Сверхтяжелая ракета «Енисей»: Луна подождет

Путину рекомендуют сдвинуть сроки создания многоразовой ракеты-носителя

Совет по космосу РАН рекомендует перенести на более поздний срок создание сверхтяжелой ракеты «Енисей» для полетов на Луну. В этой связи Совет рекомендовал руководству РАН и «Роскосмосу» обратиться к президенту Владимиру Путину с просьбой скорректировать российскую космическую программу до 2030 года. 13 января об этом сообщило РИА «Новости».

Loading...

Согласно документу, Совет рекомендует генконструкторам «Роскосмоса» обеспечить «разработку и утверждение в первом полугодии 2021 года отдельной «лунной» подпрограммы «Космическая деятельность России».

Ранее глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин написал в Facebook, что проект ракеты «Енисей» пересмотрят: вместо нынешних технологий там используют новые технические решения. В связи с этим до 2032 года первые российские пилотируемые миссии на Луну будут проводить с помощью ракет-носителей «Ангара А5». Также Рогозин сообщал, что «Енисей» будет основан на технологиях многократного использования.

Напомним, в январе 2018 года Владимир Путин подписал указ о создании сверхтяжелой ракеты, которая будет выводить в космос перспективный корабль «Федерация» (позднее переименован в «Орел») с возможностью его полетов на Луну. Согласно первоначальным планам, в 2020 году должна была начаться разработка техпроекта.

Однако в сентябре 2019 года вице-премьер Юрий Борисов в интервью «Ведомостям» рассказал, что лунная программа в России еще не принята. Он отметил, что ее ключевым элементом должна стать ракета-носитель сверхтяжелого класса, однако «Роскосмос» на тот момент не закончил даже эскизный технический проект. В ноябре 2020-го Путин потребовал объяснить причины задержки «Роскосмосом» утверждения программы по разработке ракетного комплекса сверхтяжелого класса.

Что стоит за перипетиями с «Енисеем», полетим ли мы к Луне?

— То, что Совет по космосу предлагает выделить лунную программу в отдельную подпрограмму — шаг правильный, — отмечает научный сотрудник НИИЯФ МГУ, заместитель главного конструктора комплекса научной аппаратуры Василий Петров. — Кроме того, это хороший знак: работа идет, и ее планируется продолжать. Замечу, что любая большая работа вызывает шевеление по срокам влево-вправо, изменения по названиям, по каким-то конструкторским решения. Но главное, есть ощущение, что в России все-таки начинается серьезная работа по лунной программе. И чисто бюрократически требуется выделить направление в самостоятельную подпрограмму, которую будет удобнее администрировать.

Я не вижу ничего сверхъестественного в сдвиге сроков. Это следствие определенной культуры планирования в нашей стране. Сначала начальству докладывают, что работа будет сделана, условно, к обеду, хотя это заведомо нереально. А потом, зная, что и начальство правила игры прекрасно понимает, сроки потихоньку сдвигаются вправо. Но, с другой стороны, если эти подвижки не приводят к катастрофическим последствиям — применительно к космической отрасли, к пропуску баллистических окон запуска, — большой беды в них нет.

«СП»: — Перенос сроков по «Енисею» является катастрофическим?

— На мой взгляд, то, что проект будут капитально пересматривать — это неплохо. Я не вижу пока задач, которые критично требовали бы наличия именно сверхтяжелой ракеты. Нет ситуации, что к такому-то числу будет готова полезная нагрузка, которую может потянуть лишь сверхтяжелая ракета. А если запуск не состоится — важнейшая миссия рухнет, поскольку съедет на непонятные сроки.

Такой ситуации, повторюсь, сегодня нет. По информации из открытых источников, все космические проекты ближайшего будущего, с некоторыми оговорками, могут быть запущены на имеющихся тяжелых ракета-носителях.

Но это не означает, что «Енисей» не нужен. Скажем, какие-то элементы орбитальной станции можно выводить в космос за один раз на сверхтяжелой ракете, либо доставлять несколькими рейсами на ракетах поменьше. В последнем случае отдельные элементы придется состыковать на орбите, и их потребуется делать меньшего размера. Не то, чтобы эти трудности были непреодолимыми, просто мощное средство доставки могло бы облегчить жизнь разработчикам.

«СП»: — То есть, создание многоразовой сверхтяжелой ракеты — вопрос не принципиальный?

— Как раз принципиальный. Разработка «Енисея» важна с точки зрения сохранения инженерных школ, и поддержания космических технологий, включая сопутствующие производства. Возможно, со стороны это смотрится как неэффективное расходование средств — мол, мы все разрабатываем и разрабатываем, а сделать ничего не можем. Но на деле это не так.

Сама по себе разработка сверхтяжелой ракеты — изготовление документации, проведение опытных работ и испытаний, освоение новых технологий и открытие сопутствующих производств, — уже работа, которая имеет огромный побочный «выхлоп».

Скажем, вы построили завод по производству новых материалов, которых на всю ракету требуется буквально несколько килограммов. Но завод ведь не будут простаивать, он материалы будет выпускать для других отраслей — той же авиации.

Причем, очень важно не прерывать этот цикл. Практика показывает, что всего несколько лет простоя убивают целые области знаний. Так было, например, с советской сверхтяжелой ракетой Н-1. Ее изначально планировалось использовать для доставки на околоземную орбиту 75-тонной станции с перспективой обеспечения сборки межпланетного корабля для полетов к Венере и Марсу. Потом планировали, что Н-1 примет участие в советской лунной пилотируемой программе.

Так вот, по Н-1 была проведена колоссальная работа еще Сергеем Павловичем Королевым. Но после его смерти работы по лунной программе, и по самой Н-1 были свернуты. И гигантская ракета — сопоставимая с американским «Сатурном-5» — буквально растворилась в небытие: техническая документация на нее в значительной мере была утрачена.

Аналогичная ситуация, добавлю, была в Соединенных Штатах — с тем самым «Сатурном-5», на котором американцы летали к Луне. Всего в производстве этой ракеты было задействовано более 20 тысяч подрядчиков и субподрядчиков. Многие из этих компаний не дожили до наших дней, другие сменили структуру и несколько поколений сотрудников. В итоге, огромное количество технологий, используемых в американской лунной программе, также была потеряна — в последнее десятилетие эти технологии пришлось фактически разрабатывать заново. Это типичное следствие прекращения работ по довольно специфичной тематике.

Если к моменту разработки сверхтяжелого ракета-носителя наша лунная программа все-таки выйдет на устойчивые обороты, без дела «Енисей» не останется.

«СП»: — Насколько важно сделать «Енисей» многоразовым?

— Скорее всего, речь идет о том, чтобы возвращать на Землю элементы нижних ступеней ракеты. Чисто инженерная работа по изобретению и изготовлению таких изделий, бесспорно, важна и нужна. Но с экономической точки зрения — по крайней мере, пока — требование многоразовости выглядит популистским ходом.

Если у нас будет запускаться одна сверхтяжелая ракета в несколько лет, большой экономии возвращение ее отдельных элементов вряд ли принесет. Но с другой стороны, если эти технологии будут использоваться в других отраслях — получится здорово.

(Visited 60 times, 1 visits today)
Loading...