Loading...

Военных Эрдогана гонят из Сирии, Путина — из Киргизии, Трампа — из Европы

Базы «оккупантов» по всему миру терпят, но не особо любят

Иностранных военных баз по всему миру понатыкано великое множество. Как правило, они появлялись на территории других государств по итогам войн или вооруженных конфликтов, когда сильная сторона под предлогом защиты своих «вассалов» закрепляла своё влияние в том или ином регионе. Победителей, как говорится, не судят, но потом не особенно-то и любят — сделали своё дело, и проваливайте. Гоу хоум, идите домой.

Loading...

Достаточно неожиданная новость последних дней — Турция ликвидировала четыре своих наблюдательных пункта (по сути, укрепленные бронетехникой военные базы) в сирийских провинциях Хама, Идлиб и Алеппо. В том числе и самую крупную из них в городе Мурек, контролировавшую стратегически важную трассу М6. Все они находились на подконтрольных правительственным силам Сирии территориях.

Москва и Дамаск неоднократно «намекали» Анкаре о необходимости вывода этих баз, однако та отказалась уходить с занятой сирийскими войсками территории. Последний раз эта тема обсуждалась в середине сентября нынешнего года в ходе российско-турецких консультаций в Анкаре. Турция тогда отказалась демонтировать эти пункты, а также в целом сократить численность своих вооруженных сил в зоне деэскалации Идлиб, вывести оттуда тяжелое вооружение и военную технику.

Сейчас турецкие военные, пусть и частично, покинули свои базы на сирийской территории. Эрдоган «сдулся» под напором Кремля? Как бы ни так! Причиной стало отношение местных жителей к турецким базам, которые были ликвидированы спустя неделю после протестов, вспыхнувших возле расположения постов. А уже 23 октября мощные взрывы сотрясли склады с нефтепродуктами и стоянки «наливников» протурецких боевиков на севере страны близ сирийско-турецкой границы. Ряд источников предположил, что удар могли нанести российские войска с применением ракет наземного базирования «Калибр-М» или ОТРК «Искандер».

Упоминалось и возможное участие в этих налётах и американских ракетных и артиллерийских вооружений. Ещё одна версия местных изданий — взрывы произошли с использованием так называемых шахидмобилей, направленных на топливные склады курдами. Как бы там ни было, но Эрдоган предпочёл свернуть свои войска на «недружественной» территории.

Наивным было бы полагать, что и к российскому военному присутствию в Сирии местное население поголовно относится доброжелательно. Несмотря на то, что с точки зрения международно-правовых норм, группировка ВКС РФ в Хмеймиме и база ВМФ в Тартусе находятся на законных основаниях, в Дамаске нет-нет да и ропщут по этому поводу.

Ещё в апреле масла в огонь подлил эмоциональный пост в Facebook Секретаря Народного совета (парламента) Сирии Халеда аль-Абуда с заявлением о том, что Кремль не может диктовать свою волю Дамаску. Так парламентарий отреагировал на публикации в арабских и турецких изданиях, где говорится, что Москва обдумывает планы по смещению сирийского президента. Российские СМИ также сообщали о недовольстве Кремля растущими масштабами коррупции в правительстве Сирии. Поговаривали даже о том, что Владимир Путин серьёзно разругался тогда с Башаром Асадом.

Что там Сирия, дружественная и союзная (в том числе в рамках ОДКБ) Армения периодически поднимает тему вывода 102-й российской военной базы, которая дислоцируется в городе Гюмри. Договор о размещении базы был продлён в 2010 году до 2044 года, при этом в Ереване периодически случаются антироссийские митинги под лозунгом «Русская армия — вон из Армении». Один из таких прошёл нынешним летом, после чего, правда, пресс-секретарь министерства обороны Армении Шушан Степанян, комментируя эти слухи в местных СМИ, назвала их «следствием военно-политической незрелости».

После начала нынешнего вооруженного конфликта между Азербайджаном и Арменией в Нагорном Карабахе, в Ереване опять заговорили о «бесполезности» российской военной базы. Упрёки посыпались в адрес президента Путина, который категорически отказался вводить свои войска в Карабах на помощь армянам. При этом Владимир Путин заявил, что Россия будет верна своим союзническим обязательствам и придёт на помощь самой Армении, в случае если страна подвергнется вооруженному вторжению.

Помимо Сирии и Армении, Россия располагает военными базами ещё в ряде стран. Так, в Абхазии находится 7-я военная база с численностью около 4000 человек. В Белоруссии два российских военных объекта — РЛС «Волга» в Ганцевичах, 43-й узел связи ВМФ в Вилейке. Разговоры об их ликвидации начались со стороны протестующей против вновь избранного президента страны Александра Лукашенко.

Во Вьетнаме расположен российский пункт материально-технического обеспечения ВМФ в городе Камрань. Ханой против этого не возражает, тем более что россияне построили там учебную базу для обучения вьетнамских подводников и ремонта самих подлодок. При этом Вьетнам интригует с США на фоне обоюдных обостренных отношений с Китаем.

Целый «букет» российских военных объектов находится в Казахстане. Это, в первую очередь, 5-й Государственный космодром (в составе Байконура), отдельный полк транспортной авиации в Костанае, отдельный радиотехнический узел в Приозерске на полигоне Сары-Шаган, там же находится Государственный испытательный полигон средств ПВО и ПРО, а также 20-я отдельная измерительная станция РВСН в посёлке Новая Казанка. С Нур-Султаном (новое название казахстанской столицы) не всё так просто, как могло бы показаться.

Министр обороны страны Сакен Жасузаков на одной из последних встреч с российским коллегой Сергеем Шойгу отметил необходимость пересмотра Договора о военно-техническом сотрудничестве между Российской Федерацией и Республикой Казахстан, заключённом в 1994 году.

Речь, в том числе, и по российским военным полигонам, которые теперь рассматриваются как «реализованными положениями». Нур-Султан Москву со своей территории не гонит, более того, готов к расширенному сотрудничеству, однако, как говорится, холодок в отношениях очевиден.

Есть определенные проблемы с российским военным присутствием и в Киргизии, где расположены 999-я авиабаза близ города Кант (в 30 километрах от Бишкека), 954-я испытательная база противолодочных вооружений ВМФ в Караколе на озере Иссык-Куль, 338-й узел связи ВМФ «Марево», обеспечивающий связь в диапазоне сверхдлинных волн Главному штабу ВМФ РФ с подводными лодками на боевом дежурстве, присутствует там и сейсмическая станция, которая работает в интересах РВСН.

И когда, скажем, в июле 2020 года киргизской стороной был узаконен протокол о модернизации и оснащении дополнительным вооружением авиабазы «Кант» (подписали его ещё марте 2019-го), это оказалось для бывшего уже президента страны Сооронбая Жээнбекова непростым делом. Парламент Киргизии был далеко не единодушен по такому решению, плюс против российского военного присутствия выступает часть местной общественности, которая считает, что «республика будет вечно оккупирована Россией».

Нет особых проблем с российским военным присутствием в Приднестровье, где располагается батальон миротворческих сил в количестве 412 человек и объединенная группа российских войск (ОГРВ) в которую входят два батальона общей численностью до тысячи человек. Помимо того, что контингент гарантирует безопасность от вооруженного вторжения, в нём большей частью служат по контракту сами приднестровцы, 80 процентов из которых имеют гражданство России.

А вот для 201-й российской базы в Таджикистане, подразделения которой дислоцируются в столице страны Душанбе и областном центре Курган-Тюбе, а также оптико-электронному комплексу «Окно» контроля космического пространства в городе Нурек (известен ещё своей ГЭС) другие угрозы. Исходят они от местных джихадистов, которые регулярно пытаются совершить в отношении российских военнослужащих и членов их семей террористические акты.

Поэтому как военная база, так и ОЭК практически постоянно находятся в усиленном режиме охраны своих объектов. Официальные власти Таджикистана заинтересованы в военном присутствии России, как гарантии безопасности своих границ от афганских боевиков, поэтому принимают меры для безопасности российских военных объектов. Впрочем, россияне больше рассчитывают свои силы.

В Южной Осетии Россия представлена 4-й объединенной военной базы Вооруженных сил. Её численность составляет около 4000 человек, военные объекты расположены в Цхинвале (штаб), в Дзарцеме (полигон), в Джаве (военный городок и авиабаза), а также в селении Курта (аэродром совместного базирования). Об отношении местных жителей говорить не стоит — российская армия в августе 2008 года отразила вооруженную агрессию Грузии против Южной Осетии. И сейчас является единственной гарантией безопасности республики.

«Базовый вопрос» по военным базам Соединенных Штатов определяется их количеством. Звёздно-полосатый флаг над головами американских военнослужащих развевается в 46 странах, причём в ряде из них дислоцируются по нескольку баз.

Янки обосновались даже в Люксембурге, население которого едва превышает численность в полмиллиона человек. Американским военным базам, разбросанным по всему миру, рады далеко не везде. Уже несколько лет продолжаются протесты против базы ВВС США расположенной в Рамштайне в Германии.

В Чехии ещё в 2014 году прикрыли американскую военную базу в горах Брды, где планировалось разместить радар системы ПРО. Американская военная база на Окинаве уже давно является раздражителем для местных жителей, скандирующих: «Янки, гоу хоум!».

Впрочем, «оккупанты» США ни из одной из стран уходить не собираются. Идёт лишь процесс сокращения своих военных контингентов, а порой и просто это передислокация. Как, например, в Германии, откуда уходят американские военные в количестве 9,5 тысячи человек (из общей численности 34,4 тысячи) — их большей частью переводят в Польшу и лишь незначительное количество отправят в Штаты.

Россия, заметим, тоже покидать «насиженные» заграничные страны не собирается — памятуя опыт развала Советской армии, когда было «потеряно» пол-Европы и ещё ряд регионов. Кто там сейчас оказался?

(Visited 300 times, 1 visits today)
Loading...