Loading...

Девальвация-2020: Малый бизнес разорился на триллион. Кто поможет?

Обсценивание национальной валюты тяжело бьет по населению, но кому-то это выгодно

Невзирая на критически растущие цифры заболеваемости и смертности от коронавируса (только за прошлые сутки было выявлено более 16 тысяч инфицированных и зафиксировано 317 смертей от ковида и его осложнений), федеральные чиновники настойчиво опровергают вероятность введения новых ограничительных мер.

Loading...

Минпросвещения и Миноборнауки заявляют, что ни о каком закрытии учебных заведений (как средних, так и высших) речи нет. Действительно, вопрос этот спустили с федерального на региональный уровень, а оттуда, в свою очередь, — на уровень отдельных руководителей. И сейчас на «удаленку» переводятся отдельные вузы, школы закрываются на карантин, в некоторых муниципалитетах продлевают школьные каникулы. Хотя, в чем федералы правы, тотального локдауна действительно нет.

Что уж говорить о малом бизнесе, потери которого от пандемии уже превысили 1 трлн рублей, по оценкам президента «Опоры России» Александра Калинина: по его словам, предприниматели уже вынуждены работать себе в убыток.

При этом, как вчера озвучил премьер-министр Михаил Мишустин, на антикризисный план правительства выделено 6,5 трлн рублей. Казалось бы, цифры несопоставимые. При этом, например, недавно проведенный Высшей школой экономики (ВШЭ) опрос подтвердил, что господдержки слабо помогает пострадавшему от пандемии малому бизнесу. Такого же мнения придерживается и «Опора России».

Почему так происходит, выясняла «Свободная пресса». В частности, независимый финансовый консультант Алексей Родин согласен с Титовым, что господдержка была недостаточной.

— Безусловно, и медики, и граждане сейчас более подготовлены, нежели весной. Правительство понимает, что вторую изоляцию наша экономика выдержит только при условии тотальной государственной помощи.

Но власть не готова использовать резервы на поддержание мелкого и среднего бизнеса, которому уже плохо. Надо будет буквально тянуть всех из болота. У государства в приоритете жесткая экономия и выход из кризиса с наименьшими потерями по сравнению с другими странами. Правительство заняло выжидательную позицию, чтобы понять, какая стратегия предпочтительнее, экономия или поддержка предпринимателей.

Согласен с коллегами и доцент Института экономики, математики и информационных технологий РАНХиГС при президенте РФ Владимир Трегубов. У него вызывает вопросы и политика монетарных властей России, которые выбрали курс на девальвацию национальной валюты.

— Сбережения и доходы граждан систематически обесцениваются. Это видит каждый из нас, приходя в магазины, не говоря уже о поездках за рубеж, что в данных условиях может позволить себе далеко не каждый.

При этом в Фонде национального благосостояния (ФНБ) уже накоплено достаточно резервов, которые позволили бы поддержать уровень благосостояния граждан. Поверьте, это можно сделать без ущерба для экономических программ.

Я уже не раз говорил, что страна переживет, если вместо мостов и дорог, денежные средства будут потрачены на поддержку населения.

Кроме того, вместо того, чтобы поддерживать стабильный курс российского рубля, как это закреплено в Федеральном законе «О Центральном банке», Банк России систематически и даже стабильно его снижает. Валютные интервенции в поддержку рубля Центробанк практически прекратил. Это при том, что объем накопленных золотовалютных сбережений вполне позволяет этого делать.

«СП»: — При этом даже недавняя история России знает примеры девальвации рубля, позволявшей пережить кризисы. Так было и в 2008 году, и затем в 2014 году.

— Действительно, давайте вспомним деятельность предыдущего главы Центробанка Сергея Игнатьева, который сумел провести очень плавную девальвацию рубля в самый сложный для страны период кризиса 2008−2009 годов. При этом не было ни ажиотажа в обменниках, ни резких колебаний курса на бирже.

Да и мировая история знает немало примеров, когда некоторые страны сознательно девальвировали свою валюту, чтобы добиться конкурентных преимуществ на международных рынках — это Япония, Китай и т. д.

Но они не были «сырьевыми экономиками», как Россия. Постоянно падающая национальная валюта снижает стимулы развивать собственное производство, наращивать промышленный потенциал за пределами сырьевого сектора. А квалифицированный персонал постепенно покидает родину в поисках стабильной заработной платы и возможности сберегать заработанное. Но это, похоже, уже никого не волнует. Даже во время кризиса.

«СП»: — Тогда возникает главный вопрос: а кому это выгодно?

— Знаете, я далек от конспирологических теорий, объясняющих сложившуюся ситуацию влиянием международного Валютного фонда и прочих наднациональных финансовых структур.

Все намного проще. Девальвация национальной валюты выгодна прежде всего сырьевым монополиям, имеющим огромный лоббистский ресурс. Продавая за рубеж 1 тонну сырья, они получают все больше денег в обесценивающейся национальной валюте. Это выгодно и бюджету — в номинальном выражении все выплаты вроде сохраняются, но никто не задумывается о социальных последствиях.

(Visited 153 times, 1 visits today)
Loading...