Стояние на Крымском мосту. Экстремисты снова пытаются захватить Крым

У «правозащитной» братии зимнее обострение. На этот раз из-за инцидента, случившегося вечером 11 января на Крымском мосту. Там полиция тормознула и под разными предлогами задержала на 9 часов более сотни крымских татар, сочувствующих запрещённой в России исламистской партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами», которые рвались в Ростов помитинговать у здания суда.

Более 120 человек на 25 машинах были остановлены на мосту, их продержали на посту ДПС 9 часов в машинах (о ужас! — без горячей еды и воды!), фотографировали их документы (что понятно – сторонников «Хизб ут-Тахрир», запрещённой в России террористической организации, правоохранителям желательно знать поимённо), а ехать разрешали только назад в Крым. В итоге у здания суда 12 января «демонстрировали солидарность» только ранее приехавшие человек 50, и нужной для хорошей телекартинки «массовки» не получилось. По этому поводу и истерика.

Loading...

Что же до подсудимых — арестованных в 2019 году Айдера Джаппарова, Энвера Омерова и его сына, то обвинялись они, разумеется, не в том, что по национальности крымские татары, а в том, что создали в Белогорске ячейку запрещённой в России исламистской радикальной партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами». На первых порах собирались обучать крымских татар исламу (разумеется, в исламистской трактовке) и проповедовать идею создания «халифата», что было квалифицировано судом как «приготовление к насильственному захвату власти организованной группой».

В итоге исламисты получили от 13 до 18 лет колонии строгого режима. Да, приговор суровый. Но, учитывая то, что именно крымские татары рассматриваются как Украиной, так и Турцией в качестве наиболее вероятной «пятой колонны» в республике Крым, а «Хизб ут-Тахрир» относится Россией к разряду террористических и экстремистских организаций – решение единственно верное: только исламистов нам в сегодняшней России не хватало!

«Хизб ут-Тахрир» занимается терроризмом, так сказать, интеллектуальным: пропагандирует радикальные исламистские идеи, готовя борцов за «всемирный халифат», которые уже завтра внутренне будут готовы взять в руки оружие. Деятельность этой партии запрещена не только в России, но также в Германии, Казахстане, Турции, Пакистане, Таджикистане, во многих восточноевропейских и азиатских странах и даже во всех арабских странах, кроме ОАЭ, Ливана и Йемена.

Есть такая партия…
Это уже далеко не первое уголовное дело против членов «Хизб ут-Тахрир». Так, 18 июня прошлого года военный суд Ростова-на-Дону приговорил пятерых исламистов к длительным срокам заключения в колонии строгого режима. По второму «симферопольскому» делу под судом оказались ещё 29 человек. А в ноябре 2020 года девятерых членов «Хизб ут-Тахрир» ФСБ задержала в Москве, Татарстане и Тюменской области.

Нужно понимать, что до возвращения Крыма в Россию в 2014 году «Хизб ут-Тахрир» на полуострове цвела махровым цветом при поддержке украинских националистов. Крым, население которого всегда считалось «пророссийским», был костью в горле даже у относительно умеренных «домайданных» националистов во власти, проводивших известную политику «разделяй и властвуй» с опорой… на крымско-татарское меньшинство.

Ячейки «Хизб ут-Тахрир» под видом религиозных общин и просветительских организаций организованы были в ряде населённых пунктов. Активистов насчитывалось более 800 человек. Они открыто проводили конференции и митинги, вербовали боевиков для отправки в Сирию, иногда захватывали мечети и избивали традиционных имамов. По-видимому, активисты запрещённой организации были 11 января на Крымском мосту, пытаясь добраться до Ростова и отчебучить перед зданием суда нечто, которое можно было бы подать на Западе как «репрессии против мусульман».

Скажи мне, кто твой друг…
У крымских татар есть ещё одна запрещённая в России организация – «Меджлис крымско-татарского народа». Её целью является, правда, не «всемирный халифат», а создание «независимого государства крымских татар». Её не регистрировала юридически даже Украина. Тем не менее Меджлис всегда поддерживал прозападных украинских политиков (Тимошенко, Ющенко), а во время майдана 2013 года послал ему на помощь несколько сот своих активистов. Стоит ли удивляться, что когда Крым вернулся в Россию, киевские власти тут же признали Меджлис как «законного представителя крымско-татарского народа», а российские либералы полюбили его до самозабвения.

Меджлис стал единственной в Крыму организацией, не признавшей присоединения к России. 26 февраля 2014 года толпа меджлисовцев безуспешно пыталась взять штурмом здание крымского парламента, чтобы помешать референдуму. Впоследствии руководители Меджлиса Рефат Чубаров, Мустафа Джамилев и Ленур Ислямов со товарищи стали главными сторонниками и исполнителями «блокады Крыма» со стороны Украины. Однако большинству крымских татар подобные «защитники их прав» показались заурядными провокаторами, и по требованию ряда крымско-татарских организаций Меджлис в России запретили.

Интересны взаимоотношения двух запрещённых организаций – Меджлиса и «Хизб ут-Тахрир», играющих, что называется, «на одном поле». До последнего времени со стороны Меджлиса звучала исключительно критика исламистов, которых обвиняли в иностранном финансировании (как будто сами брали деньги у кого-то другого!) и шикарной жизни на эти средства.

Но вот начались аресты активистов «Хизб ут-Тахрир», и Меджлис буквально «переобулся на лету». Аресты исламистов стали подаваться как «репрессии против крымских татар». С чего бы вдруг? А с того, что подрастерявшие влияние меджлисовцы не прочь использовать в качестве «пехоты» исламистских радикалов. Благо, одна из главных задач «Хизб ут-Тахрир» – создание сети общественных организаций «Право на проведение протестных акций», в которых активисты проходят обучение мятежу – в точности, как обучались когда-то в Европе активисты из Украины, Белоруссии и других стран, где планировались «цветные революции».

Глава Меджлиса Рефат Чубаров 11 января выступил в поддержку «ехавших поддержать своих соотечественников», а задержавших их на Крымском мосту правоохранителей обозвал «карателями». Воистину – ничто так не объединяет националистов с исламистами, как общее (зарубежное) руководство и общая касса.

«Избирательная» либеральная совесть
А теперь – о тех, кто у нас исламистов защищает юридически. О либералах-правозащитниках. Эти малосимпатичные господа из печально известного «Мемориала» (организация, признанная в России иноагентом), враз теряющие слух, зрение и совесть, когда дело касается абсурдных обвинений в адрес русских патриотов, разумеется, тут же признали всех арестованных исламистов «политзаключёнными». И кинулись бороться за их «права» и права «Хизб ут-Тахрир» в целом, мотивируя это тем, что поскольку партия эта у нас в России пока что ничего не взорвала, то, значит, и «террористической» её признать нельзя.

Любопытно, а реагировали бы эти «правозащитники» аналогичным образом, если бы какие-нибудь оригиналы создали у нас ячейку, например, НАЦИСТСКОЙ партии? Тоже считали бы их в случае ареста «жертвами политических репрессий»? Или, как любят говорить на Западе, когда их ловят за руку на «двойных стандартах», вскричали бы «Это – другое»?!

Здесь опять приходит на память история с казахстанским «узником совести» Ермеком Тайчибековым, освобождения которого добивается правозащитный центр Царьграда. Этот казахский парень, в отличие от исламистов, не состоял в запрещённых и террористических организациях и тем более их не создавал. Не призывал к свержению власти. Не покушался на конституционный строй. Он всего лишь высказал в интервью украинскому СМИ своё ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ по поводу того, что в Казахстане «русофобия стала частью государственной политики», и только за это был арестован и сегодня может получить реальный тюремный срок.

Где же либералы-правозащитники?! Ведь перед нами стопроцентный «диссидент» и «жертва политических репрессий»! Тот, кого вы, казалось бы, должны защищать всеми способами, вплоть до обращения в международные суды с требованием санкций против Казахстана, столь очевидно нарушающего права человека. Между прочим, в России за одни только слова и личные мнения никого в тюрьму не сажают – а иначе бы 90% российской оппозиции давно уже лес валили в труднодоступных районах. Но Россия – цитадель авторитаризма, а Казахстан «совсем другое дело, не так ли?

Совесть у либералов, как бы это помягче сказать, очень «избирательная». Работает по принципу «наш – не наш». Причём «наши» для либералов – это те, что против России. Например, участники запрещённых террористических организаций.

В качестве постскриптума
Чему мы, собственно, удивляемся? Вспомним хотя бы две чеченские войны. Тогда либеральная братия с пеной у рта поддерживала, оправдывала и благословляла самых мерзких террористов, захватывавших заложников и совершавших любые мерзкие теракты. У любого нормального человека могло быть лишь одно отношение к подобным нелюдям – как к бешеным собакам, которых ради всеобщего блага надо как можно скорее пристрелить. Но наши «рукопожатные» всячески за них заступались, жалели, призывали «понять их мотивы» и вообще, если называть вещи своими именами, воевали в информационной войне на стороне террористов – только не в горах, а в комфортабельных московских квартирах.

Они и сегодня остались точно такими же – готовыми в своей патологической ненависти к Русской цивилизации брататься хоть с чёртом, лишь бы тот в нужную им сторону стрелял. Потому-то сегодня им и украинские бандеровцы – «борцы за свободу», и прибалтийские нацисты – «патриоты» и «демократы», и всевозможные исламисты – всего лишь «просветительские организации».

Такова уж внутренняя суть этой либерально-правозащитной шайки, которую вряд ли возможно переделать. Поэтому давайте, когда эта братия снова кинется кого-нибудь от чекистов защищать, хорошенько присматриваться: действительно перед нами невинный страдалец или «как всегда»…

(Visited 156 times, 1 visits today)
Loading...