Очередная реформа Мишустина: Госаппарат пытаются сократить, а он не сокращается

В России снова пытаются уменьшить численность чиновников

Премьер-министр Михаил Мишустин подписал постановление, которое устанавливает предельную численность госслужащих и фонд оплаты труда. Реформа, о которой было объявлено в ноябре 2020 года, предполагает сокращение к 1 апреля 2021 года 32 тысяч штатных единиц «в основном за счёт имеющихся вакансий», говорится в постановлении. При этом фонд оплаты труда сохраняется.

Loading...

Одновременно произойдут изменения в структуре аппарата правительства.

«Появятся семь новых департаментов: здравоохранения, промышленности, регионального развития, социального развития, строительства, транспорта, энергетики. Департамент здравоохранения и социального развития, департамент промышленности, энергетики и транспорта, а также департамент регионального развития и инфраструктуры будут упразднены», — говорится в сообщении пресс-службы.

Департамент сопровождения законопроектной деятельности преобразуют в департамент сопровождения законопроектной деятельности и нормативно-правового регулирования, а также будет создано Сводно-аналитическое управление правительства.

Судя по всему, реальные сокращения будут минимальны, да и бюджет от реформы ничего не выиграет. Как скажется на эффективности работы создание более специализированных департаментов, пока сказать сложно.

Член Комитета Государственной Думы по бюджету и налогам, представитель фракции КПРФ Вера Ганзя не ждет от реформы серьезных подвижек в плане сокращения бюрократизации.

— Живая мысль уже умерла в чиновничьих коридорах, бумагах, нормативах и остальном. Такие же законы. И вообще, зачем 450 депутатов в Государственной Думе? Я многих ни разу не видела на трибуне, не слышала их голоса. Где они работают, как — сказать сложно.

Предлагаемые изменения саму концепцию госаппарата не меняют.

Сейчас достаточно большое количество должностей вакантны: цифры дают разные, но где-то около 20%. Чтобы фонд зарплаты позволял платить более высокую заработную плату, есть вакантные должности. Средства на выплаты по ним прописаны в бюджете. Сокращать будут не людей, а эти должности.

Как это отразится на зарплате чиновников, сказать не могу. Но в нормативных документах прописано, что фонд заработной платы при сокращении штатных единиц сохраняется. Следовательно, бюджет от этого сокращения ничего не получит.

«СП»: — Зачем тогда вообще нужна эта реформа?

— Во-первых, в 2021 году выборы в Государственную думу. Так как наши чиновники сегодня это притча во языцех (то есть такой нелюбви у народа по отношению к административному персоналу я не припомню, даже во время перестройки такого не было), то считаю, что это очередной пиар-ход.

По сути, идет оптимизация, но она мало кого затронет. Если брать самый высший аппарат, то абсурдом можно назвать то, что у министров и других руководящих работников высокого ранга по несколько первых замов. Это что такое? Столько замов просто не надо, поэтому они и попадают под сокращение.

Слишком много руководящих работников у нас расплодилось, в том числе и в госаппарате. Все норовят руководить, а исполнители работают за копеечную плату, не успевая обрабатывать все хотелки руководящих работников, стоящих над ними. Здесь надо наводить порядок, конкретно с этой позицией я согласна: не надо нам столько указующих перстов. Это единственный положительный момент, который я нашла в этой административной реформе.

Что касается упорядочения, то вместо четырех департаментов, где объединялись некоторые направления, теперь будет семь. Будет ли при этом здесь рост чиновничьего аппарата — неизвестно.

Вообще, не факт, что чиновники будут сокращены. Они могут быть выведены за штат, то есть выполнять те же функции, но не состоять в штате, считаться государственными служащими, хотя лишатся определенного ряда льгот.

Не ждет особого положительного эффекта от реформы и директор Центра развития региональной политики Илья Гращенков.

— Реформа того же порядка, что и всегда. Последняя похожая была, когда премьер-министром стал Дмитрий Медведев. Также пытались сократить около 30% чиновников, в результате их просто перевели на работу в дружественные структуры, типа ФГУП и т. д. Они перестали быть служащими, но продолжили заниматься тем же, хотя и лишились возможности получать госпенсии и стали получать меньшую зарплату. Какая-то экономия для бюджета была, но, с другой стороны, у нас ни одна реформа не обходится без того, чтобы в итоге при сокращении госаппарат не вырос.

Мишустин также пошел по этому пути. Так, было 3−4 департамента, которые он сократил, и сделал семь.

«СП»: — Может, работа в результате станет более эффективной?

— Вряд ли. Сокращение затрагивает в основном низовые звенья. Тех людей, которые, условно говоря, в окошке общаются с населением.

«СП»: — Но заместители министров тоже попали под сокращение.

— Кого-то могут сократить, но в итоге разрастутся. Департаменты тоже сократили, в итоге расширили. Сокращают тех, кого не жалко. А это, как правило, рядовые работяги. В итоге услугу нужно будет ждать не день, а два-три.

Возможно, Мишустин, как цифровизатор, это все выправит. Посмотрим. Пока это, скорее, ожидание чуда, чем реальные предпосылки.

«СП»: — Зачем вообще понадобилась эта реформа, да еще так спешно?

— Сложно сказать, но, наверное, в преддверие выборов в Госдуму хотят показать, что правительство эффективно. Думаю, это политический запрос.

Думаю, будет глобальная реформа правительства в плане смены вице-премьеров. Это будет более глобальная реформа, которую подадут как позитивный фактор перед выборами. Но в конечном итоге это будет перестановка чиновников с одного места на другое. А Мишустин постарается усилить свои позиции.

(Visited 97 times, 1 visits today)
Loading...