Loading...

Вице-премьер Борисов хочет добиться 5−6% экономического роста

Вице-премьер Борисов хочет добиться 5−6% экономического роста

Поможет ли дефицитный бюджет развитию экономики

Эпидемия коронавируса и вызванный ей социальный кризис вынуждает власти задуматься о смене подходов к развитию экономики. Рост в 1−2% в год недостаточен, нужно 5−6%, заявил вице-премьер Юрий Борисов.

Loading...

Инструментом такого роста должна стать новая финансовая политика. «Я считаю, что мы должны прекратить гордиться профицитным бюджетом страны на период обеспечения более динамичного роста. Думаю, что мы должны рисковать и идти на дефицитный бюджет, идти на заимствования», — предложил чиновник.

По его словам, это даст новое качество экономики. России давно пора слезть с нефтяной иглы. Страна не должна зависеть от изменения цен на углеводороды. Предметом для гордости может стать развитие производства, которое позволит «доминировать за счет отечественной продукции на внутреннем рынке и увеличивать свой экспортный потенциал».

Смелая новация озвучена вице-премьером в момент, когда экономические проблемы грозят перерасти в социальные, а значит и в политические. Согласно прогнозам, общее число безработных очень скоро может увеличиться в три раза — до 10−15%. Целая армия голодных. Без форсированного развития страны справиться с этим вряд ли возможно.

Экономист и публицист Юрий Болдырев считает, что для настоящего развития необходима комплексная смена социально-экономической политики в стране.

— Перспективы предложения вице-премьера попробую объяснить на примере. Всем известны стили плаванья: брасс, кроль, на спине, по-собачьи и т. д. Так вот, абсурдно и недопустимо продолжать плыть по-собачьи, но при этом выдвинуть предложение левой рукой загребать как в брассе, а правой как на спине.

То есть здесь нет смысла ни в каком отдельном самостоятельном предложении в рамках всей совокупности финансово-экономической политики — она абсурдная, тупиковая, колониальная, вредная, ведущая нас в пропасть. Если продолжая нестись в пропасть, вы решили чуть-чуть загребать левой рукой не по-собачьи, а как брассом, радикально ничего не изменится.

В одном случае можно разворовывать страну через накопление средств ФНБ и кормление из ФНБ ростовщика, в другом случае можно загонять страну в безнадежные долги и эти долги разворовывать также, как это было в 1990-е годы. Это не есть предложение по радикальной смене экономической политики по развороту природных ресурсов на собственное промышленно-технологическое развитие.

К сожалению, это такое… междометие, восклицание, не несущее масштабного созидательного смысла. Если за этим последует радикальный разворот комплекса социально-экономической политики — то, что постоянно предлагал в свое время МЭФ, РАН постоянно предлагает, академик Глазьев, национально-патриотические силы, левые силы, тогда будет что обсуждать.

— Предложение о дефицитном бюджете звучит давно. Это возможный шаг для интенсификации экономического развития, — согласен с вице-премьером профессор Московского финансово-юридического университета, д. э. н. Александр Бузгалин. — Но в условиях кризиса можно и должно в первую очередь использовать другие средства.

«СП»: — Какие?

— Это не только «кубышка» государства, но и средства долларовых миллиардеров, которые увеличили свое состояние на десятки миллиардов долларов, и которые должны быть обложены дополнительными налогами, поскольку для них коронавирус — это объективная выгода. Форс-мажор наоборот.

Ограниченное дефицитное бюджетное финансирование — это разумная мера. Единственная проблема — для того, чтобы это реализовать, нужна другая система государственной власти, другие акторы, и другая, глубоко реформированная, системы общественных отношений. Потому что просто деньги в российской экономике развития не вызовут.

А важно именно развитие. Потому что рост теми или иными темпами может осуществляться и за счет экстенсивных факторов: ухудшения структуры экономики, наращивания продажи сырья, спекуляций, посредничества. Это все будет фиктивный рост. Важно развивать образование, науку, медицину, высокие технологии. Повышать человеческие качества. А этого наше правительство делать не умеет. Поэтому в существующих условиях деньги будут полезны, но дадут небольшой эффект.

«СП»: — Наверное, многое станет ясным 1 июня, когда станут известны подробности плана восстановления экономики, подготовленного кабмином по поручению президента?

— В правительстве есть сторонники другой нелиберальной экономической политики — тот же Белоусов, но в целом нацеленность власти… Я имею в виду не только правительство, это, прежде всего, экономическая власть, которая сосредоточена в руках крупного капитала и сращенной с ним бюрократии. Эти лица заинтересованы не в развитии, а в увеличении своей власти и собственности.

Это тупиковая модель. Даже если детали макроэкономической политики чуть изменятся, она все равно будет реализовываться. Принципиально картина не изменится. Стагнация качественных параметров будет сохраняться.

— Если посчитать падение доходов в федеральные и региональные бюджеты и учесть дополнительные расходы, связанные с эпидемией коронавируса, то дефицит консолидированного бюджета уже превысил планку в 9 трлн. рублей, — отметил профессор кафедры международных финансов МГИМО Валентин Катасонов. — Это сопоставимо с величиной ФНБ, выраженной в рублях. Можно сказать, что у нас уже нет ФНБ. Но целый ряд чиновников считает, что ничего страшного и надо использовать дополнительные возможности — заимствования.

«СП»: — У кого и каким способом заимствовать?

— Активизировать размещение гособлигаций на внутреннем и внешнем рынке. Но на внешнем рынке сейчас серьезные проблемы. Сложно получить средства, так как там есть дефицит ликвидности и как следствие высокие процентные ставки.

Для того чтобы размещать на российском рынке надо включить печатный станок. Потому что главными покупателями этих бумаг должны стать коммерческие банки. Ведь Центробанк по Конституции РФ не имеет права покупать облигации Минфина. Впрочем, и в США закон также не позволяет, чтобы ФРС напрямую покупала казначейские бумаги.

Правда, на сегодня спрос на облигации Минфина оказался существенно ниже, чем ожидалось. Попытки стимулировать его наблюдаются, но эффекта это пока не дает. Так что механизм дает сбои. Наверное, чтобы привести спрос на облигации в соответствие с предложением придется повышать процентную ставку, чтобы сделать это более привлекательным.

В целом банки сейчас занимают выжидательную позицию. Они боятся делать резкие движения, так как банковская система находится под дамокловым мечом. Введенные кредитные каникулы привели к тому, что многие банки сейчас имеют проблемы. Осенью, в сентябре-октябре может произойти коллапс, который затронет экономику и банки тоже.

«СП»: — А почему именно осенью?

— Потому что все эти каникулы, кредитные, налоговые — это отсрочка на полгода. Осенью она закончится. И плюс мораторий на банкротство. Но процесс-то банкротств идет все равно. Де-факто «пациент» умер, а де-юре жив, а значит, обязательства по налогам и кредитам начисляются. И осенью это выскочит. Банки это понимают и боятся.

«СП»: — А как же рост в 5−6%, о котором говорит Борисов?

— Какой рост? Тут обвал грозит… Борисов из вице-премьеров, пожалуй, самый адекватный, так как отвечает за ВПК. Теоретически он говорит правильно. Но он все-таки не финансист и не до конца понимает, что сейчас никто не готов кредитовать Минфин.

(Visited 19 times, 1 visits today)
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Loading...