Loading...

А что народ?: Кто в Белоруссии захотел объединения с Россией

А что народ?: Кто в Белоруссии захотел объединения с Россией

Насколько реально наши страны готовы соединиться в одну, и не запоздала ли эта инициатива

В Белоруссии предложили провести совместный с Россией референдум о будущем Союзного государства. Об этом в эфире youtube-канала Zasuverenitet заявил белорусский общественный деятель Андрей Иванов.

Loading...

«Белорусские патриотические силы приняли решение об инициации референдума за скорейшее воссоздание единого союзного Отечества. Потому что это качание на качелях: то надо, то не надо, народ хочет — народ не хочет. Надо показать, что народ хочет», — сказал активист.

По его словам, белорусские общественники, инициирующие «первый всесоюзный» референдум, хотели бы, чтобы с российской стороны также зарегистрировалась инициативная группа.

«Лукашенко в Сочи говорил: „мы с президентом Путиным готовы, а что народ?“. Так давайте эту работу проведем! Давайте воссоздадим Отечество усилием народа», — отметил Иванов.

Лукашенко и не такое заявлял, громкие заявления как пророссийского, так и антироссийского толка это часть его политического имиджа. Но дойдет ли до реальных шагов? А что скажет население. Насколько в Белоруссии популярны идеи, озвучиваемые этим Ивановым?

— Андрей Иванов — это белорусский общественный деятель, по взглядам близкий к НОД и КОБ, — считает белорусский политический обозреватель Кирилл Озимко.

— То есть, к организациям довольно специфическим, построенным вокруг теорий заговора, «внешнего управления», «тайного мирового правительства». Он широко известен в узких кругах — только среди тех, кто тоже интересуется всей этой тематикой, но такая общественность в Беларуси немногочисленна — пару десятков человек.

Это уже не первая «громкая» инициатива данной общественности, так что, но вряд ли это стоит воспринимать всерьёз. В текущем году Андрей Иванов заявил о намерении баллотироваться в президенты, но никакого широкого общественного отклика эта инициатива не вызвала.

«СП»: — А что за «Белорусские патриотические силы»? Насколько они серьезны? Дадут ли им организовать такой референдум?

— «Белорусские патриотические силы» — это коалиция общественных движений вышеописанного толка. Идеологически там соседствуют конспирология и сталинизм. Риторика довольно оторвана от реальности. Они немногочисленны и состоят в основном из людей пожилого возраста, пенсионеров. Для молодежи, для широкой общественности они непривлекательны, и не играют никакой существенной роли в белорусской политике.

С уверенностью могу сказать, что референдум им организовать не дадут. Да и у самих инициаторов вряд ли хватило бы ресурсов это всё организовать, собрать подписи.

«СП»: — Лукашенко в Сочи говорил: «мы с президентом Путиным готовы, а что народ?». То есть Лукашенко готов к объединению?

— Лукашенко высказывает довольно разные тезисы о развитии Союзного государства. Сама же белорусская власть, на мой взгляд, не готова к объединению. Потому что объединение и даже полная реализация Договора 1999 года (с политико-правовой интеграцией) означает отдать часть полномочий наднациональным органам. На это не готовы ни в Минске, ни в Москве — кто захочет при существующих политических моделях отдавать часть своих полномочий?

«СП»: — А что, кстати, народ? Согласился бы?

— Социология показывает, что большая часть белорусов не согласились бы на полное объединение в единое государство.

Чуть больше половины белорусов выступают за союз с Россией при сохранении суверенитетов двух стран, и значительная часть (особенно молодежь) имеют и вовсе прозападные взгляды на развитие страны. Есть тенденция, что сторонников ЕС в Беларуси постепенно становится больше.

Это обусловлено привлекательным образом и культурной гегемонией Европы и США: оттуда идут тренды. А также доминированием прозападных антироссийских сил в белорусском информационном пространстве, особенно в интернете.

«СП»: — А россияне? Белорусские общественники, инициирующие «первый всесоюзный» референдум, хотели бы, чтобы с российской стороны также зарегистрировалась инициативная группа. Стоит ли ждать такую группу в России?

— Вполне может быть создана, но опять вопрос: насколько это будет серьезно? У белорусских инициаторов наверняка есть хорошие связи с российскими «нодовцами», «кобовцами» и иже с ними. Может, оттуда и будут какие-то инициативы, не исключаю.

«СП»: — Насколько, по-вашему, идея такого референдума актуальна сейчас и была актуальная 20−25 лет назад? Что изменилось?

— За 20−25 лет выросли новые поколения белорусов и россиян, у которых уже нет общей (советской, постсоветской, общерусской) идентичности. Именно среди молодежи в Беларуси самое слабое желание объединиться: Россию воспринимают просто как одну из стран-соседок, пусть и близкую.

Очень много зависит и от более приземленных вопросов. Не секрет, что у России менее привлекательный образ, чем у Запада. Например, по уровню благосостояния, инфраструктуры и так далее. Это тоже в Беларуси влияет на геополитические ориентации населения.

Для старших же поколений Россия выступает как естественный союзник. Они с Россией прожили жизнь, поэтому здесь духовная связь выше, мол, «пусть Россия в чем-то уступает Западу по уровню жизни, зато там живут наши братья, а для Запада мы чужаки». Некоторая часть молодежи тоже так настроена, поэтому можно констатировать, что геополитические предпочтения упираются в ценности: те, кому важнее материальные — они за Запад, кому духовная связь наших народов — за Россию.

Конечно, 20−25 лет, когда электоральным ядром были еще советские люди, референдум был бы актуальнее и принес бы положительные результаты. Но сегодня они, вероятно, были бы другими.

— В современной Белоруссии политическим активистам опасно иметь пророссийские взгляды, —считает политический аналитик Фонда развития институтов гражданского общества «Народная Дипломатия» Евгений Валяев.

— Эти взгляды примерно с 2014 года считаются весьма реакционными. Если белорусские власти не будут идти на диалог с Москвой, то обсуждать референдум о воссоединении с Россией не приходится. Политические активисты, которые пропагандируют подобный референдум, могут быть подвергнуты давлению со стороны белорусских силовых структур. Можно вспомнить, как были подвергнуты уголовному преследованию в Белоруссии пророссийские публицисты.

Юрий Павловец, Дмитрий Алимкин и Сергей Шиптенко в своих публикациях как раз критиковали разворот Минска в сторону прозападных и националистических настроений. Нынешние политические комментаторы официального Минска являются выходцами из националистических кругов, еще недавно они были приверженцами идей литвинства. Сегодня Минск подает таких людей в качестве приверженцев Евразийского союза, но их лицемерным и конъюнктурным позициям верить нельзя.

Референдум на тему объединения могут запустить только официальные власти Белоруссии. Главная преграда на пути возможного объединении России и Белоруссии — это сам Александр Лукашенко, который регулярно спекулирует настроениями людей о воссоединении для ценового лоббизма при торговле с Россией. Уже появилось правило: если белорусский президент говорит что-то про единое отечество, столицу нашей общей родины и единый народ — значит, он готовит почву для обсуждения цен на энергоносители. Как только Александр Лукашенко понимает, что скидок не будет, то мы слышим совсем другие речи. Например, про то, что РФ и РБ — это разные государства, союзниками они не являются, и что Москва вмешивается в дела Минска.

С 2014 года, когда в Белоруссии был зафиксирован очень резкий переход на рельсы нациестроительства, сопровождающийся давлением на русский язык и русскую идентичность, Александр Лукашенко всё чаще критикует Россию и её политику, демонстрируя зачастую достаточно недружественный дискурс. Переговоры о ценах на энергоносители проходят между нашими странами всегда очень нервно. Эти переговоры всегда заканчиваются объявлением президента Белоруссии, что Минск будет искать новых поставщиков. Мы привыкли к тому, что этот переговорный процесс заканчивается в итоге хорошо и стороны приходят к компромиссу, но в конце прошлого года что-то пошло не по стандартному сценарию.

Тогда Москва и Минск весьма активно согласовывали дорожные карты по реализации проекта Союзного государства. При их обсуждении возникли политические разногласия, которые стали отправной точкой нынешнего положения между странами. Сейчас можно констатировать, что отношения между Россией и Белоруссией находятся в наиболее холодной точке за последние 20 лет. Пока не будут урегулированы политические разногласия, проект Союзного государства будет снова заморожен на неопределенный срок. Если переговоры не будут ни к чему приводить и в ближайшем будущем, то под ударом окажется формат Евразийского экономического союза.

Можно предполагать, что Москва в обмен на дальнейшие торговые преференции требует от Минска углубления интеграции в рамках Союзного государства. Ряд дорожных карт вызывают у Лукашенко вопросы, он видит в них потерю Минском национального и экономического суверенитета. Хотя зависимость белорусской экономики от России сложно переоценить. Подход «у вас — своё, у нас — своё» перестал устраивать Москву. Такой подход не обеспечен ни экономическими предпосылками, ни языковыми, ни культурными.

«СП»: — А население-то как относится к идеям объединения?

— Социология показывает, что белорусы меньше россиян поддерживают курс на объединение. Любые переговоры об объединении вызовут в Белоруссии протесты прозападной оппозиции. В России к теме объединения относятся спокойнее, хотя после Крыма могло увеличиться число скептиков, считающих, что подобный процесс может стать финансово слишком сложным. Российская Федерация позволяет своим национальным анклавам жить достаточно обособленно. В пример можно привести республику Татарстан, их формат мог бы стать прообразом для Минска: два государственных языка, своя конституция, свои политические реалии и особенности госуправления. При этом Минск получит выход на большой российский рынок, появится доступ к российским финансам, кредитам и тарифам.

(Visited 181 times, 1 visits today)
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Loading...