Loading...

Промышленность России уже ниже «плинтуса». Рецессия началась?

Тогда нас ждут лишь сильное падение доходов и отпуска без содержания

Экономика России обвалилась значительно глубже, чем предполагалось. Это следует из данных Росстата по промышленному производству, опубликованных 16 июля. В июне спад составил 9,4% — почти как в мае (9,6%). Между тем, аналитики Reuters ожидали замедления спада «всего» до 7,9% из-за снятия карантина.

Loading...

Мало того, в июне 2020 года было на один рабочий день больше, чем год назад. С учетом этого фактора, по оценкам аналитиков, темпы спада промышленности в июне доходят до 10,3%.

Росстат обращает внимание на следующие негативные моменты:

— из-за ограничений добычи нефти в рамках сделки ОПЕК+ и падения спроса на уголь и газ добыча полезных ископаемых снизилась на 14,2%;

— обработка в целом просела на 6,4% — здесь ничего не росло, кроме выпуска отдельных видов продовольствия, медикаментов, одежды, мебели, обоев и стиральных машин;

— в результате за первое полугодие 2020 года промпроизводство сократилось на 3,5% против роста на 1,5% за первый квартал.

Это значит, даже по формальным признакам ситуация просто «аховая». Показатели промышленности в России валятся третий квартал подряд. Это означает техническую рецессию.

По оценке Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП), наша промышленность по итогам апреля-мая 2020 года оказалась на втором месте по вкладу в общее падение основных отраслей (сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство, промышленность, строительство, транспорт, торговля, платные услуги населению). На первом месте в антирейтинге — сектор платных услуг населению.

Есть еще показательный момент: эксперты отмечают, что начало кризиса позволило промышленности избавиться от кадрового «голода», однако июльские данные снова говорят о возникновении дефицита работников в промышленности. Это дало повод ЦМАКП заключить: «На рынке труда, в отличие от ряда других сфер экономики, никакого отскока не произошло — ситуация лишь ухудшалась».

Соломинкой, сломавшей спину российской экономике, стало сокращение добычи нефти в рамках сделки ОПЕК+. В частности, ограничение нефтедобычи повлекло за собой сокращение потребления электроэнергии. Причем, эксперты уверены: негативные последствия сделки ОПЕК+ будут сказываться и дальше — станут распространяться на другие отрасли.

На деле, экономика РФ — производная от мировой — валится вслед за глобальным хозяйством. Сегодня никто из инвесторов не понимает, как будет восстанавливаться мировой спрос? И до тех пор, пока ясность не наступит, российские нефть и газ никому особо не нужны. А в России будет беднеть население и углубляться кризис.

— По итогам 2020 года российская экономика «просядет» достаточно сильно, — уверен ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. — В прогнозных оценках широкий разброс, причем, в них наблюдаются два расходящиеся тренда. Внутрироссийские прогнозы теплеют, прогнозы независимых экспертов остаются хуже официальных, а прогнозы международных экономических организаций — ухудшаются.

Так, Минэкономразвития предсказывает падение в 4,8% ВВП, ЦБ пока придерживается интервала, заявленного еще в середине апреля — падение по году на 4−6% ВВП. Большая часть оценок экспертов — того же Андрея Клепача, главного экономиста ВЭБа, экспертов ВШЭ и ЦМАКП — попадают в этот интервал. Но при этом есть существенная оговорка: если не будет второй волны коронавируса.

А международные организации прогнозы по России ухудшили: Всемирный банк — с 5,2 до 6% ВВП, рейтинговое агентство Fitch, входящее в «большую тройку» — с 5 до 5,8%, МВФ с 5,5 до 6,6%. Наихудший прогноз у ОЭСР — падение 8% без второй волны пандемии, и 10% — при наличие второй волны.

Замечу, в случае второй волны прогнозы довольно близкие: Институт Гайдара — 12%, ЦМАКП — 8%, Всемирный банк — 9,6%.

«СП»: — О чем говорит разноголосица в цифрах?

— Что ощущения от ситуации очень неопределенные. Если все будет идти, как идет, падение составит 6−7% ВВП. Если же нас накроет вторая волна, к спаду добавятся еще 2−3% ВВП.

Здесь надо понимать: вероятность будет ли вторая волна коронавируса или нет — 50 на 50. По оценкам Всемирной организации здравоохранения, распространение пандемии в мире ускоряется, особенно в Латинской Америке, в Африке и на Ближнем Востоке. Плюс — есть серьезные рецидивы в отдельных странах ЕС, в отдельных штатах Америки. Достаточно сказать, что в США зафиксирован рекорд — 75 тысяч зараженных за сутки.

Вторая волна может привести к новому локдауну — в Казахстане мы уже видим возобновление карантинных мер на всей территории страны.

«СП»: — Как это отражается на экономике России?

— Раньше предполагалось, что второй квартал даст V-образный отскок, и ситуация в мире стабилизируется к концу года. Сейчас, как показывают опросы, так считает всего 14% экономистов. Большинство не исключает, что у глобальной рецессии может показаться «второе дно».

Это и есть внешний контекст, который определяет ситуацию для России. Прежде всего, потому, что «съеживается» мировой спрос на нефть и газ. Кроме того, проседает и неэнергетический экспорт. Из-за пандемии оказались разорванными большое количество цепочек добавленной стоимости, в том числе по поставкам комплектующих деталей и узлов из России.

Словом, ситуация действительно работает на ухудшение прогноза.

«СП»: — Но в России сняли ограничительные карантинные меры, это стимулирует рост?

— Сейчас открытость экономики РФ достигла 96%. Под ограничительными мерами — в той или иной степени — находится 1,6 млн. рабочих мест, хотя в апреле их было свыше 15 млн. Это означает, что восстановление происходит, и даже наблюдается стабилизация на низшем уровне. Апрельское падение (год к году) составляло 12% ВВП, в мае — 10,9%, июнь (итоги второго квартала еще не подвели) обещает спад 9,5−10%.

Это получше, чем в ЕС и США. Но именно для России — результат весьма настораживающий. Об этом же говорит июньская динамика промышленного производства. Она оказалась хуже, чем планировали Минэкономразвития и Минпромторг. Это проседание существенное — вклад в динамику ВВП страны именно промышленного производства составляет 50−75%.

«СП»: — Насколько падение экономики затронет население? Мы увидим резкий рост безработицы, обеднение граждан?

— Складывается ощущение, что российский рынок труда штатно отреагировал на макроэкономический шок. Большинство наемных работников согласились с предложением работодателей: уйти в неоплачиваемые отпуска, либо серьезно потерять в заработной плате.

По последним данным, существенные сокращения зарплат коснулись 40−42% всех занятых — в обмен на то, что формально они не являются безработными. Они имеют возможность вернуться на работу. И действительно возвращаются, но уже с потерей в доходах.

Поэтому есть ощущение, что по безработице (официально ее уровень 6,3%) мы достигли дна, взрывного скачкообразного роста до 10−15% не произойдет. Но реальные доходы населения точно будут в минусе. И реальная заработная плата — тоже.

С точки зрения структуры экономики и импульсов к ее перестройке — это крайне негативный фактор.

(Visited 117 times, 1 visits today)
Loading...