Loading...

Знала ли Тихановская, что философ-то «несколько иной»?

Немецкий еженедельник представил французского «делателя цветных революций» в его истиннном виде

Ещё в двадцатых числах августа текущего года в Сети появилась русскоязычная версия интервью, которое Светлана Тихановская — оппонент Александра Лукашенко на прошедших в Беларуси президентских выборах, дала французскому журналисту, публицисту и сооснователю группы «Новаторская философия» (Nouvelle Philosophie) Бернару-Анри Леви.

Loading...

При том, что белорусским событиям ведущие немецкие СМИ уделяют пристальное внимание с первых дней их развития, тогда — в августе — лишь политический журнал Stern разместил в своей онлайн-версии полный текст этого интервью на немецком (сейчас открыть его могут только подписчики журнала). Ссылку на него Stern сопроводил короткой статьёй, озаглавленной «Кандидат в президенты Светлана Тихановская: „Европа должна нам помочь“» и включающей в себя наиболее яркие, по мнению журнала, фрагменты беседы:

«Светлана Тихановская — героиня Беларуси, — пишет Stern. — Французский философ и автор бестселлеров Бернар-Анри Леви стал первым западным репортёром, который встретился с ней в её изгнании в литовском Вильнюсе для эксклюзивного разговора. Только что вышедшую из коронавирусного карантина Тихановскую сопровождают два помощника и литовский охранник. До сих пор — с момента её бегства в изгнание уже на следующий день после выборов в Беларуси, — она не разговаривала ни с одним представителем западных СМИ.

Выборы явно решались за неё, — рассказывает Тихановская: «Переизбрание Лукашенко было сфальсифицировано. Ни один серьёзный человек его не признал, нигде». Леви рассказывает о встрече с женщиной, которая всё ещё колеблется между ролями гражданки, матери и домохозяйки, с одной стороны, и нового политического деятеля белорусского сопротивления режиму Лукашенко, с другой. «Мой муж придал мне мужества, в котором я нуждалась», — говорит Тихановская. И ещё: «мачо Лукашенко называет нас политически неумелыми тёлками, которые, однако, вызвали первые в истории Беларуси массовые демонстрации».

В конце беседы Тихановская обращается через Леви к европейским государствам: «Европа должна помочь нам убедить Лукашенко, что его время закончилось. Что он должен уйти». И Леви восклицает: «Поддержим! Давайте создадим вокруг них одну из тех цепочек солидарности, которые спасли в своё время столько диссидентов в Советском Союзе и Восточном блоке. Здесь, именно здесь, — пишет он, — решается судьба Европы»».

В прошлую пятницу, 18 сентября, сделанный «МБХ медиа» перевод на русский язык интервью с Тихановской напечатала издающаяся в Берлине газета «Русская Германия» (№ 38/2020), «окормляющая» внушительную (по разным данным, от 3 до 5 млн человек) русскоязычную диаспору. Материал был озаглавлен «Жанна д’Арк поневоле», тексту предшествовала вводка, начинавшаяся словами: «Легендарный французский журналист и писатель Бернар-Анри Леви…»

А за три дня до этого — во вторник, 15 сентября, выходящая в Гамбурге газета Preussische Allgemeine Zeitung опубликовала статью своего колумниста Флориана Штумфаля, озаглавленную им «Несколько иной философ».

Начинает Штумфаль издалека:

«В конце апреля 2011 года в каирском отеле Shepheard ныне увековеченный американский сенатор Джон Маккейн встретился с некоторыми власть имущими из региона Персидского залива для важных переговоров. Какого рода они были, можно было судить по репутации Маккейна — самого стойкого военачальника тогдашней политической элиты США. На самом деле, речь шла о завершении сговора относительно войны, которой хотели накрыть ливийского президента Муаммара Каддафи и таким образом прогнать его с занимаемого поста.

Участником той конференции был и французский философ Бернар-Анри Леви, но не как политический деятель, а исключительно на основании своих личных навыков политического коварства, что привело его, в числе других, в ближайшее окружение президента Франции Николя Саркози. Леви был с ним в Каире, и когда переговоры были проведены, согласие достигнуто и остальные участники разъехались, он отправился в близлежащий ливийский Бенгази — центр сил, выступавших против Каддафи.

Там уже были сделаны все приготовления: ЦРУ и наёмники из Blackwater заняли ведущие посты и создана Libyan Islamic Fighting (Ливийская исламская боевая группа). Последняя состояла из боевиков-талибов из Афганистана, заключённых Гуантанамо и бандитских группировок. К ним присоединились хараби и другие местные племена, которые всегда были враждебны Каддафи и его племени. То есть всё было подготовлено и в конце концов, как известно, привело к желаемой цели.

Итак, пока всё в порядке, вот только, спрашивается: для чего нужен философ при подготовке насильственного переворота? Разве не подобает ему, удалясь от воинственных кличей в глубины библиотек, иссследовать загадки мира и, презирая насилие, искать удовлетворения в познании?

Но это не для Бернара-Анри Леви. Его представления совершенно отличны от этой картины. Он родился в 1948 году в семье богатого промышленника, что избавило его от повседневных забот. Впоследствии он стал, по крайней мере временно, почти коммунистом, называя себя шестидесятником (имеются в виду события мая 1968 года во Франции) и преемником Жан-Поля Сартра.

Философ он в той мере, в какой окончил соответствующую учебу; о великих работах, новаторских идеях или счастливых открытиях Бернара-Анри Леви ничего не известно по крайней мере с начала 1990-х годов. Он не преподавал ни в одном университете и не создал ни одной духовной школы. Хорошо — он был при создании группы «Новаторская философия», которая, однако, выступила против Сартра, и вообще философская направленность Леви чётко не распознаётся.

Газет Die Welt писала о нём, что он рассматривает «публичность как поле битвы, где важны не истина или лучший аргумент, а удачные кампании и манёвры». К тому же он совладелец левой парижской газеты «La Libération», принадлежащей преимущественно барону Эдуарду де Ротшильду.

Такой человек, как Бернар-Анри Леви, любящий называть себя «BHL» (аббревиатура образована по инициалам Леви на французском — Bernard-Henri Lévy), не довольствуется одной революцией. Когда Каддафи был свергнут и убит, а боевые группы в Тобруке двинулись в Сирию, чтобы разжечь там следующий пожар, Леви в 2012 году написал следующее: «Сегодня Бенгази-Хомс — центр попытки цветной революции против президента Сирии Башара Асада». Ливия послужила калькой для Сирии, по словам Леви, который тем самым раскрыл о причинах сирийского мятежа больше, чем того бы хотелось западным державам.

Через два года BHL можно было встретить на Украине. Тогда на главной площади в Киеве с восставшими объединились ведущие представители западной политической элиты, в том числе министр иностранных дел Германии (в то время им являлся нынешний президент ФРГ Франк Вальтер Штайнмайер) и помощник госсекретаря США Виктория Нуланд, которая позже заявила, что США вложили в этот переворот пять миллиардов долларов. 9 февраля 2014 года Леви объявился на Майдане, где кричал толпе: «Я европейец, но сегодня я украинец… Ваша сила — это великая цивилизация, частью которой вы являетесь… Вот почему вы выиграете…» Это было за десять дней до того, как раздались первые выстрелы.

Ранее BHL подстрекал сепаратистов в Чечне, прославлял созданного ЦРУ тогдашнего президента Грузии Михаила Саакашвили. В конфликте вокруг Южной Осетии BHL выступал тоже в качестве подстрекателя, а за несколько лет до того поддержал албанскую военизированную Армию освобождения Косово (UCK). Он также вмешивался в борьбу за Венесуэлу, назвав президента Николаса Мадуро «смесью Кастро и Пиночета».

При каждой цветной революции, которую затевают США, непременно появляется BHL. Эти его появления настолько оперативны и регулярны, что напрашивается вывод: там, где объявляется BHL, следует ожидать путча, проникновения или военного вторжения, за которыми стоят ЦРУ, Пентагон или оба сразу. И это, по-видимому, верно и для Белоруссии.

Так, недавно Леви встретился в литовской столице Вильнюсе с белорусским оппозиционным политиком Светланой Тихановской, нашедшей там убежище. Эта встреча якобы произошла по инициативе одного немецкого журнала (вероятно, имеется в виду Stern). BHL назвал белоруску «музой революции в Белоруссии» («Muse der Revolution in Weißrussland») и «лицом оппозиции тирану Лукашенко», заключив, что «дело, начатое этой женщиной, может поколебать гротескную и кровожадную диктатуру». BHL уже прав: немного феминизма пойдёт на пользу его бизнесу».

Preußische Allgemeine Zeitung (PAZ) не относится к этаблированным немецким СМИ. Это межрегиональный еженедельник и официальный орган печати Землячества перемещённых лиц и беженцев из Восточной Пруссии (Landsmannschaft Ostpreußen e. V.). Основан в 1949 году, тираж 18 000 экз., распространяется по подписке, имеет свой сайт. Большинство немецких политологов оценивают направленность газеты как «новая правая» (не путать с праворадикальной), «ориентированная интеллектуально на консервативный спектр».

Даже при самом горячем желании PAZ никак не назвать пророссийским или, пуще того — пропутинским изданием. Тем интереснее данная еженедельником оценка личности «BHL», так вовремя оказавшегося рядом с «музой революции в Белоруссии».

(Visited 312 times, 1 visits today)
Loading...