Loading...

Глава Чувашии заставлял прыгать офицера, а Собянин всю Москву: Чем закончится

Глава Чувашии заставлял прыгать офицера, а Собянин всю Москву: Чем закончится

Дмитрий Песков сообщил нам, что «на данный момент ещё рано оценивать идею о передаче главам регионов функций, связанных с борьбой с COVID-19, однако позднее будут даны соответствующие оценки». Он также пояснил: «Принятию президентом этого решения предшествовала тщательная проработка ситуации. Это не было какое-то скоропалительное решение. В целом ситуация с разными условиями в регионах, разной скоростью распространения болезни, она и обусловила отдельные полномочия для глав регионов». Что это значит.

Тема полномочий губернаторов, шире – их политического статуса, за последние месяцы и даже недели стала одной из самых важных. Она обсуждается экспертами, она интересует граждан, она оборачивается совершенно разными сторонами. Есть примеры работы ВДЛ (высших должностных лиц – принятое «в кругах власти» сокращение), высоко оцениваемых на самом верху – как, например, была оценена работа мэра Москвы Собянина. Есть совершенно противоположные сюжеты – как, например, в случае с Михаилом Игнатьевым, бывшим главой Чувашии, отправленным в январе в отставку по недоверию президента: оказывается, 20 мая он подал в верховный суд иск об оспаривании Указа президента России от 29 января 2020 года «О досрочном прекращении полномочий главы Чувашской республики». Казалось бы, при чём здесь одно, другое и третье? А общее на самом деле есть. Особенно если вспомнить ещё Бориса Ельцина и его знаменитые слова тридцатилетней давности: «Берите суверенитета столько, сколько сможете проглотить».

Loading...

Начнём с того, что объединяет Игнатьева и Собянина. Эпиграфом к этой истории можно поставить слова песни: «Вышли мы все из народа». Или даже из народности.

Деревенский бунтовщик
«Бунтарь» Михаил Игнатьев для сегодняшнего дня уникален. Он – первый бывший губернатор, подавший на президента страны в суд за последние 26 лет. Ранее прецедентов было два: в 1993 году в суд подавал известный оппонент Ельцина, брянский губернатор Юрий Лодкин (он все суды в конечном счёте проиграл, но в 1996 году был избран губернатором), а в 1994 году – липецкий губернатор Геннадий Купцов (он суд в конце концов выиграл, но к власти так и не вернулся). Но – времена были совершенно другие: в 1996-1997 годах, сразу после приснопамятных президентских выборов 1996 года, последовала череда побед прокоммунистических кандидатов на губернаторских выборах. Многие из этих кандидатов шли на выборы под радикальными лозунгами – вплоть до «банду Ельцина под суд» (правда, после избрания все были вынуждены срочно искать компромисс с тогдашним главой администрации президента Анатолием Чубайсом).

Михаил Игнатьев – выпускник техникума, с 1981 года прошёл свой трудовой путь: работал грузчиком на складе, помощником комбайнёра, бригадиром полеводческой бригады, председателем колхоза «Прогресс».

Игнатьев стал президентом (так тогда называлась должность) Чувашии в 2010 году, сменив популярного первого президента республики, нынешнего первого заместителя председателя Совета Федерации Николая Фёдорова, опытного политика, демократа «первой волны» и первого министра юстиции Российской Федерации. Фёдоров был признанным лидером региональной «номенклатуры» – чуваш с большим федеральным опытом, нашедший общий язык с местными кланами. Сам Михаил Игнатьев – типичный выходец из чувашской глубинки. Уроженец деревни Малые Тарханы, выпускник техникума (через десять лет окончил Чебоксарский сельскохозяйственный институт), с 1981 года прошёл свой трудовой путь: работал грузчиком на складе, помощником комбайнёра, бригадиром полеводческой бригады, председателем колхоза «Прогресс». С начала 90-х двинулся в местную политику – стал депутатом Чебоксарского совета, заместителем министра сельского хозяйства, возглавил Чебоксарский район, потом стал первым вице-премьером правительства. И уже с этой должности – по рекомендации Фёдорова – отправился возглавлять регион.

Выражая несогласие с решением о своём отстранении, Игнатьев упоминал благодарности и поощрения, полученные им за десять лет работы в должности. Были поощрения. Были и обвинения (неофициальные, конечно) – недоброжелатели говорили и о коррупции, и о самодурстве. Как известно, последней каплей, после которой терпение президента кончилось, стала некрасивая история с награждением отличившихся пожарных. Одному из них, низкорослому, пришлось попрыгать за ключом от машины перед шутником Игнатьевым. Видео стало вирусным, на нём хорошо похайповали борцы за этику из «Единой России», а сам Игнатьев вообще не понял – а чего такого? Свои люди же!

Добрый человек из Когалыма
Сергей Собянин возглавляет Москву тоже десять лет. Но это – совсем другая история, история успеха. Хотя начиналось всё похожим образом. Собянин старше Игнатьева всего на четыре года. Он тоже родился в деревне в «национальной автономии» – в селе Няксимволь Ханты-Мансийского автономного округа. Его жизненный путь был, конечно, более широким, чем у чувашского аграрника: он окончил Костромской технологический институт, работал слесарем, бригадиром токарей, мастером цеха на Челябинском трубопрокатном заводе. А потом пошёл «по комсомольской линии» и вернулся на родину в ХМАО, в посёлок (а потом город) Когалым. Там он за шесть лет сделал хорошую административную карьеру – от заместителя председателя Совета народных депутатов Когалыма до главы администрации Когалыма. Тогда же Собянин стал членом команды харизматичного Юрия Филипенко – главы ХМАО в 1991–2010 годах. Филипенко помогал своему младшему товарищу делать карьеру: в 1994 году Собянин возглавил окружную думу и стал известным борцом за права национальных автономий – ХМАО и Ямало-Ненецкого автономного округа. Утверждается, что в 1995 году по его инициативе оба округа бойкотировали выборы тюменского губернатора. Он активно выступал и за выход ЯНАО и ХМАО из состава «матрёшечной» Тюменской области. Правда, став в 2000 году по инициативе и при поддержке ХМАО и ЯНАО тюменским губернатором сам, он перешёл на позиции объединителя земель и пресёк попытки руководителей округов (в том числе своего бывшего патрона) и дальше играть в автономизацию.

Коронавирусные месяцы выдвинули Собянина на авансцену российской политики.

Федеральная карьера Собянина началась ещё в Ханты-Мансийске. В 1996 году, в соответствии с тогдашним законодательством, он по должности стал членом Совета Федерации и дорос там до высокой должности – возглавил комитет по конституционному законодательству и судебно-правовым вопросам. Ну а потом, в 2005 году, началась серьёзная федеральная карьера – руководитель администрации президента, вице-премьер и руководитель аппарата правительства, мэр Москвы.

Плоды трудов Собянина в Москве хорошо известны. Московский «средний класс» воспринял его поначалу в штыки, пресловутая «плитка Собянина» (которую почему-то стали перекладывать от одного до двух раз в год) стала притчей во языцех, а «ночь длинных ковшей» – бессудный снос ларьков, большая часть которых имела все необходимые законные основания для своей деятельности (как известно, сам мэр отреагировал на эту проблему просто – «нельзя прикрываться бумажками»). Возмущала и спокойная, сухая бесцеремонность мэра (далёкая от эмоционального самоуправства его предшественника Юрия Лужкова), эдакая настойчивость бульдозера, который, что бы там ни вопили вокруг, что надо – снесёт, что надо – построит и кого угодно переселит хоть куда.

Коронавирусные месяцы выдвинули Собянина на авансцену российской политики. А москвичей буквально взорвало: цифровой контроль за «самоизолянтами», пропускной перчаточно-масочный режим, заливка деньгами (якобы за создание временных лечебных учреждений) крупнейших арендодателей («Крокус-экспо» и ВДНХ) – всё это напомнило про другую фразу Ельцина. В 1998 году, сообщая представителям СМИ о своём решении назначить Бориса Березовского исполнительным секретарём СНГ, он одёрнул зашумевших и возмущённых журналистов так: «Ничего, проглотите. Это для дела».

Суверенитет с проглотом
И к суверенитету, который тоже предлагалось «проглатывать», вся эта история также имеет прямое отношение.

Возлагать всю ответственность за пресловутый «парад суверенитетов» на Ельцина было бы несправедливо. «Парад» был открыт Горбачёвым, который считал главной угрозой для своей власти РСФСР – и потому, что её возглавил аппаратный соперник Ельцин, и потому, что большинство неназываемого государствообразующего народа России отказало в доверии горбачёвскому руководству.

Вот Михаил Сергеевич и принялся хитрить (как всегда, себе на погибель, но главное – на погибель всей стране) и играть. Играть в любимую игру советского режима – в «право наций на самоопределение». Поэтому союзным республикам была обещана конфедерация (чтобы у огромной России не было бы никаких преимуществ перед Молдавией или Эстонией). И поэтому «национальным автономиям» в составе РСФСР было обещано «прямое» членство в составе «обновлённого Союза Суверенных Государств».

Михаил Сергеевич принялся хитрить и играть в любимую игру советского режима – в «право наций на самоопределение».

В борьбе за свою власть и за целостность РСФСР (а Ельцин понимал, что без сохранения единой федерации его власть рухнет) президент и пошёл на свои игры в суверенитет автономий. Вступил с Горбачёвым в игру на опережение. Его слова (берите суверенитета, сколько проглотите) имели продолжение: но не забывайте, что находитесь в центре России. Имелось в виду – мы вам дадим, что вы хотите, и быстро, но из состава Федерации не выпустим.

Однако многонациональная номенклатура РСФСР (как и СССР) оказалась неспособна к разумным компромиссам и уступкам. Ложный «суверенитет», заложенный в 1917 году, по словам Путина, «атомной бомбой» под историческую Россию, денационализировал бюрократию, освободил её от «химеры патриотизма» и превратил личную и клановую власть в единственный смысл существования. Неспособные рассуждать и анализировать на один ход вперёд, национал-номенклатуры раздербанили СССР с одной мыслью: с нас теперь никто ничего спрашивать не будет (нет Союза), но будет всё нам давать и всем нас кормить (Россия-то осталась).

Онкология национал-номенклатуры поразила и государственный организм постсоветской России. Ельцинскую установку номенклатурные кланы автономий восприняли с поправкой, а именно так: «Проглотим суверенитета столько, сколько сможем взять». А это значит – если сможем, то всё сожрём.

Кстати, поведение русских «субъектовых» (от «субъекты Федерации» – так стало принято называть области и края России) элит попало в фарватер к автономиям – они также, по преимуществу, чувствовали себя автономными от народа и государства.

… «Парад суверенитетов» Ельцина был попыткой выйти на компромисс в кризисных условиях распада СССР. России нужна была помощь и поддержка самостоятельных и защищающих интересы граждан России регионов, она была готова отказаться от чрезмерной советской централизации. Но проглотчики едва не проглотили Россию. И речь идёт не только о Татарстане и «Ичкерии», провозгласивших себя практически независимыми государствами со своим гражданством, но и об остальных подозрительных субъектах Федерации, которые принялись на рубеже веков дербанить единое государство. Известная централизация России после 2000 года, отмена «отдельных договоров с отдельными субъектами», отказ от чрезмерной самостоятельности регионов – всё это стало (возможно, слишком сильной) реакцией на угрозу второго номенклатурного развала страны.

Но 2020 год стал моментом истины для системы. Как и тридцать лет назад, государство оказалось перед новыми вызовами, вызовами, требующими не только подчинения и исполнительности, но и сознательной солидарности, в каком-то смысле автономного участия руководителей российских регионов в решении проблем страны. Это почти как на войне – приказы верховного главнокомандования обязательны, но командующие фронтов обязаны действовать по своему усмотрению в конкретной боевой обстановке, не спрашивая разрешения на каждый выстрел и не отчитываясь по каждому потраченному на раненых бинту.

Однако от автономистской онкологии наши «элиты» так и не избавились. Во всяком случае, многие. «Делайте, люди, что хотите – за ключами прыгайте, скачите по чётным числам на правой, а по нечётным на левой ноге, шлите своё селфи на фоне СНИЛС. Проглатывайте. А мы тоже проглотим, если сможем. А если сможем – то проглотим всё. И вас. И Россию».

(Visited 121 times, 1 visits today)
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Loading...