная подсветка зданий, деревьев во время коронавируса? Даже стройку метро и реновацию можно немного сократить, поддержав в этом году людей деньгами, чтобы они элементарно смогли дожить до окончания строительства метро или переселения дома. Мне поступает огромное количество обращений граждан, они пишут, что им буквально нечего есть, не на что купить еды, все пересылаю в мэрию! И требую рассмотрения нашего законопроекта о поддержке граждан.

По поводу поддержки бизнеса могу четко сказать чиновникам: «Хватит врать! Где поддержка? Где помощь? Где достаточные меры?» Я сама являюсь депутатом на общественных началах, а зарабатываю как раз в бизнесе, поэтому говорю это как представитель бизнеса. Достаточные, а точнее избыточные меры поддержки, оказываются Сечину, Грефу и прочим олигархам, а простым людям — малым бизнесменам на что жить? Избавили нас от налогов на прибыль за второй квартал — только налога и так нет, потому что прибыли нет… Поступают жалобы от арендаторов в торговых и офисных центрах, которые ничего не зарабатывая должны платить аренду за все месяцы, несмотря на то что центры закрыты. Им нужно платить и зарплату сотрудникам, и другие платежи, в еще и аренду…

Строительные магнаты, олигархи, владельцы центров, то есть богатые — богатеют, а бедные — беднеют. Вот и все, что можно сказать о таких мерах поддержки.

Ленинградская область
Руководитель фракции КПРФ в законодательном собрании Ленинградской области Регина Илларионова:

— На мой взгляд, меры, которые сейчас действуют — они в самый раз. Кафе и рестораны, я не скажу, что открылись, пока об этом говорить рано. Люди к ограничениям относятся очень по-разному: кто-то серьезно соблюдает, кто-то считает, что все ерунда и вируса нет.

Поддержка бизнеса в регионе работает.

Действовать в плане смягчения мер нужно осторожно, потому что рядом Санкт-Петербург, где ситуация непростая. Поэтому нужно быть очень внимательными и не торопиться.

(Visited 85 times, 1 visits today)
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Loading...