Loading...

В «объятиях» ЕС украинская промышленность еле дышит

В «объятиях» ЕС украинская промышленность еле дышит

В Киеве заговорили о необходимости возвращения на российские рынки

Украина должна вернуть себе российский рынок, иначе восстановление ее промышленного потенциала невозможно. Об этом заявила депутат Верховной Рады от фракции «Оппозиционная платформа — За жизнь» Наталья Королевская.

Loading...

Парламентарий считает, что утвержденный недавно кабмином Украины план стимулирования экономики для преодоления последствий эпидемии коронавируса никак не исправит ситуацию, поскольку предусмотренная в нем стратегия не способна восстановить промышленность в стране до прежнего уровня.

Украинские предприятия, напомнила Королевская, никогда не ориентировались на Евросоюз, для которых Украина лишь «сырьевой придаток». Соответственно, «упомянутые в программе правительства намерения бороться за расширение квот на рынке ЕС», абсолютно в этом смысле бесперспективны.

«Здесь нужно смотреть правде в глаза — промышленность мы сможем восстановить, только вернув старые рынки сбыта (т.е. России и СНГ — прим.) и сняв экономическую блокаду с неподконтрольного Донбасса, который всегда являлся основным „добытчиком“ сырья для отечественной промышленности», — подчеркнула парламентарий.

То есть, на седьмой год после того, как украинцы «пропрыгали» дружно свою страну на Майдане ради подписания известного Соглашения об ассоциации с Евросоюзом, в Киеве, наконец, осознали, что этот договор, по большому счету, ничего им не дал. И торговля с ЕС не может заменить Украине Россию.

Вопрос в том, зачем России спасать теперь украинскую промышленность? Нужен ли нам такой партнер — идеологически враждебный и экономически ненадежный?

— Очевидно, что разрыв связей с Россией, который начал стремительно и масштабно происходить еще в 2014 году, привел к очень большому падению украинской экономики, — комментирует ситуацию член Совета при президенте РФ по межнациональным отношениям, эксперт по Украине Богдан Безпалько. — Украина сильно зависела от России, как бы это не пытались опровергнуть тогда и сейчас.

Выгодно ли нам спасать украинскую промышленность?

В какой-то степени, возможно, выгодно. Но, с моей точки зрения, взаимодействовать с государством, которое постулирует свою враждебность по отношению к нашей стране, к нашему народу, которое пытается уничтожить русский язык, пытается ассимилировать русскокультурных людей и индокринировать их враждебной националистической бандеровской идеологией, было бы, конечно, неразумно.

Может быть, стоило бы взаимодействовать исключительно в тех областях, в которых Россия не может Украину чем-либо заменить. Но существуют ли такие области, я не знаю.

Все высокоточные отрасли украинской экономики умирают — судостроение, авиастроение, тяжелое машиностроение. Серьезные сложности испытывает металлургия. И даже легкая и пищевая промышленности сейчас находятся не в лучшем состоянии.

На Украину контрабандой поставляют даже сало. А по производству сахара ее обходят соседи.

Так что, стоит ли сейчас взаимодействовать с этими отраслями украинской экономики, это еще нужно подумать.

Если бы Украина была частью ЕАЭС, частью Союзного государства или ОДКБ, это можно было бы допустить как определенный экономический бонус в ответ на политические шаги.

С другой стороны, даже те государства, которые входят в эти союзы, все равно в лице своих элит движутся на Запад. И союзные отношения с ними строить очень и очень сложно, поскольку Россию они воспринимают исключительно как «дойную корову».

Поэтому здесь требуется очень взвешенный, тщательный и, прямо скажу, циничный расчет группы экономистов, финансистов, инженеров и, безусловно, политиков, которые будут определять, стоит ли нам в случае возвращения Украины к сотрудничеству ее поддерживать.

Или, может быть, — что с моей точки зрения предпочтительней — лучше создавать производства и поддерживать свои собственные регионы. Особенно центрально-европейские, дальневосточные.

«СП»: — Позволят ли, в принципе, Украине сделать такой шаг ее нынешние кураторы в Вашингтоне и Брюсселе?

— Для кураторов это тоже проблема неоднозначная. С одной стороны, у них самих дела сейчас обстоят не лучшим образом. Беспорядки в 35 городах, пандемия, 40 млн. безработных, резкое повышение госдолга…

Конечно же, в этих условиях поддержание украинского государства, главной функцией которого является сдерживание России, становится обременительным. И было бы очень для них замечательно, чтобы эту функцию — поддержки вот этого враждебного субъекта — взяла на себя сама России.

Помните как у Бжезинского: «Новый мировой порядок должен строиться на обломках России, за счет России и против России».

В данном случае я выделил бы именно «за счет России».

Долгое время, кстати, это ведь и происходило. Мы поставляли дешевые энергоресурсы, предоставляли рынок сбыта. Что сейчас как раз происходит в отношении Белоруссии.

Поэтому для них это было в какой-то степени привлекательным в том смысле, что, обладая полным контролем над политической системой — т.е., партиями, силовиками, праворадикалами, — они могли бы всегда это сотрудничество в необходимый момент выключить. И опять бросить Украину в топку этого своего противостояния с Россией.

С другой стороны, конечно, для них неприемлемо любое усиление России. Поэтому они стремятся максимизировать для нее все убытки.

«СП»: — Каким образом, поясните?

— Понятно, например, что прекращение авиасообщения между Украиной и Россией нашу страну не сможет поставить на колени. Но это наносит убытки нашим авиаперевозчикам. Понятно, что какие-то частичные санкции в отношении России, они тоже нашу страну на колени не поставят никак.

Но если эти убытки постоянно наращивать и максимизировать, то эти попытки принуждения России к компромиссу, может быть, увенчаются успехом. Так они рассуждают.

Поэтому любое усиление России в виду возобновляющегося сотрудничества с Украиной, которое неизбежно будет, опять же, приносить какие-то бонусы нашей стране, оно для американцев также неприемлемо. И они тоже будут создавать группу из экономистов, финансистов, инженеров и политиков, которая будет тоже тщательно рассчитывать, как бы выстроить такую схему для своих вассалов в Киеве, чтобы, соответственно, они могли кормиться за счет России. Но при этом Россию никак не усиливать.

Так что здесь все дело в битве умов.

«СП»: — Получается, что Украина упустила свой шанс и уже не сможет вернуть себе российский рынок, а, соответственно, и спасти промышленность?

— Если говорить о реалиях, то, конечно, эти процессы повернуть сейчас вспять очень сложно. Разорвать связи — пусть это и болезненно, и гибельно для экономики — можно быстро. А вот восстанавливать — особенно после шести лет разрыва — очень проблематично.

Мы уже выстроили совершенно другие схемы для нашей экономики, нашей промышленности, в том числе, и ВПК. Создали альтернативные производства.

И зачем нам сейчас отказываться от поддержки каких-то предприятий, созданных внутри России, которые являются нашими налоговыми резидентами, работодателями для граждан России, может быть, для некоторых поселков и городов структурообразующими предприятиями. Зачем нам отказываться от их поддержки ради эфемерной дружбы с Украиной, когда, на самом деле, в отношении политического класса, идеологии ничего ведь там не меняется.

Партия, к которой принадлежит Королевская, не является правящей. Но даже если она придет к власти, я убежден, что это будет «синдром Зеленского». Мы, может, и увидим какое-то изменение риторики, но в целом политика Украины не изменится.

Потому что Украина сейчас, это объект, а не субъект. Ей манипулируют. И на любого, кто там придет к власти, будут оказывать масштабнейшее давление, заставляя выполнять те указания, которые выгодны не самой Украине и ее населению, а этим манипуляторам.

(Visited 17 times, 1 visits today)
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Loading...