Loading...

Уроки грузинского: Тбилиси раскрывает «зонтик» ПВО против русских самолетов

Новая «пятидневная война» теперь может стать однодневкой?

Любой опыт боевых действий является бесценным, особенно если он полит кровью. Война с Грузией в августе 2008 года, названная операцией по принуждению к миру, в этом плане не исключение. Армия России, одержавшая тогда «убедительную победу», была вынуждена сделать выводы, которые привели к глобальным изменениям в Вооруженных силах, коснувшихся не только структуры военного строительства, но и изменений в самих вооружениях. Тогда выяснилось, что у нас хреновая связь, бронетехника, амуниция, а авиация уязвима средствам ПВО противника.

Loading...

Именно потери авиации заставили кардинально менять как тактику и стратегию, так и средства защиты самолётов. Собственно о самих потерях. По данным Минобороны РФ, в период с 8 по 12 августа 2008 года было сбито четыре российских самолёта — три штурмовика Су-25 и один бомбардировщик Ту-22М3. Ещё один случай со сбитым фронтовым бомбардировщиком Су-24М почему-то не особо афишируется, хотя погибший штурман был удостоен звания Героя России.

По данным грузинской стороны российская авиация понесла гораздо большие потери. Утверждалось, что были сбиты 21 самолёт и 3 вертолёта. Грузинский президент (на тот момент) Саакашвили вообще утверждал о 80−90 сбитых самолётах, что отнесли на «трудности перевода», и речь якобы шла о 18−19 уничтоженных самолётах. Подобная «динамика потерь» по грузинской версии вряд ли соответствует действительности, да и не было реальных подтверждений, за исключением фотографий обломков одного самолёта. Ряд экспертов тогда говорили о семи сбитых самолётах.

Впрочем, даже если остановиться на российской версии, то и пять потерянных самолётов за пять дней, можно считать ощутимой потерей. Активность действий авиации резко снизилась, если не прекратилась вовсе, и войска после 9 августа развивали наступление без поддержки с воздуха из-за противодействия грузинской ПВО. И это стало самым серьезным противодействием со стороны Тбилиси, которого российская армия никак не ожидала, рассчитывая на полное господство в небе.

Подобный урок способствовал тому, что российские ВКС получили достаточно мощное развитие, что и было продемонстрировано в Сирии, когда основной упор делал ся именно на применение авиации — штурмовой, истребительной, бомбардировочной, а также ударных вертолётов. И если бы, скажем, Грузия сейчас решилась повторить нечто подобное в Южной Осетии, как это случилось в 2008 году, то «пятидневная война» могла бы закончиться гораздо быстрее. Это не бравада, не голословное утверждение — применение авиации в боевых условиях отработано буквально до мелочей. Впрочем, опыт этот тоже давался не бескровно.

Из подтвержденных потерь самолётов в Сирии известно о восьми безвозвратных. При этом сбиты лишь три — фронтовой бомбардировщик Су-24М в результате атаки ракетой «воздух-воздух» с истребителя F-16 ВВС Турции, штурмовик Су-25 ракетой из ПЗРК боевиков, самолёт радиоэлектронной разведки Ил-20 комплексом ПВО Сирии С-200. Остальные потери пришлись на технические причины при взлёте или посадке, как это было, в том числе, с палубными истребителями Су-33 и МиГ-29К, которые разбились при посадке на авианосец «Адмирал Кузнецов» в конце 2016 года.

Сложнее ситуация с применением боевых вертолётов в Сирии — их потери составляют 7 винтокрылых машин. Пять из них уничтожено огнём ПЗРК и ПТУР боевиков, два разбились из-за ошибок пилотирования. Для сравнения, за десять лет войны в Афганистане советские ВВС потеряли 118 самолётов и 332 вертолёта. Впрочем, и активность их боевого применения была несколько выше, чем в Сирии, при этом именно опыт позволяет минимизировать потери. И, скажем, сбитый турецким истребителем бомбардировщик Су-24М, который для F-16 стал лёгкой добычей, привёл к тому, что сейчас такие самолёты без прикрытия истребителей на боевые задания не вылетают. Печальный, но тоже опыт, такой же, как был приобретен и в Грузии.

Грузия тоже извлекла свои уроки из той уже давней войны. И сейчас наращивает именно средства ПВО, как наиболее вероятное применение против российской авиации. Сейчас Тбилиси заключил соглашение с израильской фирмой «Рафаэль» о модернизации своих систем противовоздушной обороны и переподготовке их расчётов. На сегодняшний день грузинская армия располагает лишь устаревшими системами ПВО, унаследованные от Советского Союза — ЗРК С-125М и «Бук-М1» средней дальности, «Оса-АК» малой дальности и ПЗРК «Стрела». Впрочем, и этими средствами им удалось уничтожить значительное количество российских самолётов, не оценивших опасность противовоздушных средств.

Грузия неслучайно пытается прикрыться израильским «зонтиком» ПВО, понимая, что именно противовоздушная оборона может стать её главным козырем в противостоянии с Россией за территории Южной Осетии и Абхазии. И, как сообщает издание Forbes, грузины вновь готовятся «пустить кровь российской авиации». «Если Россия и Грузия вступят в войну во второй раз, российские войска будут лучше подготовлены к ведению боевых действий в воздухе в условиях противодействия средств ПВО. Но и грузинские ПВО тоже будут лучше подготовлены», — отмечает издание.

Здесь есть ряд нюансов. Израильские системы ПВО не самые дешевые и, как отмечает военный эксперт Виктор Мураховский, подобная сделка опустошит военный бюджет Грузии. Опять же в случае вероятного конфликта грузинским ПВО будет противостоять авиация более высокого класса, чем та, что использовалась в войне 2008 года. Тем более обученная во время операции в Сирии, из которой извлекла свои уроки.

(Visited 123 times, 1 visits today)
Loading...