Loading...

Германия: Страсти по Маврикию

«Новая этика» борцов с расизмом базируется на нацистских традициях

Город Кобург в Верхней Франконии, что на севере Баварии, впервые упоминается в 1056 году в дарственной грамоте, по которой польская королева Рыкса передала здешние земли в дар архиепископу Кёльнскому. В 1331 году император Людвиг IV пожаловал Кобургу права города. А в 1353 году маркграф Фридрих III фон Майсен из рода Веттинов, давшего начало правящей в Великобритании Виндзорской династии, получил Кобург в наследство. С 1430 года гербом города стало изображение христианского мученика Святого Маврикия. По преданию, он, будучи предводителем Фивейского легиона, целиком состоявшего из христиан, был в 290 году н. э. казнён по приказу римского императора Максимиана Геркулия за отказ принять участие в наказании единоверцев.

Loading...

В искусстве Святого Маврикия традиционно изображают чернокожим, хотя в источниках ничего не сказано о его расовой принадлежности (разве что на его происхождение косвенно указывает. Что же касается запечатления на гербе германского Кобурга именно мавра, то, по одной из версий историков, причиной тому могло стать намерение тогдашнего магистрата отличить свой город от других городов Франконии, чьи гербы украшал майсенский лев.

Профиль «Кобургского мавра» (нем. «Coburger Mohr» или «Mohrenkopf») — чернокожего курчавого мужчины с толстыми губами и серьгой в ухе — здесь можно встретить сегодня повсюду: на фасадах зданий, на чугунных люках мостовых, и, конечно же, на сувенирах для туристов. О нём повествует и раздел на официальном сайте Кобурга. Так бы Святой Маврикий — по легенде, один из хранителей Копья Судьбы — и впредь стоял на страже покоя горожан, если бы не две студентки из Берлина, усмотревшие в его африканском профиле… расизм.

По мнению родившейся в Верхней Франконии берлинской студентки Юлианы Ройтер и её подруги Алишы Арчи, «гипертрофированные черты — пухлые губы, курчавые волосы и огромная креольская серьга в ухе — создают стереотипный образ, заставляя выходцев с Африканского континента чувствовать себя ущемлёнными». Озаботившись этим, активистки за расовое равноправие Ройтер и Арчи запустили онлайн-петицию с требованием удалить изображение св. Маврикия с гeрба Кобурга на том основании, что «он напоминает многие изображения чернокожих людей времён колониализма и рабства».

«Борцуньи» с расизмом выражают своё недовольство и самим термином Mohr (мавр): «Слово Mohr воспринимается чернокожими, как аналог N-слова («N-Wort», — этим эвфемизмом политкорректные антирасистки заменяют слово «негр»). Оно обладает дискриминационным, травмирующим и унижающим эффектом. Слово Mohr никогда не было нейтральным: по-гречески «морос» означает «неразумный, неумный или глупый», а «мавр» на латыни означает «африканец, чёрный или тёмный».

Петиция Ройтер и Арчи не вызвала понимания у городских властей. Как заявил второй бургомистр Кобурга Ханс Герберт-Хартан, «Я мало что понимаю в проблемах расизма. Но в этой интерпретации я вообще не улавливаю смысл. Напротив: если цветной человек является покровителем города, то это честь, а не дискриминация. Я считаю, что аргументы авторов петиции совершенно бессмысленны».

Ещё убедительней высказался бывший глава городского попечительского совета, культуролог Хубертус Хабель: «Эта тема не нова, её снова и снова поднимают представители определённых групп — особенно из студенческой среды. Исходя из своего понимания антирасизма, они хотят удалить изображения Святого Маврикия с герба нашего города. В этом же контексте работает и онлайн-петиция берлинских студенток Ройтер и Арчи. Очевидно, что у этих двух дам промыты мозги. Для них и им подобных любой, кто использует термин Mohr, немедленно попадает в расисты».

«Антирасистская» инициатива Ройтер и Арчи вызвала ответную реакцию жителей Кобурга. Они запустили свою контр-петицию, озаглавив её «Кобургский мавр должен остаться. Спасём патрона Кобурга на гербе». Уже в первые дни её подписали более 5 000 человек, и не только из Кобурга. Вот лишь некоторые из сотен их комментариев:

«Начиная со Средневековья, Кобургский мавр, изображающий Святого Маврикия, в честь которого названа даже главная церковь Кобурга, является частью герба нашего города. За одним исключением: в 1934 году некоторые сограждане, возглавляемые тогдашним обер-бургомистром Францем Шведе, ставшего первым в Германии бургомистром от НСДАП, добились удаления с герба изображения мавра, заменив его мечом со свастикой. Эта та традиция, к которой призывают авторы петиции? Тогда спокойной ночи! Или они совершенно бездумно хотят осчастливить мир своими извращёнными идеями?»

«С расизмом нужно бороться через просвещение. Видимо, здесь кто-то хочет поживиться за счёт культуры, называя это борьбой за ценности и перемены»

«Кобургский мавр — это культура, а не расизм. Кобургский мавр принадлежит Кобургу, как и древняя крепость Фесте, и кобургская колбаса, и не имеет ни малейшего отношения к расизму».

«Мавр принадлежит Кобургу, и так оно и должно остаться! И когда вы читаете, от кого исходит эта петиция, то задаетесь вопросом, знают ли они вообще, почему герб такой?! Когда-нибудь нам запретят и размахивать немецким флагом».

Смерть Джорджа Флойда в июне текущего года в США привела к возникновению движения BLM (BlackLivesMatter — «Жизни чёрных важны»), всколыхнувшего весь мир. Но разворачивающаяся под этим лозунгом борьба с расизмом принимает подчас совершенно карикатурные формы. В Германии это видно на примере не только Кобурга, но и Штутгарта, где есть район Мёринген, по поводу названия которого запущена петиция, аналогичная кобургской. В Берлине обсуждается вопрос о переименовании Моренштрассе. Фармацевты десятков городов оправдываются за использование слова «Mohr» в названиях своих аптек («Mohren Apotheke»).

Но немецкие «продолжатели дела Флойда» не слышат никаких доводов и отсылок к историческим фактам и культурным традициям. И добиваются успехов! Так, например, в Германии больше не производят конфет «Negerküsse» и шоколадных пирожных «Mohrenköpfe». А теперь вот очередь дошла и до Святого Маврикия.

Схожие процессы происходят и в соседней Дании. Как сообщила на прошлой неделе датская газета Kristeligt Dagblad, выставка «Эскимосы и Гренландия», открывшаяся в Национальном музее Копенгагена ещё в 1992 году, меняет название, поскольку, по словам директора музея Мартина Аппельта, слово «эскимос» является уничижительным и не может использоваться в названии постоянной экспозиции.

В датских словарях слово «эскимосы» значится как «название людей, принадлежащих к коренным азиатским народам, населяющим арктическую часть Гренландии». Там также говорится о его уничижительном характере и рекомендуется использовать вместо него слово «инуиты». Дискуссия по поводу слова «эскимос» началась в Королевстве после того, как датский производитель мороженого Hansens Ic решил сменить название своего популярного продукта «Kæmpe Eskimo» («Гигантский эскимос»).

Аналогичное обсуждение проходит и в Швеции. Как следует из заключения шведского Агентства по надзору за соблюдением закона о дискриминации, «слово „эскимос“ может восприниматься как оскорбление, но гренландцы и инуиты по-разному относятся к этому вопросу». Словари Шведской академии тоже рекомендует использовать вместо слова «эскимос» слово «инуит».

Но лидерство в благородном деле борьбы с дискриминацией принадлежит американцам!

Функционеры из Американского онкологического общества (American Cancer Society, ACS), во избежание обид со стороны трансгендеров, начали использовать в клинических рекомендациях по скринингу шейки матки новый термин для обозначения своих пациенток — «люди с шейкой матки» («people with a cervix»).

Их примеру сразу же последовали и другие американские деятели от здравоохранения. Так, адъюнкт-профессор медико-социальных наук Школы общественного здравоохранения при Колумбийском университете Марня Соммер, а также специалист Совета ООН по сотрудничеству в области водоснабжения и санитарии Вирджиния Камова и руководитель программ ЮНИСЕФ для Южной Азии Тереза Махон написанную ими статью, опубликованную на медиаплатформе для Devex.com, политкорректно озаглавили «Как сделать посткоронавирусный мир лучше для людей, у которых есть менструация» (Creating a more equal post-COVID-19 world for people who menstruate).

«Люди, у которых есть менструация? Кажется, было какое-то слово для этих людей. Помогите вспомнить. Wumben? Wimpund? Woomud?» — имея в виду слово «Women» (женщина), пошутила в своём Твиттере автор серии книг о Гарри Поттере британская писательница Джоан Роулинг.

Какой же шквал критики обрушило ЛГБТ-сообщество на прямодушную Роулинг! В своих комментариях к её твиту они стыдили её, предлагали вернуться в начальную школу и сесть за парту, писали, что этим твитом она перечеркнула всё своё творческое наследие, предлагали бойкотировать её книги… В итоге прославленная писательница была вынуждена оправдываться:

«Я знаю и люблю транс-людей, — написала она в своём официальном заявлении. — Но стирание концепции биологического пола лишает многих возможности осмысленно обсуждать свою жизнь. Такие женщины, как я, десятилетиями сочувствовали транс-людям и чувствовали с ними родство, потому что они уязвимы к мужскому насилию. Я уважаю право каждого человека жить так, как ему хочется».

(Visited 94 times, 1 visits today)
Loading...