Loading...

Центр глобализма на кончиках пальцев

Как видеоигры становятся носителями либеральных ценностей: На примере недавнего хита The Last Of Us 2

Видеоигра GTA 5 принесла своим создателям больше денег, чем самые кассовые фильмы последнего десятилетия — Аватар и Мстители: Финал — вместе взятые. В 2019 году весь рынок игровой индустрии достиг внушительных 118 млрд долларов, при том, что индустрия кинопроката еле-еле приближается к порогу в 50 млрд долларов в год.

Loading...

И очевидно — коронавирусное полугодье 2020-го отправило в долгий нокдаун киноиндустрию, но подняло до небес индустрию видеоигр и в это же время последняя перешла важный культорологический рубикон.

После выхода игры The Last Of Us 2 можно сделать один неочевидный вывод — видеоигры окончательно вытеснят кино с пьедестала масскультур.

Создатели The Last Of Us 2 попытались превратить своё детище в настоящее произведение искусства. При этом настолько ультрасовременного, что в мире, пережившем очередной конец света нашлось место гомосексуалистам и другим всевозможным разнополым существам.

Авторы наворотили такой сложносочинённый компот, что даже фанатов предыдущей части серии стало подташнивать.

Дадим пересказать сюжет игры всезнающей Вики: «Спустя четыре года после событий The Last of Us Джоэл и Элли живут в поселении Томми, располагающемся на территории бывшего города Джексон. Элли уже 19 лет, в поселении у неё есть друзья Джесси и Дина (с которой у Элли близкие отношения). Зимой, во время одного из патрулей пропадают Джоэл и Томми, и Элли и Дина отправляются на их поиски. Тем временем Джоэл и Томми встречают Эбби, лидера небольшой группы бойцов, входящих в состав Фронта освобождения Вашингтона и являющейся дочерью одного из учёных „Цикад“, убитых Джоэлом. Она до смерти избивает Джоэла клюшкой для гольфа, но при этом щадит Элли, которая клянётся отомстить за его смерть».

Здесь Элли — подросток-лесбиянка, Эбби — мужеподобная женщина, накачанная тестостероном. Протагонист и антагонист в мире постапокалипсиса, как бы демонстрируют нам, что после конца света маскулинность будет цениться даже меньше, чем сейчас.

Или наоборот: мужественность станет котироваться только в женском обличим.

При этом тема гендерных противоречий в игре как бы не поднимается, она только фон для повествования. Но фон, от которого порой кровь идёт из глаз.

Посыл всей игры предельно простой — мстить нехорошо, а насилие порождает насилие.

Но главное, что игра пытается сделать этот осмысленный месседж. Авторы действительно заложили внутрь игры послание, которое обрамлено невероятно мощным действом, кинематографичной картинкой и… сносной игрой актёров.

То есть наличие нагнетаемого напряжения, сюжетной арки героев, попытки сделать из игры глубокую, душещипательную притчу о насилии как бы прорубает окно для игровой индустрии в мир кино.

Точнее, втягивает в себя киноиндустрию.

В создании игр уже давно принимают участие профессиональные актёры, а бюджеты на производство сопоставимы с голливудскими блокбастерами.

И здесь, когда весь Голливуд всерьёз начинает смотреть на индустрию видеоигр, эти самые видеоигры могут подхватить любые болячки мирового кино — обратную толерантность, любовь к нетрадиционным меньшинствам и прочий феминизм.

А как было раньше, спросите вы?

Индустрия, которая росла в маленьком аквариуме, в углу разноцветной комнаты в окружении монструозных кино- и телепродуктов, внутри себя пестовала темы, близкие развитому социализму — про анархию, «робингудство», один-за-всех-и-все-за-одного и прочую героику.

Самый дорогой и успешный продукт игромира — серия GTA и вовсе являла собой мощную пропаганду махновщины, где главные герои всегда — дистиллированные анархисты.

То Нико Белич в GTA4, приехав в Америку из одной из стран балканского полуострова, столкнувшись с циничным «хищническим капитализмом» в Штатах, устраивает анархию и полный разнос в нескольких крупных городах.

То троица главных героев из упомянутой GTA5, занимается не просто уличным бандитизмом, а революционным бандитизмом, войной с корпорациями, «цифровым концлагерем» и заговорами спецслужб.

Всё, как завещал дедушка Ленин. Только мотивация у персонажей не идеологическая, а природная, обоснованная внутренними ощущениями общей несправедливости и отсутствия правды.

В играх серии The Witcher, которая построена на сюжете прекрасных книг польского писателя Анджея Сапковского, ведьмак Геральт борется не только с богатым бестиарием игры, но и с ханжеством средневековых бояр перед угнетаемым классом — крестьянами в данном случае. Очень часто в этой борьбе Геральт являет собой пример бескорыстия и непримиримости.

Как бы не было смешно, но компьютерные игры для нечитающих детишек становились маяком геройства и жертвенности в тёмном мире ханжества и себялюбия.

В играх герои, как и в детских книжках — усердны, умны, задорны, веселы, деятельны, ненавидят неприлично богатых и бьются за босоногую бедноту.

Да, мы согласны, есть оговорки.

Это серии военных шутеров, типа Call of Duty, где очень часто главенствовала русофобия, а главные враги неизменно и по очереди — русские, арабы, азиаты.

Пускай это будет обидное исключение из правил.

Теперь же индустрия игрушек для детей и подростков замечена бонзами Голливуда, держателями массмедиа и управителями культурных трендов.

И скоро в индустрию видеоигр придут ещё бОльшие деньги, за которые в неокрепшие мозги со всего маху будут вколачиваться гвозди неолиберальных ценностей.

Потому что там, где огромные деньги — агрессивный тоталитарный неолиберализм цветёт буйным цветом. И последний хит от Naughty Dog — игра The Last Of Us 2 — являет собой пример такому цветению со своим стремлением дать всем сексуальным меньшинствам постапокалипсиса «по серьгам».

Теперь детишки по всему миру будут усерднее рубиться за персонажей-идолов ЛГБТ-сообществ, мужеподобных женщин против консерватизма и доброй старины.

А идеологиям консерватизма, создателям других противоположных ценностей и противопоставить этому нечего.

(Visited 25 times, 1 visits today)
Loading...