Loading...

Ситуация с коррупцией в России страшна и неизбывна. О докладе генпрокурора Краснова

Ситуация с коррупцией в России страшна и неизбывна. О докладе генпрокурора Краснова

Генеральный прокурор Краснов зачитал доклад о борьбе с коррупцией за 2019 год — у большой России большие проблемы

Генеральный прокурор Игорь Краснов представил доклад об итогах борьбы с коррупцией за 2019 год. Где, среди прочего, отметил, что выявляемая в России коррупция растет второй год подряд. Откаты в сфере закупок увеличились почти вдвое, а взятки на 11%.

Loading...

Рост числа выявленных откатов в сфере закупок может быть связан с реализацией так называемых национальных проектов. Общее количество таких преступлений, вероятно, также увеличилось. В 2019 году в бюджет национальных проектов было заложено 1,75 трлн рублей. Фактические расходы составили 91,4% от запланированных.

О проблеме коррупции и давлении на бизнес в России мы поговорили с адвокатом и полковником МВД в отставке Евгением Черноусовым.

«СП»: — Генеральный прокурор Игорь Краснов отметил, что число выявленных преступлений коррупционной направленности растет второй год подряд, а откаты в госзакупках увеличились вдвое? Почему коррупцию в России, несмотря на все заверения властей, так сложно победить?

— Имеется рост преступлений, связанных с откатами. Когда мы говорим об откатах, речь идет о бюджетных деньгах. А значит о государственных служащих и чиновниках, которые создают условия для того, чтобы получать эти откаты. Для этого есть разные схемы и они давно существуют. Когда я еще учился в школе МВД в 70-х годах, нам говорили, что преступлениям, связанным с хищением государственных средств, нужно придавать особое значение. На сегодня эта борьба ослабла. Разворовыванию государственных средств не придают большого значения, потому что никому конкретно они не принадлежат.

Для чиновников, ворующих государственные деньги, должна быть повышенная уголовная ответственность. Я считаю, что депутатам Госдумы и правительству РФ нужно провести анализ и, если есть такая необходимость, ввести квалифицирующий признак повышенной ответственности в уголовном кодексе по составам преступления, когда его совершают государственные служащие. Считаю, что это улучшит положение дел.

Уголовный кодекс носит предупредительное значение. Если будет повышенная уголовная ответственность, как показывает практика, то количество преступлений снижается. Мы это видели на примере борьбы с педофилией. Сейчас за такие преступления очень строгая уголовная ответственность и случаев стало гораздо меньше.
Во-вторых, все эти чиновники проходили проверку перед тем, как были поставлены на должности, за них кто-то поручался и выдвигал на эти должности. Как они оказались у власти, если они разворовывают бюджетные средства? Это как поставить козла охранять огород с капустой. Нужно усилить контроль за кадрами: насколько они коррумпированы.

Кроме того, в России мало показательных процессов над проворовавшимися чиновниками. Одно дело, когда просто гражданин совершил хищение или дал взятку, и совсем другое дело, если преступление совершил высокопоставленный чиновник. На сегодня нет таких примеров, чтобы было неповадно.

«СП»: — Генпрокурор также заметил, что каждое 20-е уголовное дело против бизнесменов в России возбуждается незаконно. Каким вы видите решение проблемы давления на бизнес?

— Давление на бизнес появилось сразу, как возникла частная собственность. Из года в год одни только заклинания и лозунги: нужно усилить контроль, активизировать и так далее. Понятно, кто давит на бизнес и имеет такие полномочия. Тот, кто может по заказу или собственной инициативе организовать внеплановые проверки. В ходе этих проверок, разумеется, находятся какие-то недостатки, на которые предлагается закрыть глаза за определенную сумму денег.

Были ли приняты какие-то меры для снижения давления на бизнес? Да, были. Те же проверки нужно проводить с разрешения прокуратуры. Но у правоохранительных органов есть еще возможности оказывать давление на бизнес. Допустим, они получают оперативную информацию на конфиденциальной основе в соответствии с законом об оперативно-розыскной деятельности, которую вообще нельзя проверять, потому что она секретная. На основании такой информации заводятся дела оперативного учета, а потом они якобы реализуются. Дела оперативного учета никто не имеет право проверить, кроме специального прокурора. В конечном счете оказывается, что многие сведения о совершении преступления были сфальсифицированы. Проверяют такие дела в редких случаях. Здесь все упирается в секретность и этим правоохранители пользуются. Проще простого с потолка взять эти оперативные данные.

Вы не найдете ни одно большое дело, связанное с давлением на бизнес, где не были бы участниками действующие или бывшие сотрудники правоохранительных органов из числа руководителей. С ними никто эффективно не борется. Это стало проблемой в современной России, ранее она так остро не стояла. Без участия правоохранительных и регулирующих органов никакого давления на предпринимателей оказать нельзя.

Последние сюжеты говорят о том, что в России слишком много контролирующих органов, которых никто не контролирует. В этой ситуации встает вопрос: кто будет сторожить самих сторожей. Из года в год мы слышим заверения, что они будут с этим бороться, а воз и ныне там.

(Visited 438 times, 1 visits today)
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Loading...