Дмитрий Медведев предупредил Россию о скором изменении курса рубля к доллару

Вне зависимости от того, пойдет он вверх или вниз, нас ждут тяжелые времена

В середине второй декады января бывший премьер-министр российского правительства, ныне зампред Совета безопасности Дмитрий Медведев публично заявил об изменении курса американского доллара. По его мнению, вектор движения международной валюты может измениться на фоне на фоне событий, происходящих вокруг назначения на пост президента США Джозефа Байдена.

Loading...

Бывший глава кабмина напомнил, что такое уже случалось — например, в 2000 году, на фоне прихода к власти в Америке Джорджа Буша-младшего. Тогда доллар попал в зону кратковременной турбулентности на мировых фондовых рынках.

Дмитрий Медведев также подчеркнул, что стабильность этой денежной единицы во многом зависит от ряда факторов, в числе которых — устойчивость работы институтов и механизмов защиты прав собственности, высокий уровень реализации американских товаров за рубежом, а также независимость Федеральной резервной системы США. Однако, особо отметил он, важнее всего то, какой экономический путь выберет новый глава Белого дома. По мнению Медведева, Байден изменит экономическую политику, которой США придерживались при Дональде Трампе, поскольку стремится быть максимально не похожим на своего предшественника.

Примечательно, что многие эксперты, основываясь на политических протестах, сотрясающих Америку на фоне глубочайшего со времен Великой депрессии экономического кризиса, предрекают доллару как основной мировой резервной валюте скорый крах.

Не об этом ли завуалированно предупредил россиян Дмитрий Медведев? И не следует ли воспринимать это высказывание как предвестник того, что рубль, на радость многим россиянам, наконец-то начнет укрепляться, и наша экономика сможет «рвануть» к непокоренным вершинам ВВП?

— В целом, действительно, курс валют подвержен колебаниям под воздействием крупных политических трансформаций, к которым, без сомнения, относится и смена президента в США, — поделился с «СП» своей точкой зрения доцент РЭУ им. Плеханова Олег Комолов. — Но здесь нужно обратить вни мание на пару очень важных нюансов.

Во-первых, для российской экономики доллар является чрезвычайно важным активом, который обеспечивает импорт всех необходимых товаров, которая сама Россия производить не в состоянии. И по этой причине та ситуация, которая в последние месяцы складывается в нашей хозяйственной системе, когда доллар сначала сильно укрепился по отношению к рублю, а затем немного подсдал свои позиции, приводит в конечном итоге к удорожанию импортных товаров, что, естественно, разгоняет инфляцию.

Во-вторых, и это куда важнее, укрепляющийся доллар серьезно осложняет обновление основных фондов российской экономики. Станки, иное оборудование и многие виды важных для нашей промышленности полуфабрикатов мы все-таки импортируем из-за рубежа как раз за доллары.

«СП»: — Получается, если курс доллара упадет на волне противостояния «трампистов» и «байденистов» в Америке, это будет для нашей экономики благо?

— На самом деле не так уж и важно, вырастет курс доллара по отношению к рублю или упадет. Потому что существующая пропорция соотношения доллара к рублю — по большей степени дело рук наших монетарных властей, которые искусственно занижают курс отечественной денежной единицы, чтобы поддержать экспортеров, а это в первую очередь сырьевые корпорации.

Но наиболее важно для России то, что колебания валютного курса делают нашу экономику неустойчивой. Потому что именно из-за того, что доходы нашего бюджета сильно зависят от экспорта природных ресурсов, России необходимо держать значительный объем экспортной выручки в виде резервов, которые монетарные власти выбрасывают на рынок в случае, если долларов оказывается недостаточно.

Это приводит к тому, что тот экспортный потенциал, который Россия могла бы при другом экономическом подходе реализовать в виде импорта необходимого оборудования, медицинских и иных жизненно необходимых товаров, не производящихся внутри страны, остается нереализованным, потому что всегда нужно держать некий объем валюты в качестве буфера, который компенсирует резкое колебание курса валют.

То есть проблемы нашей экономики заключаются не только в высоком курсе доллара, но и в постоянно меняющемся его курсе, что не позволяет строить долгосрочные производственные планы и заставляет значительную часть выручки аккумулировать в резервах на случай резкого скачка курса валют. Увы, но такова реальность нашей сырьевой периферийной экономики.

«СП»: — Значит, если курс доллара упадет, то наши валютные резервы, которые, кстати, одни из самых внушительных в мире, окажутся под угрозой катастрофического обесценивания?

— Ну, у нас в резервах не только доллары, с начала века Россия сильно сократила вложения в американские облигации. Так что сейчас там фигурируют разные валюты и бумаги — и британские, и швейцарские, и китайские, которые, кстати, в настоящее время превалируют. Но в целом, действительно, на игре курсов наши монетарные власти могут терять солидные деньги.

Например, пару лет назад на фоне обострения санкционной борьбы мы решили в целях безопасности переложить часть наших резервов из американских ценных бумаг в китайские. Так вот, тогда в моменте на разнице курсов было потеряно порядка 8 миллиардов долларов. То есть на одной только сделке мы потеряли сумму, сопоставимую с годовым расходом бюджета на всю российскую систему образования.

Правда, это деньги виртуальные, которые так или иначе все равно выведены из нашей экономики, и в каком виде они где-то там в резервах лежат, на нас с свами напрямую уже не сказывается. Куда важнее сам факт того, что постоянное изъятие долларов с валютного рынка для создания избыточных резервов делает нашу экономику уязвимой и не позволяет ей развиваться, изначально обеспечивая ее отсталость.

«СП»: — Выходит, вырастет в скором времени доллар по отношению к рублю или просядет, Россию все равно ждут тяжелые времена?

— По моему глубокому убеждению, российской экономики, по сути, не существует как единого целого, у нас, по большому счету, есть только экспортеры и импортеры, — поделился своим видением ситуации с курсом валют в обозримой перспективе директор Банковского института НИУ ВШЭ Василий Солодков. — Для первых выгоден низкий курс рубля, для вторых — высокий. Но поскольку глобальный интерес людей, управляющих страной, связан в основном с экспортом сырья, то в долгосрочной перспективе курс рубля по отношению к доллару будет только снижаться.

Хочу напомнить, когда российский рубль появился на свет как национальная денежная единица в 1993 году, его курс по отношению к доллару был 1000 к 1. Его нынешний курс — около 74 к 1, что с учетом отброшенных в ходе деноминации трех нулей дает нам курс 74 000 к 1.

То есть за 27 лет своего существования российский рубль по «усох» по отношению к американской валюте в 74 раза. Это соответствующим образом повлияло и на внутренние цены, которые у нас только растут вслед за изменением курса рубля, потому что на практике мы вынуждены импортировать даже продукты питания. Политика импортозамещения-то у нас закончилась ничем, так что в итоге мы с вами вынуждены покупать вместо нормальных молочных продуктов пальмовое масло с присадками, причем за абсолютно дурные деньги.

«СП»: — Значит, именно это и хотел сказать Дмитрий Медведев? Что пройдет совсем немного времени с момента инаугурации нового американского президента, и рубль в очередной раз отправится в традиционно глубокое пике из-за новых порций антироссийских санкций?

— Знаете, об этом пока сложно говорить. По одной простой причине — история еще окончательно не установила, был Дональд Трамп «нашим» агентом или нет. То, что Байден — «не наш», это очевидно. Следовательно, учитывая курс внутренней и внешней политики России, логично предположить, что скорее всего отношения с нами будут оцениваться более строгой меркой, чем это было при Трампе.

(Visited 1 502 times, 1 visits today)
Loading...