Loading...

На Каспии мы и персы учились вместе гнать США из Персидского залива

На Западе считают, что ракеты «Калибр» и станции РЭБ «Красуха-4» в Иране вот-вот станут огромной проблемой для американцев

Продолжающиеся в европейской части России и в Белоруссии стратегические командно-штабные учения «Кавказ-2020» уже дали массу информации для военного и политического анализа. Одна из важнейших, на мой взгляд, новостей такого рода пришла из Дагестана. Там, в районе небольшого городка Зеленоморска, прошла высадка не слишком внушительного морского десанта на необорудованное побережье.

Loading...

Но что особенно важно: одновременно с боевыми вертолетами Ми-24 и Ми-35, а также с российскими ракетными кораблями «Татарстан», «Астрахань» и «Великий Устюг» артиллерийскую поддержку десанту оказывали и 76-мм автоматические пушки Fajr-27 иранских ракетных катеров Р-224 Joshan («Джоушан») и Р-225 Paykan («Пейкан») класса Sina. Кроме артиллерии оба катера, оснащенных еще и китайскими противокорабельными ракетами средней дальности С-802, к побережью Дагестана прибыли из персидского порта Бендер-Энзели.

Можно не сомневаться, что очередное и очень наглядное свидетельство продолжающиеся все последние годы неуклонного военно-политического сближения Москвы и Тегерана будет с большим беспокойством воспринято в Соединенных Штатах. Тем более что буквально на другой день Вашингтон получил еще одно тревожное для него известие от Ирана. На сей раз — из Персидского залива.

По сообщению зарубежных СМИ, там к кораблям авианосной ударной группы ВМС США во главе с атомным авианосцем «Нимиц», следующим в охранении двух ракетных крейсеров типа «Тикондерога» и одного эсминца УРО типа «Арли Берк», внезапно совершенно незамеченным на очень короткое расстояние подобрался персидский беспилотник Shahed 129. Эта внушительных размеров машина, очень напоминающая израильский многоцелевой БПЛА среднего класса Hermes 450 (Elbit Systems), предназначена как для разведывательных, так и для ударных миссий.

Неизвестно, какое оружие было на его борту на сей раз, но, как официально сообщает Тегеран, такой дрон, самостоятельно разработанный иранцами, в состоянии нести до четырех самонаводящихся противокорабельных ракет «Садид-1» и может находиться в непрерывном полете до 24 часов. Именно поэтому, скорее всего, экипаж «Нимица», над головами которого неожиданно затарахтело это чудище, испытал настоящий шок. Потому что, как тут же выяснилось, радиолокационные станции обнаружения целей и контроля за воздушной обстановкой всех четырех кораблей мощнейшей авианосной ударной группы были на время «ослеплены» иранскими средствами радиолокационной борьбы. И безнаказанный пролет Shahed 129 над палубой «Нимица» просто самым наглядным образом зафиксировал этот факт.

Даже не сомневаюсь, что в Вашингтоне обязательно свяжут воедино два этих факта — беспрецедентный до сего времени состав корабельной группы артиллерийской поддержки десанта в Каспийском море и оглушительную радиоэлектронную оплеуху, только что полученную американцами в Персидском заливе. Мостик, связывающий оба перечисленных события — все более настойчивые слухи о том, что Тегеран в скором времени намерен предоставить кораблям ВМФ России для передового базирования сразу три своих порта на побережье Индийского океана — Чабахар, Бендер-Аббас и Бандар-э-Бушер.

Первые сообщения на эту тему из иранских источников появились еще летом прошлого года. В авторитетном деловом издании OilPrice.com было сказано, что в случае успеха переговоров подходить к персидским причалам смогут российские боевые корабли всех классов, включая атомные ракетные подводные лодки.

Далее OilPrice.com пишет: «Такое постепенное развертывание российских возможностей в Иране является проверенной операционной процедурой Кремля по мобилизации экономической и/или политической поддержки этой страны, позволяющей эффективно использовать себя в качестве одной большой многоуровневой передовой военной базы для России. Точно такой же план использовался и остается в силе в Сирии, поскольку Россия поддерживает массовое присутствие своих войск в Латакии и вокруг нее.

На ранних этапах эти войска — опять же, на самом деле это подразделения спецназа — появились под видом военных советников и для обеспечения «сотрудников службы безопасности» для огромной российской авиабазы ​​Хмеймим и ракетной системы С-400 «Триумф», расположенной в Латакии.

Это российское присутствие было впоследствии должным образом расширено и официально оформлено в соответствии с соглашением, подписанным с Сирией в январе 2017 года, которое позволило России продолжать свои операции в Латакии, а также использовать военно-морской объект в Тартусе в течение следующих 49 лет».

Особо подчеркивалось, что соглашение о военных базах, если бы таковое было заключено, «дало бы России эффективный контроль над Ормузским проливом. Разумеется, пролив остается самой важной в мире точкой пересечения транзита нефти — и ключевым маршрутом из Персидского залива на Дальний Восток через Индийский океан — на него приходится примерно 35% всей морской нефти и около трети мировых поставок сжиженного природного газа».

Уйма мировых СМИ тут же принялись горячо обсуждать: «Что это? Очередной фэйк или отголоски реальных переговоров между Москвой и Тегераном о прорыве России в самую чувствительную для мира точку международной торговли?».

Многие на Западе поспешили себя успокоить: Конституция Ирана прямо и недвусмысленно запрещает предоставление другим государствам военных объектов на своей территории. В подтверждение приводили известный политический конфуз с попыткой Москвы в 2016 году заполучить в распоряжение наших ВКС иранскую авиабазу Хамадан.

Тогда экипажам российской Дальней авиации, взлетавшим из Моздока в Северной Осетии, та авиабаза действительно была остро необходима для сокращения более чем наполовину, маршрутов полетов при нанесении ракетно-бомбовых ударов по объектам исламских боевиков в Сирии. Но ничего с Хамаданом тогда у Москвы не вышло. Хотя поначалу персы негласно и позволили нашим бомбардировщикам Ту-22М3 и соответствующим наземным службам перелететь на их аэродром и даже начать с него боевую работу.

Однако вскоре фотографии этих самолетов на иранской земле были опубликованы агентством Al-Masdar News. В Тегеране мигом разгорелся грандиозный политический скандал. Спикер иранского парламента Али Лариджани даже вопреки очевидным вещам примирительно заявил, что авиабаза под Хамаданом «никому не предоставлена на постоянной основе, а используется лишь для дозаправки». Словом, российским летчикам пришлось почти тут же снова возвращаться в Моздок.

Будет ли точно так же и в случае с предполагаемым базировании в иранских портах российских боевых кораблей? Скорее — да, чем — нет. Но по большому счету это немногое меняет для расклада сил в Персидском заливе. Потому что с 1970 годов нечто подобное мы имели, допустим, в глубоководном кубинском порту в глубоководную бухту Сьенфуэгос.

Чтобы не вызывать политической истерики в США, до рубежей которых от Сьенфуэгоса рукой подать, этот кубинский город никто и никогда ни в Москве, ни в Гаване и не называл советской военно-морской базой. Но у тех причалов надолго швартовались даже наши атомные подводные лодки.

Официально это называлось как угодно — пополнение запасов или отдыхом экипажей. Но суть не менялась: американская земля месяцами находилась на расстоянии кинжального ракетного удара с советских боевых кораблей от причалов Сьенфуэгоса.

Очень похоже, что именно в таком направлении сейчас развиваются и наши переговоры с персами об «упрощенном использовании» их портов. А в том, что переговоры продолжаются, убеждаются многие события последнего года.

Прежде всего — визит в РФ командующего ВМС Ирана контр-адмирала Хоссейна Ханзади в июле 2019 года. Затем — переговоры в Москве в августе 2020 года между главой Минобороны Исламской Республики Иран бригадным генералом Амиром Хатами и главой нашего военного ведомства Сергеем Шойгу.

А между этими многозначительными контактами на высоком уровне в декабре прошлого рода в северной части Индийского океана и в Оманском заливе состоялись первые в истории совместные военно-морские маневры боевых флотов России, Китая и Ирана. Они назывались «Пояс морской безопасности» и продолжались четверо суток. С российской стороны в учениях были задействованы сторожевой корабль «Ярослав Мудрый», морской буксир «Виктор Конецкий» и танкер «Ельня» (все — Балтийский флот).

Контр-адмирал Хоссейна Ханзади тогда же пообещал, что отныне Москва и Тегеран будут регулярно проводить совместные манёвры в Персидском заливе. Заходить после подобных учений в иранские порты — это так естественно, согласитесь. При этом можно не слишком торопиться покидать тамошние причалы. И кто при этом станет упрекать хоть Москву, хоть Тегеран, будто тем самым нарушена Конституция ИРИ?

Вот, видимо, в свете таких приблизительно рассуждений на днях портал порталу Oil Price снова вернулся к теме вероятности появления российских военно-морских баз в иранских портах. На сей раз — в качестве возможного ответа Тегерана на официальную нормализацию отношений между Израилем и Объединёнными Арабскими Эмиратами.

В материале портала особо отмечается, что иностранное присутствие в иранских портах неизбежно будет сопровождаться «развёртыванием китайских и российских средств радиоэлектронной борьбы (РЭБ), которые будут охватывать все три ключевые области — электронную поддержку, включая раннее предупреждение применения оружия, радиоэлектронную атаку, которая включает в себя системы радиоэлектронного нападения, а также электронную защиту, в том числе от создания помех противником».

Если конкретнее — американский комментатор статьи в Oil Price Саймон Уоткинс считает весьма вероятной переброску на побережье Персидского залива российских станций РЭБ «Красуха-4», которые «доказали свою эффективность в Сирии».

Между прочим, дальность действия этих станций — от 150 до 300 километров. Вполне достаточно, чтобы курсирующий сейчас в тесноватом Персидском заливе атомный авианосец «Нимиц» и его корабли сопровождения окончательно ослепли и оглохли, если уж они, как показала минувшая среда, становятся катастрофически «подслеповатыми» при атаке даже одиночным и тихоходным иранским дроном Shahed 129.

Если так — то российские атомные подводные лодки в Чабахаре, Бендер-Аббасе или Бандар-э-Бушере могут и вообще не понадобиться.

А в это время

На прошлой неделе американское издание Military Watch опубликовало статью под заголовком «США будет нечем ответить на появление „Калибров“ в Иране».

В материале сказано: специальный посланник США по Ирану Эллиот Абрамс предупредил, что Вашингтон наложит жесткие односторонние экономические ограничения на любое государство, продающее вооружения Тегерану. Это связано с тем, что в октябре 2020 года заканчивается пятилетнее эмбарго ООН на поставки оружия в эту страну.

Между тем, угрозы Вашингтона совершенно точно не напугают Россию и Китай, против которых американские санкции и так давно действуют. Таким образом, уже этой осенью Москва и Пекин могут начать масштабные поставки вооружений в ИРИ.

Тегеран, считает Military Watch, очень интересуется танками, подводными лодками, средствами ПВО и самыми современными истребителями. Поэтому от китайцев персы ожидают массированные поставки ракет PL-15 класса «воздух-воздух» с дальностью стрельбы более 200 км и истребители типа Чэнду J-10. А от нас — ударные дизель-электрические подлодки класса «Варшавянка», высокоточные крылатые ракеты большой дальности «Калибр» для них, танки Т-90 и другую технику.

На фоне этого возможного кошмара — «Калибров» в руках давно жаждущих мести США и Израилю персов — гипотетическое появление российских боевых кораблей в иранских портах на самом деле покажется американцам сущей мелочевкой.

(Visited 164 times, 1 visits today)
Loading...