Loading...

Охотник на олигархов возвращается: Откровения блогера-убийцы

Само прозвище Лёша-Солдат, которое носил Алексей Шерстобитов, штатный киллер Медведковской и Ореховской ОПГ, наводило ужас на бандитов и коммерсантов 90-х. На его счету – официально – двенадцать трупов. В том числе убийства авторитетов Отари Квантришвили и Григория Гусятинского, владельца клуба Dolls Иосифа Глоцера. Он всё-таки попал за решётку и был приговорён к 23 годам колонии строгого режима. И теперь, доказывая всеми силами, что встал «на путь исправления», Солдат, как стало известно, надеется на условно-досрочное освобождение.

Лёша-Солдат даже среди московских бандитов слыл легендой: мелкие сошки-боевики его никогда не видели в лицо, точных «установочных» данных никто толком не знал, а когда становилось известно об очередном убитом криминальном авторитете или бизнесмене, исполненном, как говорили, «красиво», это немедленно приписывали именно ему.

Loading...

И следователи, допрашивая очередного «быка», пытаясь выяснить у него о новом заказном убийстве, только качали головами, заслышав о некоем «киллере Солдате». Все думали, что такого не существует в природе, а рассказы парней с бритыми затылками в костюмах от «Адидас» – просто собирательный, некий мифический образ о суперубийце.

Даже когда на него дали показания люди, знавшие его близко, не верили до конца. И лишь после того как оперативники отработали версию, установив наружное наблюдение за человеком, на которого указывали подельники, убедились: это правда, Лёша-Солдат реально существует. От его рук погибли многие. И – да, он очень опасен.

Сейчас Алексей Шерстобитов отбывает наказание в колонии строгого режима в Липецкой области. Он был приговорён к 23 годам лишения свободы в сентябре 2008-го, с тех пор минуло уже четырнадцать лет. И, по идее, выходить ему ещё не скоро.

Однако же это не так.

Во-первых, задержан он был в феврале 2006-го и провёл в СИЗО четыре года, прежде чем его отправили на зону, а один день, проведённый в изоляторе, засчитывается за полтора. Таким образом, шесть (вместо четырёх) лет из 23 назначенных он отбыл ещё до ИК.

Во-вторых, есть такое понятие как «условно-досрочное освобождение». С учётом «полноценных» десяти лет в колонии вкупе с теми шестью получается, что он отсидел уже почти 16 – и это как раз две трети срока.

Из личного дела: «Потомственный офицер. Служил в МВД. Награждён орденом»
Вообще-то судьба коренного москвича Алексея Шерстобитова могла сложиться совсем иначе.

Он родился в семье кадрового офицера Советской армии, и дед его тоже был военным. Да и сам парень не видел для себя иной перспективы, кроме как надеть погоны. И стремился к этому: хорошо учился, занимался спортом – больше всего стрельбой.

Окончив школу, поступил в Ленинградское высшее военное командное училище железнодорожных войск им. Фрунзе (сейчас Военный институт ж/д войск), и ещё во время учёбы сумел отличиться, приняв участие в задержании опасного преступника, за что был награждён орденом «За личное мужество».

А потом была служба – правда, недолгая. Молодой лейтенант Шерстобитов, которого заметили в органах после того случая с поимкой злодея, попал по распределению в отдел спецперевозок МВД на Московской железной дороге – важное подразделение, которое занимается организацией и сопровождением личного состава и техники (в том числе в интересах Вооружённых сил) и подчиняется собственному главку в системе министерства.

И карьера вроде пошла в гору – его назначили сначала инспектором, затем повысили до старшего инспектора, он получил три звёздочки старлея. Не забывал, кстати, при этом следить за своей физической формой: практиковался на стрельбище, одновременно увлёкся модным тогда спортивным троеборьем (сейчас – паурлифтинг).

Стиляга-Солдат на суде – он в этот момент ещё не знает, что ему назначат, несмотря на откровения во время следствия, не 13 лет, а почти вдвое больше.

Но грянули ревущие девяностые, распад Союза, нищета – офицеры тогда пачками увольнялись и из милиции, и из армии.

В общем, решил Шерстобитов, у которого уже появилась к тому времени жена и родился ребёнок, пора подаваться на вольные хлеба – зарабатывать самостоятельно. Устроился на первых порах, по знакомству, на железную дорогу, затем попробовал открыть собственный бизнес, но погорел (в прямом смысле: спалили его ларьки), дальше товарищи по «качалке» позвали его в телохранители.

Приглашение в криминал поступило из спортзала
Конечно, ему надо было поддерживать форму. И он регулярно посещал тренажёрный зал, которых в те годы расплодилось невероятное множество. Шерстобитов жил в Медведково и, что естественно, выбрал себе местечко поблизости – подвальчик-«качалка» под названием «Бункер».

На спортсмена, получившего среди качков прозвище «Солдат» (все знали, разумеется, о его офицерском прошлом), обратили внимание – тогда «личный состав» для криминальных бригад набирали именно в таких залах да в секциях самбо и бокса.

Там он познакомился со старшим лейтенантом КГБ Григорием Гусятинским, который, оставив чекистское прошлое, стал именоваться Гриней Северным, возглавил медведковскую группировку и был правой рукой авторитета и лидера ореховской ОПГ Сергея Тимофеева (Сильвестра), и с первым президентом Федерации пауэрлифтинга Сергеем Ананьевским (по совместительству он же был известен в криминальных кругах как авторитет Культя, или Культик).

Поначалу Солдату доверили банальный рэкет – поставили контролировать несколько торговых палаток в Медведково, которые бандиты обложили данью. Видимо, зарекомендовал себя он там хорошо. Хотя одно задание он провалил: ему приказали доставить в одно место сумку с оружием и боеприпасами, но когда он отчитался, что всё выполнил, груза в условленной точке не оказалось.

И однажды, как вспоминал впоследствии сам Шерстобитов, его позвали на встречу в «Балчуг» уважаемые люди – Гриня и другой «политически неангажированный» спортсмен-боксёр, тоже носивший когда-то погоны и ставший затем охранником в кафе в Коптево, Сергей Буторин (он же Ося).

Был долгий разговор, в ходе которого Лёше-Солдату предложили заняться «реальным делом»: надо было убить человека. Заодно намекнули, что отказываться не стоит – о семье надо думать, мол.

Первой мишенью новоявленного киллера стал экс-замначальника отряда милиции специального назначения (будущего СОБРа) Михаил Фомин – ещё один представитель силовых структур, перешедший на «тёмную сторону» и получивший известность там под кличкой Филин. Но то задание Шерстобитов провалил вчистую – 5 мая 1993 года на ул. Ибрагимова он выстрелил по автомобилю, в котором находился бывший собровец с товарищем, из гранатомёта, однако те получили всего-навсего ранения (Филину пальцы оторвало), хоть позже это происшествие и попало в криминальную хронику.

Словом, с тех самых пор, утверждал Солдат, ему и пришлось отрабатывать свой провал.

На «охоту» выходил в парике и накладных усах, а следы запутывал
К следующему заказу он подошёл виртуозно. Ему приказали убрать одного из медведковских бригадиров – некоего Удава (Игоря Юркова), который стал огрызаться на Сильвестра.

Переоделся в спецовку рабочего, дождался «клиента» возле его офиса на Большой Грузинской, прицелился – выстрелил.

Удав упал. Однако остался жив – правда, ненадолго. Его охранники, решив не дожидаться скорой, погрузили авторитета в автомобиль и повезли сами. В итоге без медицинской помощи тот скончался по пути. Та же участь вскоре постигла двух его ближайших сподвижников.

С тех пор киллер работал, можно сказать, не покладая рук.

Самое резонансное убийство он совершил в апреле 1994-го.

Если со взрывами у Шерстобитова получалось не всегда, то стрелял он из снайперской винтовки практически без промаха.

У лидера «Ореховских» Сильвестра возник конфликт с крупным бизнесменом и авторитетом Отари Квантришвили – по одной из версий, они не могли поделить нефтеперерабатывающий завод. И Тимофеев (Сильвестр) взялся решить вопрос кардинально. Местом приведения приговора в исполнение избрали Краснопресненские бани.

Причём Лёше-Солдату приказали убрать всех, кто будет вместе с Квантришвили. Точкой для стрельбы из снайперской винтовки Шерстобитов выбрал чердак здания в Столярном переулке – там двор, где должен был оказаться авторитет, просматривался как на ладони.

Подготовился: набрал заранее у вокзала выброшенные окурки, жвачки – рассыпал их на полу у чердачного окошка. Замысел, кстати, оказался верным: сыщики потом собрали липовые вещдоки, отправили на экспертизу и безнадёжно петляли по ложному следу – вернее, следам.

Сам пришёл в парике и накладных усах (он стал постоянно практиковать маскировку и придерживался этого правила с тех пор всё время).

Людей из подъехавших машин вышло много. Но человек в длинном белом кашемировом пальто – главная мишень – был только один. Солдат выстрелил трижды. И все три пули попали в цель, но умирал Квантришвили долго. Помня, что он должен убить и всех остальных, кто оказался рядом, Солдат вновь положил палец на спусковой крючок, но нажимать не стал.

Говорит, увидел, как один из друзей-помощников Квантришвили пытается накрыть его, окровавленного, своим телом, спасая от следующих пуль, и пожалел.

Тем не менее в качестве премии, помимо гонорара, Шерстобитову добавили денег на приобретение большой трёхкомнатной квартиры – взамен двушки, которой он успел обзавестись к тому времени.

Кровавые расправы – случайные жертвы
Следующий заказ Сильвестр «выписал» на вора в законе Андрея Исаева по прозвищу Роспись, и это было опасно, ведь его «короновал» не кто-нибудь, а сам Япончик.

К тому же Роспись уже благополучно пережил два покушения – говорят, нюх у него был на опасность лучше, чем у собаки.

И Солдат захотел не рисковать со стрельбой, а решить задачку самым простым способом – взорвать его.

Само собой, заранее он уже узнал и распорядок дня, и автомобиль мишени, и все прочие детали. Прикрепить взрывное устройство к днищу было несложно.

А дальше всё пошло враздрай.

Возле машины с бомбой, припаркованной возле дома Росписи на Осеннем бульваре, неожиданно появились две маленькие девочки и принялись играть – крутились поблизости, бегали. Загримированный Солдат подошёл и попросил их уйти, объяснив, что сейчас тут будут разгружать контейнер, и это опасно.

Они послушались, переместились подальше.

А Шерстобитов уселся в засаде и принялся ждать. Вскоре из подъезда вышли Исаев и его телохранитель и направились к легковушке. И тут же в их сторону помчались те самые девочки – играли в догонялки, кто там из них помнил о какой-то «разгрузке»?

Солдат нажал на тумблер. Грохнуло. Телохранитель криминального авторитета был ближе к эпицентру – и на него пришёлся заряд, который предназначался Росписи: ему осколками разворотило голову (чуть позже он скончался, ещё до приезда скорой). Сам Исаев получил контузию.

Но произошло непоправимое – погибла одна из девочек, вторая на всю жизнь осталась инвалидом.

Ещё одна кровавая осечка с невинными жертвами у наёмного убийцы случилась три года спустя – и тоже с применением бомбы. Ему поручили уничтожить главарей конкурирующей измайловской ОПГ в кафе, он заложил бомбу под нужным столиком (заранее заказанным, в стороне от общего зала), однако «клиенты» пересели за другой – по каким причинам, неясно. Только Солдат об этом не знал. И во время взрыва погибла случайная посетительница и пострадали ещё двое.

Березовского от смерти в 1994-м отделили мгновения
Довелось оказаться в оптическом прицеле киллера и самому покойному ныне олигарху Борису Березовскому – впрочем, тогда он был ещё не всесильным заправилой, а председателем совета директоров «ЛогоВАЗа» и только начинал строить свою империю.

Весной 1994-го у Березовского возник спор с Сильвестром из-за крупной суммы денег, и последний объявил на него охоту.

Первая попытка провалилась. Это произошло 7 июня того же года, когда Березовский на своём «Мерседесе» подъезжал к Дому приёмов в районе Павелецкого вокзала: едва его машина оказалась рядом с припаркованным у бордюра стареньким «Опелем», грянул взрыв, но прозвучал он слишком рано. Погиб водитель, а сам начинающий олигарх и его охранник получили раны, но выжили.

Довести дело до конца доверили, разумеется, Солдату.

Киллер, вспоминая, как всё готовилось, удивлялся тому, как оперативно решались все вопросы – настолько велико было желание Тимофеева отправить на тот свет Березовского. Задача представлялась сложной, поскольку наученный горьким опытом предыдущего покушения коммерсант обзавёлся многочисленными телохранителями, его собственная контрразведка внимательно проверяла все подходы там, куда он направлялся.

И Шерстобитов прикинул, что лучше всего должно получиться стрелять из засады в автомобиле. И запросил минивэн.

Так вот – необходимый транспорт предоставили уже вечером.

Потом он, проделав отверстие в окне под стрельбу для СВД (снайперская винтовка Драгунова), понял, что её ствол слишком длинный, нужен покороче. И ему привезли буквально через несколько часов снайперскую винтовку «Тигр».

Словом, Березовский был приговорён бесповоротно.

И в час «Х», когда Солдат уже держал БАБа («Быстрый человек, вокруг много охраны, все выше его ростом, сложно попасть») в перекрёстке прицела, у того практически не было шансов выжить – оставались какие-то сотые доли мгновения до нажатия пальца на спусковой крючок.

Березовский едва выжил после первого покушения в 1994-м. И очень серьёзно озаботился вопросами собственной безопасности. Но Солдат нашёл вариант, как его устранить. Только в последний момент ему поступила команда «отбой».

Но тут Культик (Сергей Ананьевский), который контролировал процесс и был на постоянной связи с Сильвестром, неожиданно закричал: «Всё! Стой, Лёха, всё!»

Что уж там произошло между Березовским и Тимофеевым в эти последние секунды перед выстрелом, никто сегодня не знает (оба давно мертвы). Но приказ был отменён Сильвестром – к несчастью для него самого.

Потому что буквально через несколько месяцев Тимофеева самого убили – просто взорвали.

Бывшего начальника жалеть не стал
Гусятинский и Шерстобитов после расправы над Сильвестром скрылись на Украине – от греха подальше. Но для Грини эта поездка стала роковой: его товарищи по ОПГ, братья Пылёвы вместе с Осей решили завладеть властью в объединённой орехово-медведковской группировке, а для этого нужно было устранить Гусятинского.

Что хладнокровно и исполнил тот, кого экс-офицер госбезопасности и привёл в криминальный мир, – Лёша-Солдат, подстреливший бывшего начальника, когда тот неосторожно показался в окне съёмной квартиры.

Впрочем, он сам говорил, что он подчинялся только одному человеку – Пылёву, и держался особняком от остальных.

Новые криминальные лидеры верность оценили – и повысили Солдату зарплату вдвое, до пяти тысяч долларов в месяц (да-да, Шерстобитов получал ежемесячное жалованье плюс премии за «успешное выполнение работы»), а также поставили его во главе уже целой группы киллеров, в которую вошли два отставных офицера ГРУ и капитан-спецназовец внутренних войск.

«Как на потоке было. Получалось, что в три месяца – один человек (убитый). Но сплю спокойно, кошмары не мучают. Все жили не на съёмных квартирах, а на обычных. Подвозили друг друга домой», – рассказывал в интервью «Честному детективу» Шерстобитов.

Атака в стиле боевика с Брюсом Уиллисом
Периодически ему приходилось отрабатывать заказы, поступавшие от «опекаемых» криминальной бригадой предпринимателей.

Яркий пример – ссора в начале 1997-го между владельцем компании «Русское золото» Александром Таранцевым и соучредителем сети «Ростикс» и основателем стрип-клуба Dolls Иосифом Глоцером.

Причём всё вышло крайне некрасиво – за обоих коммерсов в драку вступили их охранники, победили «быки» Глоцера, а потом эту историю со смехом пересказывала вся тусовка столицы.

В общем, Таранцев жестоко обиделся. И Пылёвы решили помочь подшефному, отдав распоряжение наказать его противника Шерстобитову.

Глоцер в тот вечер, попарившись с братом в Сандунах, поехал на Красную Пресню, в свой клуб.

Там-то его и подстерёг Солдат. Он, кстати, не собирался убивать заказанного ему коммерсанта – просто прибыл проверить диспозицию, осмотреть, откуда лучше стрелять, проверить прицел пистолета (причём для засады вновь использовался минивэн). Но момент, едва появился Глоцер, показался ему настолько удобным, что он приказал водителю нагнуть голову, сам опёрся на спинку сиденья, быстро прицелился – и с 45 метров точно угодил в висок бизнесмену.

А спустя пару лет он устроил охоту уже на самого Таранцева, из-за которого пришлось убивать его обидчика: владелец «Русского золота» разругался со своей «крышей», и его собирались устранить, дабы другим было неповадно проявлять «сепаратизм».

Но бизнесмен понимал, чем ему грозит подобное (к тому же на него уже совершалось покушение), поэтому ездил на бронированном «Мерседесе» и окружил себя плотной охраной.

Добраться до него Солдат вознамерился, использовав опыт главного героя Брюса Уиллиса из фильма «Шакал»: сам соорудил на обычных «Жигулях» устройство, стреляющее самостоятельно из прикреплённого автомата, под дистанционным управлением с пульта, оснащённого монитором.

Всё было задумано круто, однако затея не удалась – техника подвела: сколько ни давил на гашетку Шерстобитов, сидя в машине на соседней улице и увидев в мониторе Таранцева, автомат молчал. Зато сработал неожиданно сам спустя пару часов, срезав очередью случайного прохожего и охранника офиса «Русского золота».

Под арест подвела… любовь
После этого Солдат залёг на дно. И много лет не проявлял себя – вроде как, по его утверждению, завязал, устроившись работать… штукатуром (правда, была версия, что это была новая легенда для подготовки очередного убийства).

Хотя шанс загреметь за решётку у него был ещё в 2003-м: один из задержанных на Украине братьев Пылёвых в обмен на подписку о невыезде предлагал оперативникам сдать штатного киллера орехово-медведковской ОПГ. А ему не поверили.

Погубила же Шерстобитова любовь.

Будучи женатым, он втрескался в юную красотку, но частенько исчезал – иногда очень надолго. Однажды пропал на несколько лет.

А когда вернулся, естественно, узнал, что барышня, которая считала его погибшим (бандитов тогда часто стреляли), устроила личную жизнь. Он «восстал из мёртвых», явился к ней, скандал закатывать не стал, просто решил расставить точки над i. Та поведала, что её новый ухажёр – банкир: она видела, как он по утрам приезжал в банк, и перед ним ходили на цыпочках дяди в костюмах.

Шерстобитов дал ей «вольную» и уже хотел вычеркнуть из своей жизни навсегда, как неожиданно узнал, что его «преемник» – тоже представитель криминального мира. И в нём взыграла ревность.

Алексей Шерстобитов в колонии завёл себе страницу в «Инстаграме». Но когда внимание к его персоне стало слишком большим, аккаунт удалили – и взамен открыли новый, но уже для «проверенных подписчиков», и ведёт его помощница Солдата.

Он, можно сказать, увёл девушку из-под венца: встретился, открыл глаза на правду и предложил сбежать – это было как раз после очередного убийства. Она согласилась (у него был зарубежный поддельный паспорт – такими владели все бандюки того времени), и они уехали за границу.

Покинутый жених-авторитет был вне себя от ярости, обещал прикончить обоих, да только его самого «закрыли» – на долгие годы.

А обиду он затаил. И однажды, уже отсидев несколько лет на зоне, увидев обложку журнала, где красовалась его бывшая возлюбленная, настолько вышел из себя, что моментально вызвал к себе следователя – и сдал с потрохами конкурента, подсказав, что неуловимого и легендарного Лёшу-Солдата, который вовсе не фантом, надо искать у подруги.

За квартирой барышни установили слежку, «сели на хвост» Шерстобитову и взяли его, когда тот шёл в больницу к отцу.

«Много зла ещё осталось на воле»
В ходе следствия Солдат не отпирался, вину в двенадцати убийствах, предъявленных ему, признал, всё рассказывал детально, рассчитывая, надо полагать, на минимально возможное наказание.

Он сообщил, например, что не стал взрывать в своё время три десятка членов измайловской ОПГ на Введенском кладбище, где они собрались на поминки по авторитету Шухату.

И вообще утверждал, что устранял, в основном, только отъявленных негодяев – не считая, конечно, случайных жертв.

Кроме того, Солдат поведал, что отказался выполнять приказы об убийстве как минимум четырёх людей, сохранив им жизни, – в том числе, речь идёт о предпринимательнице Гульназ Сотниковой, главе холдинга «Вертэкс» и президенте благотворительного фонда.

И почти сработало. Первый суд, хоть присяжные и сказали, что он не достоин снисхождения, дал ему только тринадцать лет. Но потом приговор пересмотрели, и, несмотря на новый вердикт присяжных, признавших его в этот раз «достойным снисхождения», Шерстобитову влепили 23 года.

В липецкой колонии, по информации источников Царьграда, Лёша-Солдат ведёт себя на протяжении всего времени «правильно». То есть распорядок не нарушает, от работы не отлынивает, в конфликты с администрацией и другими сидельцами не вступает. Поддерживает себя в отличной физической форме.

Плюс даёт интервью с подробными рассказами о своих криминальных похождениях, с одной стороны, напоминая о себе, с другой – это же, как отмечают наши собеседники, идёт в зачёт как «профилактика преступности».

А главное – открыл в себе талант писателя и пишет книги. Уже накропал целую дюжину. Чаще – про себя, конечно. В частности, есть у него серия под названием «Ликвидатор», которую он скромно преподносит как «Исповедь легендарного киллера».

Лёша-Солдат пишет книги, в аннотациях к которым скромно именует себя «легендарным киллером». Кстати, держись, Новгород: Шерстобитов намекает, что хочет поселиться в будущем именно там.

Ещё – женился в третий раз (вторая супруга, из-за которой он и попался, ушла ещё во время следствия к одному из оперов – каков сюжетец!). Прямо в колонии. На враче из Санкт-Петербурга, которая моложе его на 18 лет. Им разрешили даже устроить на зоне фотосессию в стиле американских гангстеров из 30-х годов прошлого века.

Но самое интересное: у Лёши-Солдата есть и собственный сайт, где он ведёт переписку с читателями и поклонниками, и своя страница в Instagram с 5,5 тысячи подписчиков, где публикуются фотографии из колонии, ремарки, замечания и рассуждения о жизни. Официально и тем и другим занимаются его родственники, но сейчас доступ в соцсетям Шерстобитова закрыт – вероятно, чтобы не провоцировать излишний теперь уже интерес к его персоне.

Как-то надо искупать то, что содеял. Честно скажу: если возможность будет уйти по УДО, я, конечно, буду пытаться. Но мы понимаем, что это так – «возможно – невозможно». Постараюсь. Хотя вот так, чтобы торопиться, такого желания нет. С точки зрения духовной – не готов к тому миру. Есть моменты, чтобы приготовиться, понимать, чему нужно противостоять, потому что зла осталось много, и не хочется быть слабым в его противостоянии,– признавался он в упоминавшемся интервью.

К следующему лету Солдат имеет шанс освободиться
Впрочем, колотить себя пяткой в грудь и кричать о намерении выйти на свободу как можно скорее с его стороны, пожалуй, было и бы и наивно, и чревато последствиями.

Но все шансы покинуть колонию уже в ближайшее время, по мнению экспертов, опрошенных Царьградом, у Алексея Шерстобитова есть.

Убийство двух и более лиц является преступлением особо тяжким. Исходя из судебной практики, можно сделать вывод о том, что добиться УДО​ будет, само собой, нелегко. Тем более что суды при рассмотрении таких дел отказывают в удовлетворении ходатайств об условно-досрочном освобождении. Но по закону всё же можно подать такое ходатайство: тяжесть преступления на это не влияет,– отмечает председатель коллегии адвокатов «Право вето» Михаил Тохмахов.

И напоминает, что для выхода по УДО необходимо фактическое отбытие не менее трех четвертей срока и иметь поощрения и примерное поведение в колонии строгого режима.

«В данном случае, – продолжает Тохмахов, – необходимый срок для условно-досрочного освобождения составляет 15 лет и 3,5 месяца лишения свободы».

То есть к середине следующего года Солдат уже может оставить за спиной двери зоны. И намерен он выйти «сильным» – чтобы, как он сам говорит, быть готовым «дать отпор злу». А врагов, надо полагать, у него осталось немало.

(Visited 198 times, 1 visits today)
Loading...