«Путин сыграл свою историческую роль, железо устало»

Писатель Герман Садулаев о бездарности элит, Чубайсе, возможном преемнике Путина и «дзюбизации» страны

В преддверии выхода новой книги Герман Садулаев отвечает на вопросы «Свободной прессы». Происходит это на фоне бурного обсуждения в интернете последнего фейсбучного поста литератора про Путина, который кончается словами «Отпустите дедушку на пенсию».

Loading...

«СП»: — Вы в своем посте называете Путина дедушкой. Что за эйджизм, Герман? Что вас сподвигло на такое сообщение?

— В последнее время часто обсуждают, что наш правитель еще не так стар. Правители Америки гораздо старее. И я пишу о том, что дело не в этом. Дело не в том, что он стар. По возрасту-то ничего страшного — 68 лет, еще он в самом соку. А дело в том, что он уже очень долго работает. И накапливается усталость. Даже железо устает. А социальная материя устает тем быстрее. И еще у человека теряется чувство реальности, когда он слишком долго во власти. Он просто перестает осознавать окружающую реальность. А возраст у него нормальный, хороший. Дай Бог ему здоровья.

«СП»: — Мощным доводом ярых сторонников еще одного срока Путина является Меркель. Вот во всеми признанной демократической Германии Ангела Меркель правит чуть меньше, чем Владимир Путин. И живут как-то.

— А что мы смотрим-то на Запад? Нас же учили, что на Запад смотреть не надо. Там у них и сенильных стариков в президенты выбирают. У них своя ситуация — у нас своя. Наша ситуация в том, что, как Проханов правильно сказал, Путин больше «не производит смыслы». Он сыграл свою историческую роль. Эта была роль, возможно, во многом позитивная. Но она закончилась. «Вентилятор» крутится по инерции. И, повторю, дело не в его возрасте. Если бы это был для него первый или второй срок, возраст был бы вполне нормальным. Просто он отработал свою программу. Он отработал свою миссию. «Железо устало».

«СП»: — Вокруг России, на территории бывшего СССР — конфликты, многочисленные точки, где ситуация либо открытого военного противостояния, либо напряженности и постоянной возможности возобновления военных действий. Вы считаете, что есть какая-то взаимосвязь с тем, что накопилась вот эта усталость нашей власти?

— Наверное, определенная взаимосвязь есть с тем, что российская система устарела. Российская политическая система является стабилизирующим фактором на всем евразийском пространстве. Так или иначе она является ориентиром. Для кого-то — центром притяжения. Для кого-то — центром отталкивания. Но все равно она является Центром для всей евразийской политической системы. И из-за того, что наша политическая система устарела и не производит больше энергии, вот этих токов не дает больше, — из-за этого наступает эффект трайбализации. То есть окружающие нас соседи «впадают в детство», не чувствуя имперской энергии рядом с собой. Не чувствуя энергии, дисциплинирующей и дающей какое-то направление и смысл жизни.

«Наш режим старый и слабый»
По-научному это называется трайбализация, то есть возвращение национального сознания на архаичный уровень, племенной уровень. И к этому обязательно прилагаются территориальные претензии. Если два племени живут рядом какое-то время, то у них обязательно будут друг к другу территориальные претензии. «Это я, это мое племя, это земля моего племени». И они начинают драться, поскольку более высокой идеи, объединяющей идеи нет. Энергии нет, которая бы держала их в спокойствии.

Такую энергию на евразийском пространстве может дать только Россия. Но Россия сама устала. Россия сама состарилась. Наш режим сейчас — дело даже не в том, что он какой-то плохой, бесчеловечный, — он просто старый и слабый. Меня беспокоит то, что русский язык — пространство русского мира — разрушается. Один за другим наши бывшие «друзья» отказываются от кириллицы, переходя на какие-то свои варианты латиницы. Зачем? Для того, чтобы еще больше вытеснить из пространства своей жизни русский язык. А русский язык — это та основа, та ткань, которая объединяла Евразию последние десятилетия, века.

«СП»: — Как вы думаете, если взглянуть таким историческим, культурологическим взглядом, почему этот «латинский» мир оказывается более привлекательным для стран, которые соглашаются на роль сателлитов в западной системе?

— Смотря что вы имеете в виду под «латинским миром». Я бы под латинским миром сейчас скорее имел бы в виду католический мир. И он находится действительно на очень большом подъеме. Католический мир, объединяющий сейчас в основном бывшие страны «третьего мира», латинскую Америку. Католицизм — объединяющая их идея, одна единая культура. Испанский язык и католицизм объединяет миллионы людей, чуть ли не до миллиарда.

При этом сила и энергия европейского мира так же сейчас находятся на затухающей волне. И если кто-то ориентируется на евроатлантические ценности, сейчас это уже просто архаическое мышление. Оно живет прошлым, позапрошлым. Сейчас нет никакого смысла ориентироваться на Запад. Там ничего нет. Нужно ориентироваться на латинскую католическую Америку. Можно ориентироваться на Китай — сильнейшую, мощнейшую державу сейчас. Но меня это не очень беспокоит.

«Меня беспокоит, что Россия теряет свою энергетическую привлекательность»
У власти нет новых идей. Тридцать лет назад была идея внедрена, что сейчас мы откажемся от социализма и построим капитализм. Ну хоть какая-то идея, ладно. Но она состарилась. Те, кто движется вперед, уже десять раз меняли смысловые векторы. А мы вот все в том же векторе живем, который… Это уже смешно. Экономические концепции нашего государства — это просто смешно.

Старую собаку не научишь новым трюкам. И я думаю, к сожалению, пока у нас у власти остаются те же самые президенты, министры, депутаты — ничего не изменится ни во внутренней политике, ни во внешней. А люди у нас есть, прекрасные молодые люди. Молодой резерв есть. Прежде всего — КПРФ. Притом это не всегда коммунисты. Самый лучший пример, самая лучшая кандидатура от коммунистической партии — Сергей Шаргунов. Не будучи коммунистом, он сам тем не менее является лучшим депутатом от КПРФ. И он прославился конкретными делами. Многие думают, что он писатель, и значит, занимается какой-то литературой. Нет, он как депутат занимается максимально конкретными вещами: школами, больницами, заброшенными поселками, помогает конкретным людям, конкретным семьям. Он идеальный депутат. И я думаю, идеальный президент.

«СП»: — Какие еще можно фамилии назвать?

— Можно еще назвать. Главное, что это иллюзия, что у нас «больше некому». Почему ж некому-то? На прошлых выборах КПРФ выдвигала Грудинина. Конечно, его облили помоями, нашли какие-то несуществующие золотые слитки у него, какие-то жены, какие-то любовницы. Какие-то люди начали, видимо проплаченные, что-то там писать и рассказывать, иски подавать. Знаете, как у Марка Твена, по-моему, есть рассказ о том, как он баллотировался в мэры и много чего о себе узнал, чего никогда не было.

Пусть Чубайс возглавит корпорацию «РосНарко»
Вот он управленец, пожалуйста. Он нормально построил свое Хозяйство. Не как наши эти министры и руководители госкорпораций, которые ухитряются даже из добычи нефти и газа делать убыточные предприятия. Я думаю, есть очень простой способ бороться с наркотиками. Надо создать государственную корпорацию по торговле наркотиками и поставить в ее главе Чубайса. Он, кстати, недавно освободился.

Не в смысле из мест заключения — пока до этого не дошло, но его освободили от должности в «Роснано». Вот я предлагаю создать другую под Чубайса корпорацию «РосНарко». Не «Роснано», а «РосНарко». И чтобы она торговала наркотиками, легально. Я думаю, года не пройдет — у этой корпорации будут огромные убытки. То есть эти люди даже торговлю наркотиками могут сделать убыточной, настолько они бездарные управленцы. Я думаю, это прекрасный метод борьбы с наркотиками. Пусть Чубайс возглавит корпорацию «РосНарко». Он сделает торговлю наркотиками убыточной. И все бросят этим заниматься.

«СП»: — Перейдем к очень серьезной теме. Как вам видится сейчас ситуация в Донбассе?

— Конфликт заморожен. Ни туда, ни сюда не двигается. Страдают люди, которые вот так повисли в космосе. Россия сделала много правильных шагов. Я никогда не стесняюсь, хотя оппозиционно в целом настроен к власти, признавать заслуги наших властей, правильные шаги. Очень правильным шагом было решение о выдаче паспортов России жителям Донецка и Луганска. Это самое меньшее, что мы могли для них сделать.

Люди просто зависли. У них украинское гражданство, но они не могут им пользоваться. И донецкое, луганское гражданство, которое никто не признает. Фактически люди оказались на положении персон без документов с международной точки зрения.

Что было неправильно сделано? Я считаю, что в 2014 году можно было решить это военными методами быстро и без потерь. Можно было взять чуть-чуть побольше — всю Новороссию, всю Донецкую, всю Луганскую области. И как-то силовым методом принудить Киев к миру. Как в свое время мы Тбилиси же смогли принудить к миру. Нужно было чуть-чуть больше решимости. И кстати, президентом у нас тогда был Медведев.

Все почему-то считают, что Медведев по сравнению с Путиным такой мягкий, слабохарактерный. А я вспоминаю грузинскую войну, когда был президентом Медведев. И у него хватило характера для того, чтобы сразу ввести войска. В тот момент Путин где-то был вообще недоступен. Его не видно и не слышно было. То ли он в поездке был где-то.

«СП»: — То, что сейчас происходит в Нагорном Карабахе, можно ли назвать дипломатическим успехом России?

— С Нагорным Карабахом ситуация очень сложная. Я, наверное, не могу ее квалифицированно комментировать. Поскольку я не в теме полностью. Но то, что мы смогли взять на себя там роль миротворцев и при этом не влезть в войну между армянами и азербайджанцами, это хорошо. Можно ли было сделать лучше? Наверное, можно было. Определенная нерешительность здесь с нашей стороны была. Много вопросов вызывает позиция Турции. И мы все-таки утрачиваем контроль над Кавказом. Запускаем туда Турцию, которая очень активно начинает участвовать в кавказских делах. Это, конечно, плохо. Но с другой стороны, политика — это же искусство возможного. В той ситуации, в которой мы уже оказались к началу этой карабахской новой войны, Россия поступила правильно. Другое дело, что доводить до этой ситуации не нужно было. Россия должна была решать эти проблемы раньше: дипломатическим путем, культурным своим влиянием, цивилизационным, политическими методами.

«СП»: — Герман, как сильно пострадали от пандемии? Книги стали меньше продаваться?

— Я материально не был завязан на гонорары от книг, поэтому я не очень-то и пострадал, потому что у меня ничего в этом смысле и не было. В целом отрасль — да конечно, она и так падающая. И тут ее еще добивают этими карантинными ограничениями. Понятными, впрочем, и логичными, и разумными. Но я думаю, книжной отрасли нужна государственная поддержка и общественная поддержка. Нельзя литературу отдавать на откуп рынку. Рынок тут ничего не порешает.

Надо сохранять литературные институции, сохранять великую русскую литературу. Это стоит каких-то денег, но в конечном счете можно чуть-чуть менее роскошно провести следующий чемпионат по футболу. А то у нас все уходит на спорт, а на «культурку» — по остаточному принципу. Это неправильно. И мы будем такие тогда все, как Дзюба. Очень красивые, очень сильные, но не очень умные. Вот вся страна будет Дзюба, если вот так финансировать: финансировать спорт, а культуру, науку, искусство — не финансировать.

«Будет дзюбизация всей страны»
В последнее время какая самая интересная была новость в стране? В мире много чего происходило: и книги новые выходили, и фильмы новые выходили, и в политике происходили какие-то вещи, но все побил Дзюба! Все смотрели и обсуждали Дзюбу. Потому что мы все теперь Дзюба. Так и будет, если не изменится расстановка приоритетов. При всем моем уважении к этому футболисту. Я его вообще не знаю, нигде и никогда не узнал бы, кто это. Но не слышать о нем я не мог. Вся страна только и говорила о Дзюбе. Дзюбизация уже произошла.

«СП»: — Когда ждать от вас новой книги?

— В декабре выйдет книжка в издательстве «Лимбус». Называться она будет «Готские письма». Это сборник очень многих, очень разных вещей (исторических эссе, рассказов, повестей), связанных с готами. Было такое племя. Не субкультура XX и XXI веков, а племя начала I тысячелетия. Вот про них, и в призме готской истории — про нашу жизнь.

(Visited 248 times, 1 visits today)
Loading...