Банки на четверть снизили выдачу потребительских кредитов

А крупный капитал может по дешевке скупать средний и малый бизнесы, также теряющие доступ к кредитным линиям

Деньги к деньгам. В кризис эта формула перетекает из расплывчатых рамок житейской философии в строгий и действенный формат. Если вы финансово состоятельный клиент, то вам с готовностью дадут большой кредит, да еще и по сниженной ставке. Крупному бизнесу в этой ситуации легче выкупить по дешевке бизнес у конкурентов, для которых банк закрыл кредитную линию, как не вполне надежным заемщикам. В этом нет, как говорится, ничего личного, никаких черных схем на салфетке во время совместного ужина предпринимателя с банкиром. Просто так устроена система.

Loading...

Более чем на четверть снизились выдачи потребительских кредитов в России с начала года по сравнению с аналогичным периодом 2019 года. Таковы итоги усиления консервативного подхода в розничном кредитовании. Проще говоря, банки стали жестче подходить к оценке платежеспособности клиентов. И определяющим критерием при принятии решения о выдаче кредита и его параметрах для банков стало значение персонального кредитного рейтинга (ПКР) заемщика, отметили в Национальном бюро кредитных историй (НБКИ).

«Поэтому в этом году потребительские кредиты выдавались только тем гражданам, чей уровень долговой нагрузки и значение ПКР находились на высоком уровне. Таким заемщикам банки чаще всего выдают займы на более значительные суммы», — пояснил генеральный директор НБКИ Александр Викулин.

В результате средний размер выданного потребительского кредита в России в октябре составил 232,2 тысячи рублей, увеличившись на 30,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (в октябре 2019 года — 178,4 тыс. руб.).

Локация получателей самых больших кредитов вполне предсказуема. По данным 4 000 кредиторов, передающих сведения в НБКИ, в региональном разрезе самый большой средний размер выданного в октябре потребкредита был отмечен в Москве (513,7 тысячи рублей), Ямало-Ненецком АО (393,8 тысячи), Ханты-Мансийском АО — Югре (364,9 тысячи), Московской области (360,3 тысячи) и Санкт-Петербурге (352 тысячи рублей).

А самую серьезную динамику роста среднего размера выданных потребкредитов (среди 30 субъектов РФ — лидеров по объемам потребкредитования) по сравнению с октябрем прошлого года продемонстрировали Приморский край (+42%), Омская область (+40,7%), Татарстан (+38,1%), Кемеровская область (+37,9%), а также Красноярский край (+37,8%).

Это все хорошая статистика, поскольку в определенной степени отмечает рождение новых или оживление старых точек потребительского роста. Если, конечно, не думать о тех, кому банки отказали в кредитовании, и они либо обанкротились окончательно, либо продлили эту агонию, обратившись за микрозаймом под чудовищные проценты.

Кстати, не только микрофинансовые кредитные организации, но и вполне классические банки до сих пор практикуют повышение ставок ненадежным заемщикам. То есть, клиенту, находящемуся и без того в сложном положении, когда очевидно, что возвращать кредит он будет явно с большим трудом, еще сильнее усложняют эту задачу, повышая ставку. Банк же рискует. Хотя, по всей логике риски и банка и заемщика увеличиваются пропорционально поднятым процентам…

Но такова реальность, таковы правила. Кризис прежде всего бьет по малообеспеченным. А для крупного капитала — это период новых возможностей, поясняет главный аналитик банка «Солидарность» Александр Абрамов:

— В кризис падают доходы населения, но они падают, так скажем, неровным слоем. Часть населения, которая имеет высокие доходы в принципе, она сохраняет их в определенной степени и в кризис. И когда банки ужесточили свою политику, то стали меньше выдавать кредитов людям с низкими доходами, поскольку нет уверенности в том, что они смогут вернуть эти деньги. При этом банки сохранили выдачи кредитов, условно говоря, состоятельным людям.

И это привело к тому, что доля таких клиентов в секторе потребительского кредитования увеличилась — за счет того, что банки стали меньше выдавать кредиты менее обеспеченным людям. И поэтому мы наблюдаем такую картину, что средний размер кредита стал больше, хотя количество выдач кредитов уменьшились. Просто это изменение структуры, банки подстраховываются и вот таким образом они ужесточили, скажем так, свои кредитные внутренние нормативы.

Но это не означает, что ситуация не сможет измениться в дальнейшем. Конечно же, по мере восстановления доходов населения, по мере возобновления экономического роста, финансово-кредитный сегмент, я думаю, будет тоже восстановлен. И мы, полагаю, еще увидим, что средний размер кредита уменьшается, несмотря на общий рост кредитования. То есть, произойдет обратная реструктуризация.

«СП»: — Малый и средний бизнес испытывают такие же сложности?

— Хорошо известно, что в кризис крупнейшие заемщики, сохраняя свои активы, сохраняют и доступ к финансовым ресурсам. Это и бизнеса касается, и, естественно, физических лиц. При этом средний и малый бизнес более тяжело переносят кризис, теряют доступ к кредитным линиям. Там, я думаю такой же процесс.

«СП»: — Но тут очевидно, что состоятельные заемщики не просто сохранили свои капиталы, они явно активизировались, как заемщики. Чем это вызвано?

— Это можно объяснить тем, что сейчас процентные ставки по кредитам значительно ниже, чем они были в начале года. Конечно, с другой стороны — выросли риски последствий пандемии, кризиса. Но у более надежных заемщиков эти риски не велики, поэтому они активизировались, поскольку видят, что можно получить более дешевый кредит. А менее надежные заемщики просто не могут себе этого позволить, поскольку банки им не доверяют и кредиты не выдают, либо значительно повышают ставку.

«СП»: — И получается, что для тех, кто и до кризиса имел немалые возможности — в кризис для них окно возможностей распахнулось еще шире…

— Совершенно верно. Кризис прежде всего бьет по малообеспеченным. А для крупного капитала — этого период новых возможностей, когда он может продолжать развиваться за счет недорогих кредитов и даже может по дешевке скупать конкурирующий бизнес, владельцы которого не попали в разряд надежных заемщиков и им было отказано в кредите.

«СП»: — Многие брали кредиты еще до кризиса…

— Если по стране в целом, то задолженность растет. Она растет темпами чуть выше 10%, при этом основной рост дает ипотека. Ну и потребительские кредиты растут, но сейчас чуть медленнее. И если сравнить с доходами населения, то, конечно же, доходы населения за это время упали. Скорее всего, после выхода из кризиса у нас будут более низкие ставки и даже несколько более высокий уровень долга закредитованных заемщиков, но он будет не страшен, поскольку стоимость обслуживания кредитов снизится и в результате финансовое положение останется приемлемым.

«СП»: — А просроченная задолженность не будет критичной?

— Тут надо уточнить: мы пока говорим в целом — о долговой нагрузке, с которой заемщики смогут справиться в силу того, что процентные ставки все-таки низкие. Да, процентные ставки снизились не сразу, но со временем это все-таки происходило. А какова будет степень просроченной задолженности, для скольких заемщиков потребуется реструктуризация или даже банкротство — вот это пока под вопросом, поскольку мы не знаем, как долго продлится экономический кризис.

Вот сейчас поднимается вторая очень мощная волна коронавируса. А какие будут ограничительные меры? Какая в связи с этим будет ситуация в мировой экономике, в финансовой системе? Но если сравнивать с другими странами, то у нас, в общем-то, долг населения небольшой по сравнению с ВВП. По сравнению с доходами он побольше. Но, тем не менее, это все-таки не критично — по сравнению с масштабами государственных резервов, а также с запасом прочности банков. То есть, какие-то проблемы могут быть, но вряд ли они будут больше чем потенциальные возможности их решения.

(Visited 31 times, 1 visits today)
Loading...