Loading...

Нарушил самоизоляцию, забрали детей: Поход в лес закончился разборками с опекой

Нарушил самоизоляцию, забрали детей: Поход в лес закончился разборками с опекой

Органы опеки Приморья хотят ограничить в родительских правах многодетного отца, организовавшего для своих детей лесной поход с палаткой. Его уже обвинили в ненадлежащем исполнении своих обязанностей по воспитанию и заставили делать ремонт в доме. Ранее опека Приморья пыталась отобрать трёхлетнюю девочку у бабушки из-за того, что та взяла её с собой на ферму. Рассказываем, как защитники прав детей устраивают в регионе произвол.

Недавно СМИ облетела новость – в приморском посёлке Кавалерово пропали трое детей, а потом их нашли в лесу вместе с отцом, после чего органы опеки детей изъяли. Журналистами история подавалась так, будто отец семейства Алексей Ивлев – чуть ли не шизофреник. Поступок 40-летнего мужчины пресса пыталась объяснить паническим страхом Алексея перед коронавирусом, так как мужчина шесть лет назад потерял жену, умершую от пневмонии.

Loading...

В частности, агентство Life не стеснялось называть мужчину «горе-отцом», линчуя его за то, что он в соцсетях делал репосты записей об опасности чипизации и – о ужас – публиковал православную молитву «во время губительного поветрия». Также агентство сравнило Алексея с психически нездоровой жительницей Татарстана, которая две недели удерживала детей в лесу и кормила листьями. Словом, почитаешь такие новости и сразу порадуешься за приморскую опеку, которая так оперативно изъяла детей у какого-то сумасшедшего.

Вот только за «жареными фактами», раскручиваемыми в СМИ, кроется совсем другая история, представляющая региональные власти не в лучшем свете.

«Отошли от посёлка метров на 300. Дети просили пойти в поход»
Через некоторое время, когда журналисты пообщались с Алексеем Ивлевым, открылась несколько иная версия событий. По словам мужчины, его двое сыновей 12 и 16 лет и девятилетняя дочка сами просили папу пойти в лес и пожить там некоторое время. Ещё бы – погода теплая, а готовить на костре и ночевать в палатке для любого ребёнка – настоящее приключение. Вот Алексей и устроил детям небольшой поход – по его словам, отошли от посёлка они всего метров на 300, причём мужчина время от времени приходил в населённый пункт, и его там видели.

Алексей оборудовал лагерь всем необходимым: большая современная палатка, солнечная электростанция, ноутбук, переносной душ, огнетушитель, провизия.

Детям ничего не угрожало. Как им надоело бы в лесу – вернулись бы домой. Мы просто отдыхали,– заверил он журналистов.

Но в школе, где учились сыновья и дочь Алексея Ивлева, довольно быстро подняли шум – мол, дети пропали. Полиция стала искать их и через две недели нашла в лесу. Вот как, по словам Ивлева, это происходило:

«Для меня на самом деле было несколько удивительно увидеть поднимающихся полицейских, осторожно вышагивающих в массиве лесных деревьев. Я вышел из палатки и заметил целую цепочку. Мы ни от кого не прятались и особо не маскировались. Я вышел и, чтобы привлечь их внимание, просто-напросто сказал: «Добрый день». Они увидели меня и ближе стали подходить. И мне стало известно о том, что мы попали в розыск. Из-за того, что, никому не сообщив, удалились в режиме самоизоляции, хотя и взяли с собой всё необходимое».

По словам Алексея Ивлева, его двое сыновей 12 и 16 лет и девятилетняя дочка сами просили папу пойти в лес и пожить там некоторое время.

В итоге детей у мужчины изъяли и отправили в поликлинику, правоохранители составили на него протокол за «ненадлежащее исполнение родительских обязанностей», а региональные органы опеки начали готовить иск об ограничении многодетного отца в родительских правах – об этом сообщила детский омбудсмен Ольга Романова. Опека планирует отправить сыновей и дочь Алексея Ивлева на реабилитацию под надзор психологов. Действительно, ведь две недели пожить в оборудованной палатке в лесу – это же ужасная травма для психики подростка.

Сейчас Алексей пытается добиться возвращения детей. Он заявил, что дети не представляют себя вне семьи и хотят домой. Но опека так просто воссоединять семью не хочет, несмотря на то что та всегда была благополучной и ни на каких учётах не состояла. Так, Алексея заставили делать в доме ремонт:

Отцу необходимо срочно привести в порядок помещения, в которых живут дети. Это требование органов опеки абсолютно оправданно, поскольку санитарные и бытовые условия в доме требуют улучшений. [Дети] очень привязаны к отцу, потому вся семья заинтересована в том, чтобы ремонт завершился как можно скорее,– заявила детский омбудсмен Приморья Ольга Романова.

По сути, у совершенно нормального человека, который до того прекрасно жил со своими детьми и старался интересно организовывать их досуг, отобрали двух сыновей-подростков и дочь только потому, что он пошёл с ними в поход, не сообщив об этом в школу. А потом отца-одиночку ещё и заставили делать ремонт – естественно, не заботясь о том, откуда ему брать на это деньги.

Не в первый раз
Что настораживает ещё больше – так это то, что всего каких-то три месяца назад в Приморье уже пытались схожим образом забрать ребёнка из семьи, пеняя на ненадлежащие условия его проживания. Царьград писал об этом случае: трёхлетнюю девочку отобрали у родной бабушки-опекуна, обнаружив её на ферме. Пожилая женщина пыталась объяснить внезапно нагрянувшим проверяющим, что живёт она в большом и чистом доме, а девочку взяла с собой на работу буквально на пару часов – корова отелилась, нужно было срочно идти, а ребёнка оставить не с кем. Но те и слышать ничего не хотели.

Уполномоченный по правам ребёнка в Приморском крае Романова Ольга Владимировна.

В итоге девочку вернули бабушке на следующий день, заставив последнюю сделать дома уборку. Об успешной «операции» гордо отрапортовала всё та же Ольга Романова, детский омбудсмен Приморья:

«Опекун вовремя устранила все замечания, органы опеки осмотрели дом, в котором будет проживать девочка, претензий нет», – сказала она тогда.

Неужели для уборки в доме необходимо забирать ребёнка из семьи? Почему нельзя вместо этого войти в положение родителя и помочь привести помещение в должный вид, если, конечно, требования органов опеки вообще имеют под собой основания? Разве задачей опеки является не помощь «неблагополучным» семьям? Видимо, приморская опека и детский омбудсмен региона Ольга Романова считают, что у них другая задача: первым делом нужно отобрать детей, а потом уже разбираться.

Права детей в Приморье защищает журналистка
Впрочем, если посмотреть на биографию детского омбудсмена Приморья Ольги Романовой, там есть интересный факт. Чиновница не имеет образования, связанного с работой с детьми, – ни психологического, ни педагогического, ни даже юридического. В 1995 году она закончила Дальневосточный государственный университет по специальности «журналистика», а потом строила карьеру на Российской вещательной корпорации во Владивостоке. Параллельно пробовала себя в бизнесе, учредив продакшн-студию под названием «Продюсерский центр «Рост»», которая делала фильмы по заказу региональных властей. Через некоторое время создала семейный портал «Владмама» и одноимённый благотворительный фонд.

На должность уполномоченного по правам ребёнка в Приморском крае Ольга Романова была назначена совсем недавно – 9 января 2020 года. Но, как видим, уже успела засветиться в двух историях, выставляющих местные органы опеки в не самом выгодном свете.

Когда чиновница заступала на должность, она заявила, что её главной задачей будет «предотвращение кризисных ситуаций с детьми». Похоже, под «кризисными ситуациями» бывшая журналистка понимает попадание деревенского ребёнка на ферму или поход в лес. Да, лучше вообще забрать детей из семьи, чем допустить их попадание в такие «кризисные ситуации». Гуманный подход, ничего не скажешь!

Однако в сфере защиты детей и семей далеко не все разделяют такую «гуманность».

Волынец: «За такое сотрудников опеки нужно сажать»
Так, по мнению председателя Национального родительского комитета Ирины Волынец, случившееся в приморском поселке Кавалерово – это настоящая халатность органов опеки.

Ребёнка нужно забирать в одном-единственном случае: если дальнейшее пребывание с родителями опасно для его жизни и здоровья. Это прописано в законе. Все остальные случаи изъятия – это настоящий социальный фашизм, преступная халатность органов опеки. Дети – это не кнут для того, чтобы дома навели порядок. Для этого есть другие инструменты. Кто ответит за этот стресс ребёнка, его психическую травму? Я считаю, что за такие правонарушения нужно сажать в тюрьму,– заявила Волынец в интервью Царьграду.

По её словам, существующая проблема с изъятием детей из благополучных семей – от отсутствия контроля за этой сферой. Нет специального института, который бы регулировал деятельность органов опеки.

«Очень часто на этих позициях оказываются люди профнепригодные и даже те, кто приходит на эту работу с какими-то корыстными целями, – считает Ирина Волынец. – Из-за низкой зарплаты и низких требований туда идут те, кому больше некуда пойти. И, естественно, они начинают злоупотреблять своими полномочиями, которые у сотрудников органов опеки довольно широкие».

Государство должным образом не прорабатывает этот вопрос – и дети, увы, из семей продолжают изыматься. Пусть временно – но от этого не легче. Дети становятся чуть ли не предметом шантажа, когда в регионах опека своевольно заставляет их родителей выполнять свои требования, угрожая отправить вполне благополучных ребят в интернат или приют.

«В семье всегда лучше»
Многодетному отцу-одиночке Алексею Ивлеву, можно сказать, повезло: после того как история попала в СМИ и получила широкий общественный резонанс, местная администрация пошла ему навстречу и даже предложила помощь в ремонте дома, который, как признаёт сам Алексей, он, действительно, подзапустил. Особенно в последние два месяца – семейство было полностью увлечено подготовкой к походу.

Шесть лет назад я похоронил беременную супругу. Так что седьмой год я воспитываю детей один, не женюсь и не стремлюсь. Всецело поглощен воспитанием детей. Так получилось, что подзапустил внутреннее убранство дома. Одному держать хозяйство сложно. Но дети всегда у меня сыты, обуты, одеты, уроки у них выучены – в школе мы на хорошем счету,– рассказал мужчина Царьграду.

Теперь речи об отъёме детей, как говорит Алексей Ивлев, «вроде как не идёт». Но кто знает, как бы развивалась ситуация, не попади она в СМИ.

Сам Алексей действия органов опеки считает неправильными:

«Забирать детей – это большая крайность, – говорит многодетный отец. – Какой бы семья ни была – а мы, например, не курим, не пьём, я приобщаю детей к различным видам спорта, воспитываю достойных граждан нашей великой державы – в семье всегда лучше. Бывают случаи, когда наркоманы издеваются над детьми и им угрожает смерть – но таких случаев не так много. А из-за какой-то неприбранности… В любом случае, надо людям давать время и, самое главное, помогать».

Тем не менее свои злоключения Алексей Ивлев, будучи глубоко верующим человеком, воспринял со смирением – и то же отношение постарался привить своим сыновьям и дочери. По его словам, дети пережили своё временное изъятие из семьи мужественно, как своеобразное испытание.

Хорошо, конечно, что эта история близка к благополучному разрешению, а дети Алексея, как и сам он, стараются не впадать от происходящего в уныние и относятся к этому со смирением. Но сколько ещё таких историй – не получивших широкой огласки и не таких благополучных – одному Богу известно. Ситуация, когда у каждого, кто даже случайно попал в поле зрения властей или правоохранителей, могут отобрать ребёнка – абсолютно ненормальна. И государство обязано эту проблему решать.

(Visited 34 times, 1 visits today)
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Loading...