Loading...

Паника и растерянность: Навальный ищет врагов-отравителей в своём окружении

Блогер-оппозиционер, который провёл несколько недель в коме, стремительно идёт на поправку – словно и не было никакого яда. Или всё-таки был? А если был, то кто подсыпал? Соответственно, начинается третий акт пьесы под названием «Возвращение Навального», в которой он играет роль стороннего наблюдателя, которым манипулируют другие.

Алексей Навальный, который всего неделю как вышел из комы в берлинской клинике «Шарите», решил, кажется, компенсировать своё персональное участие в странной истории, которая закрутилась вокруг него, и сделал несколько любопытных выступлений.

Loading...

Во-первых, чуть ли не на следующий же день, как он «вернулся», появилось сообщение от его имени о намерении после выписки вернуться в Россию.

Во-вторых, Навальный уже лично заявил, что его «пытались убить отравляющим веществом», что, по его словам, подтвердили «две независимые лаборатории во Франции и Швеции и спецлаборатория бундесвера». Причём они нашли пресловутый «Новичок» и на его теле, и внутри, то есть в организме.

И да, он потребовал вернуть ему ту одежду, в которой он был, когда всё случилось, в Омске. Правда, тут же в соцсетях обратили внимание на нестыковки – и то, что ранее пресс-секретарь самого блогера Кира Ярмыш писала, как личные вещи Навального забрала его супруга, и что на балконе в клинике «Шарите» выздоравливающий «пациент Н.» сидит в тех же кроссовках, в каких он был и во время своей поездки в Сибирь, и что некую бутылочку с водой, якобы приправленную отравляющим веществом, каким-то чудным образом отыскали и увезли в Германию, протащив опасную штуковину за тысячи вёрст, и что помощница блогера куда-то исчезла…

За «Новичок» уже обидно: такой крутой яд, а толку никакого
Впрочем, это можно назвать конспирологией. Ну что – кроссовки? Мало ли, вдруг у него несколько пар такой обуви и он вообще фанат какого-то бренда. Вещи? Так может, супруга Юлия забрала какие-то другие, а те, о которых переживает Алексей, насквозь пропитанные ужасным «Новичком», спрятали в тайных лабораториях, а? И так далее.

Но вот как понять, что человек, которого, полагает он сам, возвели в ранг «врага государства» и пытались от него избавиться самым циничным образом, намерен возвратиться на белом коне, считай, в логово зверя?

Что это – невероятная отвага, безумство храбрых и самоотверженность?

И как вообще у него получилось так быстро восстановиться после поражения не абы чем, а «боевым отравляющим веществом», задача которого, по сути, состоит в уничтожении?

Послушайте, этот термин – «Новичок» – в последнее время в восприятии людей превратился в аналог «яда Борджиа», которым травили неугодных вельмож. Просто какая-то буйная фантазия из литературы о приключениях в Средние века – про придворного медика королевы Екатерины Медичи, который «развлекался» тем, что изготавливал отравленное бельё, свечи, перчатки и так далее. Они почему-то думают, что для отравления пресловутым «Новичком» надо буквально всё вокруг полить этим веществом: авось что-нибудь сработает,– горячится известный медицинский эксперт, специалист по фармакологии, врач-патологоанатом Александр Эдигер.

Если в принципе говорить о вероятности применения такого препарата, то речь, по его мнению, должна идти о фосфорорганическом боевом отравляющем веществе с синаптическим ядом: это вещество, которое является необратимым ингибитором холинэстеразы. Только вся фишка в том, что ни с какой точки зрения – симптоматики или патофизиологии – ничего похожего у Навального попросту не было.

Перевозка Навального из Омска в Берлин выглядела как настоящая спецоперация. А клинику, где он лежит, охраняют бдительные стражи.

И всем специалистам в профильных областях медицины – реаниматологам, патофизиологам и фармакологам, продолжает Эдигер, уже здорово надоело об этом вещать, отбиваясь от фантазёров из окружения Навального и каких-то анонимов из бундесвера или «Шарите».

«И у нас есть несколько коллег, которые начинают рассуждать на тему, а вдруг это были другие ингибиторы холинэстеразы – обратимая фосфороорганика из пестицидов или даже применявшиеся для неврологии. Только это опять-таки глупость, потому что ничего похожего в клинике Навального не было – судя по открытой информации о его симптоматике, которая была отмечена», – отмечает эксперт.

Иначе, иронизирует Эдигер, даже как-то обидно становится за этот самый «Новичок», распиаренный с момента отравления Скрипалей по всему миру: второй фактически случай – и всё «мимо кассы». Такой ведь «великолепный яд», а неэффективный. Что ж такое-то?! Пора выговор объявлять, да ещё и со взысканием, лабораториям спецслужб, право слово.

«Надо отдать должное авантюризму, хоть жизнь его становится менее ценной»
Зато, предполагает Александр Эдигер, Навальный мог употреблять, ведя крайне негигиеничный образ жизни, связанный, скажем так, с нарушением режима труда и отдыха, своеобразный «набор», состоящий из алкоголя, энерджайзеров, седативных препаратов, антидепрессантов и массы вещей, не имеющих никакого отношения к ингибиторам, но которые могли устроить такую картину – с глубоким нарушением центральной нервной деятельности, обмена веществ. И вот это могло, собственно, довести до любой комы – что, по большому счёту, и случилось.

Первое публичное фото Алексея Навального: по идее, здесь он только-только вышел из комы. И смотрит на мир настороженно.

«Есть такая проблема, которую отмечают многие специалисты в наше время, даже страшная беда – психотропные коктейли и купажи, и иногда бывают фатальные случаи, нелепые смерти», – объясняет эксперт.

Он не склонен считать произошедшее с Алексеем Навальным постановкой, в которой он играл реальную роль убиваемого: мало приятного, говорит Эдигер, оказаться в состоянии «овоща», попасть в реанимацию и лежать на ИВЛ.

Но сейчас, когда начался процесс выздоровления, он вернулся к своему излюбленному занятию – провокациям. Странно только, что Алексей не понимает, что стал, по сути, разменной монетой в огромной игре, цена которой – отношения Запада и России. Однако если он продолжает это делать, значит, надо отдать должное его авантюризму: жизнь его становится гораздо менее ценна, чем прежде,– резюмирует Александр Эдигер.

«После комы человек становится внушаемым»
Впрочем, есть ощущение, что сейчас сам блогер пребывает в растерянности, не осознавая до конца, что с ним происходит, считает психотерапевт Татьяна Лимонова.

«Я не уверена, что посты, которые мы видим, писал он сам. Не исключаю, что под диктовку это делает кто-то из помощников. Мне приходилось заниматься реабилитацией людей после тяжёлых травм: когда человек выходит из комы, он, как правило, несколько недель просто привыкает реагировать на окружающих, на то, что происходит вокруг», – отмечает психолог.

И есть два часто наблюдаемых состояния. Первое – полнейшее отрицание всего, замыкание в себе, отсутствие какой-либо активности. Второе – напротив, желание поскорее вернуться.

Так вот во втором случае пациент представляет собой эдакую «губку», которая впитывает всё. Он становится склонным к обидам даже по самым незначительным поводам, восприимчивым, а главное – внушаемым. И здесь всё зависит от того, кто занимается его психологическим восстановлением. Можно задавать установки, подводить к определённым выводам и так далее.

Я внимательно рассмотрела фотографии Навального – до этих событий и те, что публикуются от его имени сегодня. И знаете, разница есть: раньше была насмешливость, некоторое самодовольство, а теперь присутствует какое-то смятение. Наверное, страх. Неуверенность. И недоверие. Даже, пожалуй, некоторая паника. Словно он сам пытается разобраться, внутри себя, что это вообще с ним было. Если реально отравление, то кто? Внешние враги? Или завёлся предатель где-то рядом?– анализирует Лимонова.

К слову, она не верит, что сегодня, в нынешнем состоянии, блогер готов давать чёткую оценку своему будущему: слишком мало времени прошло с тех пор, чтобы так было.

Сейчас у блогера такое состояние, когда из него можно «лепить» в психологическом плане что угодно, как из пластилина.

Вполне вероятно, что он смирился, путь и временно, с роль ведомого – когда можно следовать выбранной кем-то, кому он доверяет, линии поведения. Однако, разумеется, как человек неглупый, рано или поздно Навальный начнёт, по крайней мере, пытаться объективно оценить ситуацию.

Другой вопрос, попытается ли он заартачиться и «восстать»? Ставки-то слишком высоки, чтобы рисковать. Где гарантия, что для завершения спектакля, в котором ему отвели эту роль, не понадобится реальная смерть главного героя? А объяснение-то, как известно, найти можно всегда – допустим, долгосрочный эффект от «Новичка» (пусть уж фигурирует это название, коль скоро публике нравится), который проявится через пару недель, так?

(Visited 580 times, 1 visits today)
Loading...