Loading...

А. Бунич: «Российская экономика приобрела феодальный уклад»

Россию в мире дискредитировали и демонизировали, и связано это со слабостью экономики страны

Кризис в мире продолжается, вирус не отступает, а на ближних к России территориях активизируются геополитические процессы.

Loading...

Затянет ли Россию торговая война между США и Китаем, как выбраться из нее с минимальными потерями? Какое место Россия занимает в мировой экономике, что ее ждет в эпоху глобального кризиса, и какие есть перспективы на то, чтобы с ним справиться? Что может и должна делать Россия на постсоветском пространстве? Обо всем этом, а также о том, каким будет мир с точки зрения экономика в ближайшем будущем, «Свободная Пресса» поговорила с кандидатом экономических наук, президентом «Союза предпринимателей и арендаторов России» Андреем Буничем.

Россия и США: Нас демонизируют, но фактически пока не бьют
«СП»: — Как выборы хозяина Белого дома могут повлиять на нашу, российскую экономику

— У нас любят преувеличивать значение этих выборов. Есть эксперты, которые настолько возлюбили Трампа, что говорят, в случае его проигрыша России надо вешаться. Это, конечно, не так.

Да, Трамп формально, по риторике, выглядит лучшим вариантом для России, чем Байден. Но, как известно, американские президенты не всегда придерживаются своей риторики и предвыборных обещаний. Кроме того, любой американский президент будет поставлен в определенные рамки. Сам Трамп при всей своей хорошей риторике ничего хорошего для России не сделал.

Тренд против России — очень сильный. В мире Россия дискредитирована, намеренно демонизирована. Это связано со слабостью нашей экономики.

Если бы у нас была сильная, самостоятельная экономика, то и нас бы это все не интересовало, и Запад с нами бы договорился. Увидели бы, что бесполезно ждать нашего развала и реинтегрировали бы нас. Ведь почему нас даже после развала Советского Союза приголубливали, приглашали интегрироваться? Потому что была мощная структура мирового уровня, и надо было с нами считаться. Вот и старались как-то притянуть к себе.

«СП»: — На международной арене есть крупный игрок — Китай. Между США и Китаем продолжают идти торговые войны. Является ли Россия субъектом этих экономических отношений?

— Американцам надо остановить развитие Китая, это для них насущная необходимость. Но пока Трамп в этом нисколько не преуспел.

России в этих условиях сложно. Китай живет за счет экспорта. Если Китай начинают давить из экспорта, его торговое сальдо уменьшается, и ему приходится уменьшать импорт, чтобы скорректировать политику. А главным образом Китай импортирует энергоресурсы. Он является главными потребителями энергоресурсов в мире. И вся надежда, связанная с потреблением энергоносителей — это надежда на рост потребления со стороны Китая. Поскольку понятно, что роста в других местах не будет, или там есть свои поставщики.

Отнимая экспортные доходы у китайцев, американцы еще заставляют их экономить на импорте. И это уже происходит. Или заниматься переориентацией своей экономики на уменьшение энергетической зависимости. Для нас это потенциальная опасность.

В целом, эта конструкция в мире потребует от России выбора. США уже весной пробивали Россию на тему, войдет ли она в антикитайский альянс. А выбирать сложно. В антикитайский альянс входить опасно, потому что в него могут сначала взять, а потом ничем не помочь, но мы уж поссоримся еще и с Китаем. Нам надо не поссориться ни с теми, ни с другими — и это сложная дипломатическая задача.

Россия в мировой экономике: Либо декаплинг, либо загнивание
«СП»: — Какова роль России в мировой экономике?

— В мировой экономике наша роль очень маленькая. Мы имеем большие военные и вытекающие из этого дипломатические возможности. У нас достаточно большой научно-технический потенциал, мы на высоком уровне участвуем в научно-техническом прогрессе во многих областях. Но при этом наша экономика очень слабая и совершенно не соответствует нашей роли.

Поэтому наша задача к тем плюсам, которые есть, нарастить жирок конкурентной экономики. Есть очень много сфер, где мы бы могли кратно увеличить свое присутствие на мировом рынке. Это, например, сельское хозяйство, производство продовольствия. У нас много неиспользованных земель — это мало у кого есть.

К сожалению, многие отрасли развалены, и их приходится создавать чуть ли ни заново. Это электроника, авиастроение и так далее. Для этого тоже требуются средства, инвестиции. Еще и исходя из этого мы не можем иметь крепкую валюту: нам еще многие вещи самим приходится восстанавливать и инвестировать в них.

«СП»: — Что было бы полезно для России в перспективе?

— Была в нулевых годах такая теория декаплинга. Тогда развивающиеся страны показывали супер-высокие темпы роста, а развитые страны не показывали, и считалось, что между ними произошел разрыв, декаплинг. Предполагалось, что развивающиеся страны могут развиваться сами по себе, по отдельной от развитых стран траектории. Правда, потом, в 2008 году, выяснилось, что это не так: упали развитые страны, и тут же следом за ними завалились развивающиеся. Но теория имеет смысл, по крайней мере для России.

Нам нужен как раз декаплинг. Потому что в рамках загнивающей мировой траектории мы будем самыми загнивающими из всех. Мир обречен на длительную стагнацию, а мы в этой траектории в самом худшем ее месте — в энергетическом.

Поэтому надеяться, что мировая экономика вырастит, и мы вслед за ней — это неправильно. Для начала, она может еще долго не вырасти.

Возможный выход из мирового кризиса уже обозначен. Это зеленые технологии, медицина, автоматизация, роботизация. Это выход за счет меньшего потребления ресурсов. То есть, получается, и стагнация для нас нехорошо. И выход из стагнации за счет предлагаемых решений — еще хуже, это совсем нас уберет из мировой экономики.

Получается, нам нужно свое развитие. Нам нужно отстегиваться от мировой траектории.

«СП»: — Правильно я понимаю, что та стена, которая раньше была между Западным миром и нашей страной — сейчас была бы актуальна? Возможно, не стоит настолько бояться санкций или противоречий с Западом?

— Я не боюсь санкций. Я пока вообще не вижу никаких особых санкций со стороны Запада. Вот болтовни — много.

Они демонизируют Россию в информационном пространстве. Настраивают своего обывателя на то, что это какая-то империя зла с жуткими, опасными людьми. Но действительно вредных санкций для России сейчас нет. Ну, запретили директору ФСБ Александру Бортникову въезжать в Евросоюз. Ну и что? Смешно это. Все, что Западу выгодно, он все равно будет делать. А что не выгодно, делать не будет.

Россия как поставщик энергоресурсов им пока нужна, если сейчас вытолкнуть Россию с рынка, будут проблемы. Но потом, по мере наращивания своих возможностей, они действительно могут начать давить. Но это не в связи с санкциями, а используя санкции как предлог, чтобы вытеснять с рынка.

А то, что они мешают нам в доступе к спекулятивному капиталу — так это, может, даже и лучше. Иначе этот капитал к нам бы подтянулся и развалил бы здесь все окончательно.

В любом случае надо понимать, что общий курс по отношению к России — враждебный. Пока санкции жалкие, но когда появятся возможности, это может вылиться в реально неприятные действия.

Россия, мир и коронавирус: «Многие заинтересованы в управляемом обществе»
«СП»: — Согласны ли вы с тем, что российская экономика не выдержит второй волны самоизоляции?

— Похоже, уже не будет полной остановки во всем мире, а страх вызывала возможность именно полной остановки, локдауна, как это было весной. Пока этого нет ни в Европе, ни в США, а у нас все развивается вслед за ними. Поэтому, я думаю, крайних мер не будет.

На самом деле, полной остановки у нас не было и весной. Это преувеличение. Да, действительно была остановлена сфера услуг. По крайней мере в Москве. А предприятия, строительный сектор, промышленность — практически не останавливались. Их это особо не затронуло. Поэтому у нас и показатели падения экономики не такие страшные, как могло быть.

Пострадавшие сферы — это сфера обслуживания, сфера услуг, все, что связано с передвижением — туризм, транспорт. С другой стороны, нашему ВВП помогло то, что все остались отдыхать в нашей стране, это дало солидный приварок.

Полного отключения экономики уже не будет. Но есть другая опасная тенденция: что все это может стать постоянным.

Борьба с вирусом может быть вечной. Могут появиться другие вирусы. Система контроля уже создана, работает. Под эту же марку борьбы с вирусами можно реализовать и контроль миграции. Это можно использовать как ресурс для контроля общества.

Все это описано в работах философов: Джорджо Агамбена о чрезвычайном положении, Мишеля Фуко о биополитике. То, что сейчас происходит — это и есть классическая биополитика. Или есть еще Оливер Бек и его «Общество риска». Он писал, что на основе каких-то рисков, и прежде всего вирусного, можно контролировать общество. Это все писалось в 80-е годы и раньше, а сейчас реализуется и может стать постоянно действующим процессом. Это позволит превращать людей в таких овощей, которые будут думать только о своем здоровье, о климате, никуда не ходить и так далее. Такое управляемое общество может возникнуть, и в этом многие заинтересованы.

Россия и постсоветское пространство: «Нет денег — нет геополитики»
«СП»: — Участие России в военных конфликтах имеет экономическую подоплеку? В конфликте между Арменией и Азербайджаном, например.

— Я думаю, в конфликте между Арменией и Азербайджаном особо экономической подоплеки и нет. Есть политическая подоплека.

Этот конфликт провоцирует Россию встать на какую-то сторону, по логике, это должна быть сторона Армении. Но тогда можно будет объявить, что Россия не может быть посредником, не может быть медиатором процесса. А раз так, нужен другой медиатор, а это или Евросоюз, или Америка.

Я думаю, это просто вторая фаза распада Советского Союза. Всплывают неразрешенные проблемы. Когда Союз распался, многое было заморожено или медленно тлело, как Украина или Грузия. И спустя время оно потихоньку снова стало возникать. И мы видим, как в последние годы снова по периметру возникают какие-то процессы. Это часть геополитики.

Это следствие общего геополитического противостояния.

«СП»: — Как из такого положения можно выйти?

— Все зависит от того, как сыграет Россия. Если статус России будет достаточно высок, никто не сможет вытолкнуть ее, предположим, из Кавказа или из Сирии, то есть из Ближнего Востока. Не сможет стравить ее со всеми.

Все зависит от того, насколько Россия будет влиятельна в целом, в мире. Но если у тебя нет денег, геополитики никакой не получится. Поэтому жизненно важно создать систему, которая будет генерировать добавленную стоимость, обеспечивать всех доходом, и тогда можно спокойно заниматься геополитикой.

(Visited 37 times, 1 visits today)
Loading...