Loading...

Союзники: Лукашенко предложил Кремлю подумать о большой политике

Союзники: Лукашенко предложил Кремлю подумать о большой политике

Белорусский президент предпринимает последнюю попытку заручиться поддержкой Москвы

Белоруссия остается последним союзником России, и Москва «в страшном сне не может представить», что потеряет его, поскольку это нанесет «сильнейший удар» по российской внутренней политике. С таким заявлением выступил белорусский президент Александр Лукашенко.

Loading...

«Я часто [президенту России Владимиру] Путину об этом говорю: я понимаю тебя, ты не можешь Беларусь потерять. Я понимаю, что воевать, чтобы сохранить Беларусь, ты тоже не можешь», — отметил белорусский лидер.

Лукашенко также напомнил, что Белоруссия является вторым после Германии крупнейшим потребителем российского газа, а также закупает огромное количество российской нефти.

По словам белорусского лидера, Россия «оказалась втянутой» во все войны и конфликты. Кроме того, он считает, что у страны появились серьезные внутренние проблемы. «Они связаны с серьезным падением цен на углеводороды, к тому же у них появилась политическая пандемия — „обнуление“, новая Конституция», — заявил Лукашенко.

Он также добавил, что из-за отношения России с Литвой, Латвией и Эстонией, которые «считают ее злейшим врагом», а также с Польшей и Украиной, у Москвы осталось «единственное окно, чтобы сотрудничать с Европой», — Минск.

«Россия в страшном сне не может представить, что нет у них больше этого союзника», — резюмировал он.

Стоит отметить, что в последнее время сам Лукашенко ведет себя не очень по-союзнически. Как понимать это его заявление? Последняя попытка выбить какие-то уступки от Москвы накануне президентских выборов?

— Лукашенко постоянно это говорит, — отмечает политолог Владимир Можегов.

— Это довольно простодушно, но он действительно исходит и действует из этой парадигмы: всё равно Россия никуда от нас не убежит.

«СП»: — Белорусский президент считает, что последним союзником Москвы остался Минск. А так ли это? А другие партнеры по ЕАЭС и ОДКБ? А Куба, Венесуэла, Индия, Китай, Иран — можно ли их считать союзниками?

— Это немного другое. Одно дело — друзья, другое — близкие родственники. Белоруссия — наш ближайший родственник, мы — одна семья, кто бы там что ни говорил. Семейные отношения отличаются от дружеских. В случае Китая, Индии, Ирана мы говорим о выстраивании политических блоков. Это другие отношения, нежели наши с белорусами семейные ссоры и примирения.

«СП»: — Что такое в наше время союзник? Между США и Европой тоже полно противоречий и ссор. Они союзники, тем не менее. В то же время мы успешно сотрудничаем с Турцией — страной НАТО…

— Сегодня геополитическая граница проходит не столько между странами и блоками, сколько между идеологиями глобализма и, если так можно сказать, идентаризма (национальной, государственной, имперской идентичности). Поэтому глобалистские элиты Евросоюза выступают против Трампа, а вспомнившая о своей имперской идентичности Турция находит понимание у близкой ей по традиционно-имперскому духу России. В контексте развития глобализационых процессов и неолиберальных идей можно говорить даже о мировой гражданской войне между силами глобализации и традиции.

Такие глобалистско-ориетированные элиты есть в каждой стране — и у нас, и в Белоруссии, и в Турции, хоть и в меньшей степени, чем в Европе и в США.

«СП»: — По словам Лукашенко, Россия «в страшном сне не может представить», что потеряет его, поскольку из-за этого пострадает российская внутренняя политика. Каким образом это отразится на внутренней политике?

— Россия, действительно, не может потерять Белоруссию. Это как развод в семье, как расщепление ядра. И никому это, конечно, не надо — ни России, ни Белоруссии. Но мы можем понять и Батьку, который не хочет, чтобы его страну дербанили российские (нельзя в полном смысле назвать их русскими) олигархи. Батька призывает нашего лидера навести порядок в своем доме так же, как сам он навел порядок в своём. И в этом есть резон. Нельзя от этой логики просто так отмахнуться. Но у Путина в его внутренней политике руки связаны гораздо больше, чем во внешней. Потому и так тяжело идет процесс создания единого государства России и Белоруссии.

«СП»: — В каком случае Россия может потерять Белоруссию?

— Потерять Белоруссию Россия может только в одном случае — победы оппозиции, победы либералов, ориентированных на мировые глобалистские элиты. Допустить этого, конечно, ни в коем случае нельзя. Это прекрасно понимают и Путин, и Лукашенко.

По словам президента фонда «Народная дипломатия» Алексея Кочеткова, здесь необходимо определить, что Лукашенко, несмотря на то, что он руководит Республикой уже 26 лет, не может отождествляться со всей Белоруссией.

— Наверное, ему было бы приятно, как когда-то «королю Солнце» Людовику XIV, воскликнуть «Белоруссия — это Я», но увы, жестокая действительность сделать этого не позволяет. Белоруссия существовала до Лукашенко и будет существовать после него и её интересы, её судьба несопоставимы по масштабам с интересами отдельной личности, пусть даже и стоящей у руля более четверти века. Белоруссия была, есть и будет неотъемлемой частью общей Русской цивилизации, и её интересы всегда будут лежать в плоскости общерусских интересов. Сегодня это означает формирование единого экономического, информационного, образовательного пространства, строительства Союзного белорусского-российского государства. И как бы это неприятно для кого-то не звучало, но сейчас уже стало очевидно, что в этом вопросе интересы Белоруссии и её многолетнего руководителя не совпадают.

Белорусская экономика нуждается в незамедлительной глубокой модернизации, осуществить которую возможно только при непосредственном участии России. Никто другой в этом не заинтересован, и никто этого осуществлять не будет.

Препятствуя серьёзным интеграционным процессам, игнорируя ключевые вопросы строительства Союзного государства, цепляясь за сформировавшиеся в прошлом веке и на сегодняшний день изжившие себя формы сотрудничества по формуле «углеводороды в обмен на поцелуй», дойдя до антироссийской кампании в прессе, президент Лукашенко собственноручно завёл себя в тупик, из которого ищет выход.

Для белорусов, как и для великоросов, общерусская идентичность является естественной частью национального самосознания. Нравится это кому-то или нет. И чтобы ни писали в различных социологических отчётах и прогнозах, подавляющее число граждан Белоруссии остаётся настроено пророссийски, испытывает устойчивую симпатию к братскому русскому народу.

Все годы своего правления Александр Григорьевич это прекрасно понимал и активно этим пользовался. Он выстроил политическую систему, в которой долгие годы был единственным пророссийским кандидатом на пост президента. Это и постоянная помощь от России, позволявшая поддерживать систему социальной защиты населения, было основой стабильности его власти. Это два основных столпа, которых он на сегодняшний день лишился. Причем лишился исключительно из-за собственных действий, создав тудноразрешимое внутреннее противоречие.

С одной стороны, единственным основополагающим условием существования суверенной Белоруссии являются союзнические отношения с Россией, а с другой стороны, президент суверенной Белоруссии решил для себя, что быть союзником России вовсе не обязательно и вопросы вполне можно решать путем «многовекторности».

(Visited 76 times, 1 visits today)
Рейтинг
( Пока оценок нет )
Loading...