Loading...

Путин как коромысло весов: Проханов, Алкснис и Рудалев про «оползень», который хоронит Россию

Писатель Александр Проханов предрекает России большие потрясения

Советский и российский писатель, политический деятель Александр Проханов, который предвосхитил распад Советского союза, в редакторской колонке в газете «Завтра» готовит России новые потрясения. В статье «Оползень» Прохоров говорит о дестабилизации российского общества, утраченной роли Владимира Путина, идеологическом расколе между патриотами и либералами и рассуждает о том, как предотвратить очередную революцию и хаос.

Loading...

На статью Проханова отреагировали политик Виктор Алкснис и писатель Андрей Рудалев. Первый уличил Проханова в «переобувании», напомнив, что ранее писатель позиционировал Владимира Путина как единственную надежду прогрессивного человечества, а теперь говорит, что Путин вроде коромысла, которое уравновешивает патриотический и либеральный уклады русской жизни. Второй констатировал, что ощущение «оползня», безусловно, усиливается, а лимит на чудо мы уже исчерпали.

Мы попросили Виктора Алксниса и Андрея Рудалева объяснить, кто для них Владимир Путин, ощущается ли в российском обществе раскол и осталась ли у них вера в чудо.

«СП»: — Вы ощущаете приближение времени больших потрясений для России?

Виктор Алкснис: — Мы ощущаем, что Россия стоит на пороге каких-то перемен, виновен в этом будет именно Путин. Если бы не его политика, направленная на выкашивание политического поля, на запрет политической конкуренции, то сейчас была бы какая-то альтернатива. Почему в США уход Трампа или в Германии уход Меркель произойдет и ничего не случится, а для России уход Путина будет означать крупный политический кризис. Этого не должно быть в нормальном государстве.

Этот столп под названием вертикаль власти, когда рухнет, то похоронит под собой и Россию и всех нас вместе с вами. Путин этого не понимает, ему нравится, что он один — конкурентов у него нет, а если появятся, он их загнобит. Я с тревогой жду наступления кризиса, потому что Россия с трудом пережила события 1917 года, 1991 года, а третий кризис мы не переживем.

Андрей Рудалев: — Потрясение — это, в первую очередь, призрак очередной перестройки. Вернее, ее новой активизации. Не стоит думать, что она завершилась в 91-ом году спуском советского флага. Мы до сих пор живем в той разрушительной перестроечной стихии, которая то прорывается пламенем и кровавыми конфликтами, то затухает и ждет своего часа.

Те же события с Белоруссии дают четкое понимание этого. Это вовсе не спонтанный процесс, мол, назрело и накипело у людей не без помощи всевозможных пропагандистских рупоров. Мы видим события все той же перестроечной цепи, в которых — энергия расколов и разделений. Они создают ощущение фатальности происходящего, исторической необходимости и обусловленности процессов, будто все от нас шарахаются, и мы сами бежим от себя, потому как мы все тяжело больны и сошли с тоталитарного ума. Подводят все к той же мысли, которая была своеобразным заговором в перестройку, что «иного не дано».

Надо четко понять, что та советская перестройка достигла своего триумфа в 91-ом, но это был промежуточный результат. Конечная цель и в этом нет никакой конспирологии — дробность России. Перестройка ведь не только членила советскую историю, дробила ее по частям, чтобы потом представить ее за цепь преступных событий. Тогда задавались и вопросом: отчего весь этот концентрированный ужас был возможен в стране и приходили к логической мысли о том, что вся российская история — движение по бесконечному кругу проклятий и повторений одного и того же. Поэтому главная цель — разорвать его. Любой ценой. Территории, обширность страны мыслились основной проблемой. Именно ее география будто бы определила особенности исторического развития, которое представлялось за шатание от одного зла к еще более худшему. Поэтому и эту территориальную проблему необходимо разрешить через обвал и усобицу.

«СП»: — Какую роль в этих события сыграл или еще сыграет Владимир Путин?

Виктор Алкснис: — Путин — это фигура номер один, который является, по сути, царем всея Руси и полномочий у него не меньше, чем у генсека или царя. Ему надо отдать должное, что он сконцентрировал в руках всю власть. Подмял под себя и законодательные и судебные органы власти, и ЦИК — он вправе делать в России все, что ему захочется. И ему за это ничего не будет.

Все это очень печально, потому что такая конструкция работать не может. В таком сложном механизме обязательно наличие обратной связи. Обратная связь контролирует сигнал и не дает, чтобы система пошла вразнос. Путин все эти конструкции обратной связи, которые обязаны быть в государстве и прописаны в конституции, уничтожил.

Речь идет о честных и свободных выборах, местном самоуправлении, которое в России имеет большую историю и было ликвидировано поправками к Конституции. Средствами обратной связи также являются свободные СМИ, которых в России тоже нет. Власть контролирует не только государственные СМИ, но и может регулировать частные.

Выстроенная политическая система крайне не устойчива. Такая система могла быть устойчива при наличии жесткого авторитарного строя, подобного сталинскому. Но для этого нужна личность типа Сталина с его политической волей, умением смотреть в будущее и мощным репрессивным аппаратом, который позволяет подавить любое сопротивление.

В России — пародия на жесткий авторитарный стиль. Те же репрессии являются недорепрессиями и такого масштаба как в 30-е годы, мы понимаем, больше не может быть. Да, достаточно просто запугать людей и политических активистов уголовные делами и инцидентами подобными тем, что случилось с Алексеем Навальным, и своего добиться.

Путиным создана вертикаль власти. Но любая вертикальная конструкция нужно укрепить распорками, чтобы ее защитить от падения. Важнейшую роль играет система сдержек и противовесов, которую обеспечивает независимость органов власти. Обеспечить независимость исполнительной власти и самого президента, а также судебной власти. Законодательной власти в России нет, независимой судебной власти тоже. Есть только вертикаль власти без сдержек и противовесов, которую в случае политической бури удержать не удастся.

Андрей Рудалев: — Владимир Путин дал России главное — время. Его не было у страны очень давно. Можно сказать, что она задыхалась во временной нехватке, что часто приводило в бешеной гонке и многим ошибкам. После обвала девяностых он дал возможность стране отдышаться, возможность стране вновь поверить в себя. И это очень ценно. Но не был сделан основной выбор, он только уравновесил исторические качели, а все главные вопросы отложены. Проблема в многовекторности: и со своим народом, но в тоже время не сделал ревизию капиталистического пути и вписанности страны в систему мировой глобализации. Отсюда и отсутствие последовательности, когда после «а» не проговаривается «б»: после Крыма оставляется тлеющим донбасский конфликт. Не решен должным образом и вопрос создания государственно ориентированных элит и многое другое.

«СП»: — Есть ли в российском обществе идеологический раскол?

Виктор Алкснис: — В России действительно 20% общества поддерживают либеральные идеи, а 80% относятся к ним, мягко говоря, нехорошо. Спасибо Гайдару и Чубайсу, что они сделали нам прививку от либерализма. Большинство я бы не относил к патриотам, им просто по барабану. Проблема в том, что либералы перетягивают на свою сторону молодежь, которая не видела ужасов 90-х годов.

Они привлекают молодежь, продвигая правильные идеи соблюдения прав человека — свободных выборов, свободных СМИ и свободы собраний. На этом поле они могут получить большую поддержку. Это серьезная опасность, но как я могу выступать против этих справедливых требований и борьбы Навального с коррупцией? С другой стороны, по идеологическим моментам я с Навальным не согласен. И никогда не буду голосовать за либерала на пост главы российского государства.

Раскол на либералов и патриотов — весьма условный. На мой взгляд главная опасность состоит в том, что либералы перехватили повестку справедливых требований к власти.

Андрей Рудалев: — Как я уже сказал, раскол никуда не уходил, мы его не преодолели, а до сих пор пребываем в той смуте, которая разверзлась еще в 1985 году. Разделение на патриотов и государственников, конечно же, очень условно. Когда реальный раскол проявит себя, возникнет такая многоголосица, что все мы перестанем слышать друг друга. Единственное, что все эти дробности будет объединять — отрицание и нигилизм. Каждый из голосов будет отрицать свое, но в итоге все эти «труды» подведут опять же к тому, что здесь — пустое место и жалеть ни о чем не стоит. Что трухлявое здание необходимо сносить подчистую, а там, будь, что будет…

Опять же Церковь, как это и отметил Александр Проханов не стала тем необходимым бастионом, который бы оберегал страну от раскола. Она, по большей части, бюрократизировалась, завязла в своих фантомных болях и в тех же претензиях в советскому. Не пошла по пути выстраивания единой линии истории отечественной цивилизации и понимания ее общей логики. Это проблема.

«СП»: — Осталась ли вера в чудо? Этот «оползень» возможно остановить?

Виктор Алкснис: — Веры в чудо нет. Учитывая, давление, которое будет оказываться на Россию и наличие сильной «пятой колонны» в России. Неужели вы думаете олигархи — из тех, кого взрастил Путин, — это поколение не заинтересовано в возрождении сильной России и отказа от путинских ошибок. Они перевели свои активы на Запад, но не понимают, что там они тоже являются персонами нон-грата, потому что были близки с Владимиром Путиным.

Андрей Рудалев: — Сейчас Россию обкладывают со всех сторон, чтобы вновь загнать к перестроечной стенке. Все-таки при Путине мы сбежали от нее, хоть и не далеко ушли. Белоруссия, история с Навальным… Вокруг нас будут выстраивать санитарный кордон бесконечных обвинений и провокаций, выставлять нас вечным Мордором и раковой опухолью на теле человечества. Это будет до тех пор, пока мы не ошибемся, пока не попадем в ловушку, из которого не будет выхода, пока не придет слабый и неуверенный лидер, пока наши «элиты» не взбунтуются и не поведут бунтовать народ, пока нам самим не будет страшно от своей «темной» сути и не побежим куда глаза глядят, хоть в омут с головой.

Поэтому выбор не велик: либо смиренно ждать всего этого, либо… Стать бунтарем на мировой арене, начинать рвать путы, которыми нас обвили с ног до головы и показывать пример другим. Провозгласить настоящий суверенитет и независимость, а не их робкие декларации. Через это стать застрельщиками нового мирового движения антиколониализма. Вывести народы и страны из тотального демократического концлагеря.

Внутренне дело — это самосознание себя тысячелетней цивилизацией с единой линией истории. Воспринять закон «социальной регенерации», который формулировал еще Александр Зиновьев. Исходя из него Россия, так или иначе, вернется к чему-то схожему с советской системой, которая, по сути, наследовала и развила дореволюционную традицию. Пугаться этого не следует, ведь наша история — вовсе не круговорот преступлений, бесконечных ошибок и трат, как это внушают, а единый процесс, в котором заключена большая логика и смысл, а также есть место для возможности чуда. В этом наша уникальность, которую все время норовят сломать через колено. Через это единительное мы и обретем необходимое противоядие от расколов, которые нас постоянно преследуют. Мы слишком долго экспериментировали и играли в «русскую рулетку», пытаясь стать иными и забыть о себе. Сейчас уже игры закончились, патрон войдет в патронник, и грянет выстрел. Не стоит обольщаться в надежде на чудо, мы слишком долго растрачивали этот потенциал. Если сейчас допустим тот самый оползень, то уже никакого чуда не будет…

(Visited 37 times, 1 visits today)
Loading...