Loading...

В США утверждают, что Россия передает Турции секреты атомной бомбы

Может ли Вашингтон запретить строительство АЭС «Аккую»?

Глава российской госкорпорации «Росатом» Алексей Лихачев в эфире радиостанции «Эхо Москвы» сказал, что «Эрдоган очень просит ускорить строительство (атомной станции «Аккую») и хотя бы пуск первого блока провести к столетию Турецкой республики (то есть в 2023 году).

Loading...

Что стоит за этой просьбой Эрдогана? Неужели недовольство темпами строительства? Отметим, что даже по турецким источникам, особых задержек нет. Практически все силы строителей брошены на возведение энергоблока № 1, стены которого к концу текущего года поднимутся до отметки 26 метров. Это позволит уже в следующем году установить корпус реактора и примерно в конце лета приступить к сварке трубопровода теплоносителя реактора.

Из новостей «Росатома» также можно узнать, что пару недель назад на площадку АЭС «Аккую» доставлен важнейший элемент пассивной системы безопасности — ловушка расплава. Речь идет о страховке от «Чернобыля», которая представляет собой стальную емкость в виде конуса. В случае катастрофы она должна удержать расплав активной зоны, тем самым предотвратить утечку радиоактивных веществ за пределы реакторного цеха.

Тем не менее, турецкий президент торопит, хотя это не тот случай, чтобы работать в авральном режиме. Его опасения могут быть связаны с большой политикой, так как Вашингтон имеет привычку губить российские проекты ближе к их завершению. В ход идут все средства, в том числе и откровенные провокации, как, например, недавнее отравление Навального.

Американцы используют для «доказательства» вины Кремля так называемое «хайли лайкли» (по-русски, «весьма вероятно»). И на основании этого требуют прекратить завершение строительства «Северного потока-2». Аргументы Кремля об абсурдности обвинений в расчет не берутся.

В просьбе Эрдогана поторопиться и успеть к 100-летию основания Турецкой республики здравый смысл все-таки имеется. Вашингтонские «ястребы» понимают, что будут выглядеть совсем уж неприлично в глазах турок, если к этой важной дате начнут усилия по блокировке завершения строительства АЭС «Аккую».

Дело в том, что с самого начала турецко-российского атомного сотрудничества ведутся разговоры, что Москва помогает Анкаре обзавестись ядерным оружием. Тем более что и в Турции такая точка зрения весьма популярна среди националистов. Например, достаточно авторитетный экономист Мехмет Огютчу, председатель правления Global Resources, заявил, что развиваемая в республике «ядерная энергетика не ограничивается энергетической отраслью. Ее можно использовать в широком спектре секторов, включая оборону».

С одной стороны, строительство АЭС «Аккую» в планах Анкары по энергонезависимости имеет приоритетное гражданское значение с позиции энергобезопасности. В 2019 году в Турции валовая выработка электроэнергии достигла 304 тыс. МВт-ч электроэнергии, но к 2023 году республике потребуется уже 357 тыс. МВт-ч. Восполнить этот дефицит как раз и должна атомная энергетика.

С другой стороны, если судить по заявлениям из Вашингтона, Анкара попадает в еще большую энергозависимость от Москвы, поскольку АЭС «Аккую» возводится на условиях «build-own-operate» («строй-владей-эксплуатируй»). По сути, это российский актив в стране, которая является членом НАТО. Хуже того, в турецкой генерации произойдет замещение газа на ядерное топливо, что сильно ухудшает диверсификацию поставок.

Бесит американцев и экономическая составляющая проекта. По информации из международных источников, Россия и Турция зафиксировали тариф на электроэнергию на уровне $ 0,1235/КВт-ч на первые 15 лет эксплуатации с возможностью его повышения до $ 0,1533/ КВт-ч в случае возникновения проблем с окупаемостью. Это означает, что строительство энергоблока № 1 и впрямь выходит на финишную прямую.

Вкратце напомним историю АЭС «Аккую». В 2010 году было подписано межправительственное соглашение, после чего Турция еще 5 лет разрабатывала законодательную базу для строительства. У нее просто не было всеобъемлющего свода законов по атомной энергии. Лишь в 2016 году было получено ограниченное разрешение на строительство АЭС, которое было заменено на официальное — в 2018 году.

В определенной мере российско-турецкому атомному сотрудничеству помог еще один несостоявшийся атомный проект франко-японской АЭС на Черноморском побережье страны — в Синопе. Возвести ее обещал консорциум Atmea, включающий компании Mitsubishi Heavy Industries и EDF. Здесь, в отличие от российской схемы «build-own-operate», Анкара все-таки обязалась внести 49% стоимости живыми деньгами — чуть меньше $ 9 млрд.

Но в декабре 2018 года консорциум Atmea поднял стоимость синопского атомного проекта до $ 44 млрд. В качестве причины были указаны новые — более строгие стандарты безопасности, введенные из-за катастрофы на Фукусиме. У Эрдогана таких денег не было. Даже если он где-то нашел бы еще недостающие $ 12,5 млрд., то синопская АЭС вообще никогда не окупилась бы.

Этот отказ Анкары, кстати, спровоцировал эффект домино, что привело к тому, что Mitsubishi Heavy Industries ушла из международного рынка ядерной энергетики.

В отличие от японцев с французами «Росатом» изначально взял на себя все риски, связанные с ростом издержек. Эксперты портала Oil Price оценили удорожание строительства АЭС «Аккую» на ₽350 млрд. — с $ 16 млрд. до $ 21 млрд. Но с учетом согласованного тарифа на уровне ₽9 за 1 КВт-ч, скачок стоимости оказался для Москвы вполне терпимым.

Можно не сомневаться, что американцы очень внимательно следят за строительством АЭС «Аккую» и, само собой, думают, как угробить проект. Так, американский эксперт Госдепа по нераспространению ядерного оружия Джон Спейсапан уверен, что опыт сотрудничества с русскими поможет Анкаре в деле обретения атомной бомбы. Тем более что Эрдоган неоднократно говорил: «Недопустимо, чтобы Турция не имела собственного ядерного оружия».

«Что вызывает беспокойство, так это то, что Турция может использовать ядерную энергетику в качестве прикрытия для приобретения технологий и оборудования, связанных с бомбами, — пишет Спейсапан. — Передача технологии (от русских туркам) уже происходит.

С тех пор как начался проект «Аккую», турецкие студенты-инженеры стали второй по величине национальной группой, изучающей ядерные науки в России, где до них работали сотни иранских и северокорейских ученых».

Однако даже МАГАТЭ еще 5 лет назад включило Турцию в список латентных (скрытых) ядерных держав, несмотря на то, что Анкара в 1979 году ратифицировала Договор о нераспространении ядерного оружия, а в 2001 году подписала дополнительный протокол к соглашению о его гарантиях.

Что касается АЭС «Аккую», то Анкара под присмотром все того же МАГАТЭ заключила с «Росатомом» соглашение о гарантированном возврате расщепляющихся материалов, которые могут быть перенаправлены на создание атомной бомбы.

Между тем, и без «помощи» России, Турция, начиная с 1978 года, располагает тремя ядерными объектами двойного назначения, два из которых являются исследовательскими реакторами, и один — опытным заводом по производству ядерного топлива. Ни для кого также не является секретом стратегический союз между Анкарой и Исламабадом, который открыто называет себя членом ядерного клуба.

Можно «хайли лайкли» утверждать, что у Эрдогана и без Путина уже имеется ядерное оружие или технология его производства. Но все равно винить будут русских, если вдруг турки объявят себя нацией, владеющей атомной бомбой. Можно представить, сколько тогда будет русофобских криков с требованием закрыть АЭС «Аккую»

(Visited 54 times, 1 visits today)
Loading...