Индия преследует климатических активистов с помощью больших технологий

Технологические гиганты, такие как Google и Facebook, похоже, подстрекают к жестокой правительственной кампании против индийских климатических активистов и помогают осуществлять её.

Множество фоторепортёров, находящихся возле огромной тюрьмы Тихар в Дели, были охвачены своего рода безумием: казалось, что идёт охота на премьер-министра, попавшего в скандал с хищениями, или, возможно, на звезду Болливуда, пойманную в чужой постели.

Loading...

Вместо этого репортёры подстерегали Дишу Рави, 22-летнюю активистку, веганшу, озабоченную проблемами в области климата, которая, несмотря ни на что, угодила в ловушку, напоминающую страницы оруэлловской антиутопии: здесь и обвинения в инакомыслии, и в подстрекательстве к мятежу, и в участии в международном заговоре. Среди составляющих этого заговора — восстание индийских фермеров, мировая поп-звезда Рианна, выступления против йоги и чая, сикхский сепаратизм и Грета Тунберг (и это далеко не полный список).

Если вы думаете, что это звучит неправдоподобно, то же самое решил и судья, освободивший Рави после девяти дней тюрьмы и допросов в полиции.

Судья Дхармендер Рана должен был решить, следует ли продолжать отказывать в освобождении Рави под залог, учитывая, что она является одним из основателей индийского отделения «Пятницы ради будущего» (Fridays For Future) – молодёжного климатического движения, созданного Гретой Тунберг. Он постановил, что нет причин для отказа в освобождении под залог, что дало возможность Рави возвратиться в свой дом в Бангалоре той ночью.

Но судья также почувствовал необходимость пойти намного дальше, чтобы вынести резкое 18-страничное постановление по делу, которое занимало индийские СМИ в течение нескольких недель, и вынес свой собственный вердикт по различным объяснениям того, почему Рави была задержана, представленным полицией Дели.

Доказательства полиции против молодой климатической активистки, как он писал, «скудны и отрывочны» и нет «ни малейших» доказательств в поддержку обвинений в инакомыслии или подстрекательстве к заговору, выдвинутых против неё и по крайней мере двоих других молодых активистов.

Хотя дело о международном заговоре, похоже, разваливается, арест Рави высветил другой вид сговора: на этот раз между всё более репрессивным и антидемократическим индуистским националистическим правительством премьер-министра Нарендры Моди и компаниями Кремниевой долины. Их инструменты и платформы стали основным средством правительственных сил для разжигания ненависти к уязвимым меньшинствам и критикам режима, а также орудием полиции, которая стремится пресечь деятельность мирных активистов, таких как Рави, при помощи высокотехнологичных цифровых сетей.

Дело против Рави и её «сообщников» полностью основано на повседневном использовании хорошо известных цифровых инструментов: группы в WhatsApp, коллективно редактируемых документов в Google, частных конференций в Zoom’е и нескольких громких твитах. Всё из перечисленного было превращено в оружие обвинения, легло в основу предполагаемых доказательств в ходе спонсируемой государством – и усиленной СМИ – охоты на активистов.

В то же время эти самые инструменты использовались в скоординированной проправительственной кампании по обмену сообщениями, призванной настроить общественное мнение против молодых активистов и движения фермеров, которые выступили с взаимной поддержкой. Зафиксированы множественные случаи преднамеренного нарушения ограничений, которые, как утверждают компании, заведующие социальными сетями, установлены для предотвращения подстрекательств к насилию.

В стране, где ненависть в социальных сетях с пугающей частотой оборачивается реальными погромами, нацеленными на женщин и меньшинства, правозащитники осмелились заявить, что Индия стоит на краю ужасного насилия: возможно, даже возобновления кровопролития, произошедшего в ходе гонений на народ рохинджа в Мьянме, которые провоцировали и поощряли социальные сети.

Несмотря на всё это, гиганты Кремниевой долины хранили молчание: их общеизвестная «преданность свободе высказывания», а также недавно провозглашённая «приверженность борьбе с языком ненависти и теориями заговора» в Индии почему-то дает сбой.

Напротив, имеет место растущее и пугающее соучастие в информационной войне, которую развязал Моди, и такое «сотрудничество» вскоре может быть закреплено юридически – в соответствии с новым драконовским законом о цифровых СМИ. Он сделает невозможным для технологических компаний отказаться удовлетворять правительственные запросы на удаление оскорбительных материалов – или передавать правительству данные пользователей, нарушая их конфиденциальность.

Похоже, соучастие в нарушениях прав человека – это цена за сохранение доступа к крупнейшему после Китая рынку пользователей цифровых медиа.

После некоторого сопротивления со стороны компании сотни аккаунтов Twitter, критикующие правительство Моди, исчезли без объяснения причин; правительственным чиновникам, участвующим в откровенном подстрекательстве и откровенной ненависти в своих аккаунтах в Twitter и Facebook, было разрешено продолжать подобное поведение, что явно нарушает политику названных компаний. Также полиция Дели хвастается, что извлекает большую пользу от сотрудничества с Google, получая доступ к личным сообщениям мирных борцов за климат, таких как Рави.

Молчание этих компаний говорит о многом, – сказал мне активист, борец за незыблемость цифровых прав, попросив сохранить своё имя в тайне, поскольку опасается мести. – Они должны занять чёткую позицию, и они должны сделать это прямо сейчас.

Продолжающееся полицейское расследование в отношении Рави и других активистов – Никиты Джейкоба и Шантану Мулука – сосредоточено на содержании «Руководства по социальным сетям», которое Тунберг написала в Twitter в начале февраля для своей аудитории, состоящей почти из пяти миллионов подписчиков. В индийской прессе оно именуется по-разному: «Дело об инструкциях» (toolkit case), «Инструкции Греты» (Greta toolkit) и «Инструкции заговора» (toolkit conspiracy).

Когда Рави была арестована, полиция Дели заявила, что она «является редактором инструкций в Google Doc и главным заговорщиком, участвующим в составлении и распространении документов. Она создала группу в WhatsApp и сотрудничала с иностранцами, составляя эти инструкции. Она работала в тесном сотрудничестве с ними».

Инструкции представляли собой не что иное, как документ Google, составленный специальной группой активистов из Индии и членов диаспоры, предназначенный для поддержки движения фермеров, которое уже несколько месяцев устраивает массовые и угрожающие протесты.

Фермеры выступают против ряда новых сельскохозяйственных законов, которые правительство Моди приняло под прикрытием пандемии коронавируса.

В основе протестов лежит вера в то, что отмена давней защиты цен на урожай и открытие сельскохозяйственного сектора для большего количества частных инвестиций вынесет «смертный приговор» мелким фермерам, а плодородные земли Индии попадут в руки несколько крупных корпоративных игроков.

Многие нефермеры искали способы оказать помощь – как в Индии, так и среди многочисленной южноазиатской диаспоры. Молодёжное климатическое движение почувствовало особую ответственность за эту ситуацию. Как сказала Рави в суде, она поддерживает фермеров, «потому что они – наше будущее, и все мы нуждаемся в пище». Она также указала на связь фермеров с климатом.

Засуха, аномальная жара и наводнения стали более интенсивными в последние годы, и фермеры Индии наиболее уязвимы к этим климатическим воздействиям, так как часто теряют урожай и средства к существованию, о чём Рави знает не понаслышке, видя, как её бабушка и дедушка-фермер борются с экстремальными погодными условиями.

Подобно бесчисленному множеству таких же документов эпохи цифровых технологий, инструкции, находящиеся в центре этих противоречий, содержат набор известных предложений о том, как люди могут выразить свою солидарность с фермерами Индии в основном в социальных сетях:

Расскажите о своей поддержке индийским фермерам. Используйте хештег #FarmersProtest #StandWithFarmers; сделайте снимок или видео, на котором вы говорите, что поддерживаете фермеров; подпишите петицию; напишите вашему представителю; участвуйте в «твиттершторме» или «цифровой забастовке»; лично присутствуйте на одном из протестов, будь то в Индии или в посольстве Индии в вашей стране; узнайте больше, посетив информационную сессию Zoom.

В ранней версии документа (которая вскоре была удалена) говорилось о том, что нужно бросить вызов общественному имиджу Индии, основанному на «мире и любви», или «йоге и чае». Практически каждая крупная активистская кампания составляет практические руководства, подобные этому. В большинстве неправительственных организаций среднего размера есть сотрудники, чья работа состоит в том, чтобы составлять такие документы и отправлять их потенциальным сторонникам и «влиятельным лицам». Если они незаконны, тогда весь современный активизм незаконен.

Арестовать и заключить в тюрьму Рави за предполагаемую роль редактора практического руководства – по сути, это значит подвергнуть человека уголовному наказанию за то, что он выставляет Индию в плохом свете перед остальным миром. Согласно этому определению, вся международная правозащитная деятельность должна быть прекращена, поскольку она редко представляет правительства в благоприятном свете.

Об этом убедительно заявил судья, вынесший решение об освобождении Рави под залог:

Граждане являются хранителями совести правительства в любой демократической стране. Их нельзя посадить за решётку просто потому, что они не согласны с государственной политикой,– написал он.

Что касается обмена программами с Гретой Тунберг, «свобода слова и выражения включает право искать глобальную аудиторию».

Это кажется очевидным. Тем не менее каким-то образом этот самый безобидный документ был объявлен несколькими правительственными чиновниками чем-то гораздо более гнусным.

Генерал В. К. Сингх, государственный министр правительства Моди по вопросам автомобильного транспорта и шоссейных дорог, написал в своём сообщении в Facebook, что эти инструкции «раскрыли реальные планы международного заговора против Индии. Необходимо установить силы, дёргающие за рычаги этой злой машины. Инструкции содержат чёткие установки – как, когда и что нужно делать. Подобные заговоры часто становятся явными».

Полиция Дели быстро уловила такое направление мысли и намеревалась найти доказательства этого международного заговора с целью «опорочить страну» и подорвать правительство, опираясь на драконовский закон о подстрекательстве к мятежу, оставшийся с колониальной эпохи.

Но на этом всё не закончилось. Инструкции также объявили частью «секретного заговора» с целью расколоть Индию и сформировать сикхское государство под названием Халистан (так проще доказать «подстрекательство»), потому что живущий в Ванкувере индоканадец, который помогал в составлении инструкций, выразил некоторую симпатию идее независимой родины сикхов (отметим, что это не преступление и нигде в инструкциях не упоминается).

И, что примечательно, в документе Google, который, согласно заявлению полиции, был написан в основном в Канаде, ищут следы подстрекательства и, возможно, планирования насилия на «митинге тракторов», который проводили зажиточные фермеры в Дели 26 января.

В течение нескольких недель эти заявления стали вирусными в интернете, в основном в рамках скоординированных кампаний по хештегам, проводимых Министерством иностранных дел Индии и честно поддержанных ведущими звездами Болливуда и крикета.

Анил Видж, министр правительства штата Харьяна, написал в Twitter на хинди, что «тот, у кого в голове есть антинациональные идеи, должен быть уничтожен под корень, будь то #Disha_Ravi или кто-то ещё». Twitter назвал это очевидным примером языка вражды, используемого влиятельной фигурой, но заявил, что этот пост не нарушает его политику, и оставил его.

Индийские печатные и телерадиовещательные СМИ неуклонно повторяют абсурдные обвинения в подстрекательстве к мятежу: только в Times of India появилось более 100 историй о Рави и упомянутых инструкциях. Телевизионные новостные передачи разоблачают эти инструкции в духе «теории заговора» и криминальных новостей.

Неудивительно, что ярость вылилась на улицы: фотографии Тунберг и Рианны (которые также писали в Twitter в поддержку фермеров) были сожжены на националистических митингах.

Высказался даже сам Моди, говоря о врагах, которые «опустились так низко, что не щадят даже индийский чай», что было отсылкой на упомянутую строчку про «йогу и чай».

А потом, в начале этой недели, страсти, кажется, утихомирились. Рана в своём приказе об освобождении Рави писал, что «прочтение упомянутых «инструкций» показывает, что никаких призывов к любому виду насилия они не содержат». Утверждение о том, что эти инструкции были частью сецессионистского заговора, также было полностью бездоказательным, писал судья, руководствуясь тщательно продуманным решением, основанном на прецедентах.

Что касается обвинений в том, что распространение критической информации об обращении Индии с фермерами и правозащитниками среди известных активистов, таких как Грета Тунберг, является «подстрекательством», – судья отверг их особенно резко: «Беспочвенные обвинения в подстрекательстве не может служить оправданием уязвленного самолюбия правительств».

Дело продолжается, но это решение представляет собой серьёзный удар для правительства, а также поддержку фермерского движения и солидарных с ним акционистов. Однако вряд ли это окончательная победа. Даже если дело об упомянутых инструкциях будет закрыто из-за решения судьи, это всего лишь одна из сотен кампаний, которые проводит правительство Индии, преследуя активистов, организаторов и журналистов.

Активистка от трудящихся Нодип Каур, на год старше Рави, также была заключена в тюрьму за поддержку фермеров. Только что выпущенная под залог, Каур заявила в суде, что её жестоко избили, пока она находилась под стражей в полиции. Между тем сотни фермеров остаются за решёткой, а некоторые из арестованных вовсе исчезли.

Реальная угроза, которую упомянутые инструкции представляли для Моди и правящей партии – Бхаратия джаната парти (БДП), всегда была в основе устойчивости фермерского движения. Политический проект Моди представляет собой мощное слияние индуистского шовинизма с высококонцентрированной корпоративной властью.

Фермеры оспаривают этот двойной проект, настаивая на том, что продукты питания должны оставаться вне рыночной логики, доказывая способности движения консолидироваться вопреки религиозным, этническим и географическим различиям, которые являются источником политического могущества Моди.

Равиндер Каур, профессор Копенгагенского университета и автор книги «Совершенно новая нация: капиталистические мечты и националистические замыслы в Индии XXI века», пишет, что фермеры «возможно, являются крупнейшим массовым движением в постколониальной истории Индии, которое охватывает сельское и городское население и объединяет восстание против дерегулируемого капитализма с борьбой за гражданские свободы». Моди нацелен на слияние транснационального капитала с гипернационалистическим государством – и «движение фермеров представляет собой наиболее устойчивый и прямой вызов этому альянсу».

Протесты фермеров в Дели и его окрестностях были встречены водомётами, слезоточивым газом и массовыми арестами. Но протестующие продолжают наступать, их слишком много, чтобы взять их силой. Вот почему правительство Моди так решительно ищет способы подорвать движение и заглушить его послания, неоднократно блокируя интернет перед протестами и успешно оказывая давление на Twitter, заставляя его аннулировать более тысячи учётных записей, поддерживающих фермеров.

Вот почему Моди пытался посеять смуту рассказами об опасных инструкциях и ​​международных заговорах. В открытом письме, подписанном десятками индийских экологических активистов после ареста Рави, говорилось об этом:

Текущие действия центрального правительства – это отвлекающая тактика, призванная отвлечь людей от реальных проблем, таких как постоянно растущие цены на топливо и предметы первой необходимости, широко распространённая безработица и бедствия, вызванные бездумными запретами и тревожным состоянием окружающей среды.

Иными словами, именно этот поиск выхода из политического тупика помогает объяснить, почему простая кампания солидарности была оценена как «секретный заговор с целью расколоть Индию» и «подстрекательства к насилию из-за границы».

Правительство Моди пытается увести общественные дебаты с позиций, где оно явно проигрывает – удовлетворение основных потребностей людей во время экономического кризиса и пандемии – и вывести их на темы, которые подпитывают любой этнонационалистический проект: «мы» против «них», «инсайдеры» против «аутсайдеров», «патриоты» против «гнусных предателей». В ходе этого излюбленного трюка Рави – и более широкое молодёжное климатическое движение – стала просто очередной жертвой.

Тем не менее причинён значительный ущерб, и не только потому, что допросы продолжаются и возвращение Рави в тюрьму остаётся вполне возможным. Как говорится в совместном письме индийских защитников окружающей среды, её арест и заключение уже послужили цели:

Жестокие действия правительства явно направлены на то, чтобы терроризировать и травмировать этих храбрых молодых людей – за то, что они говорят правду властям; очевидно, что власти захотят преподать им урок.

Ещё более серьёзный ущерб политическому инакомыслию в Индии заключается в отторжении, которое вызвала полемика по поводу инструкций – при молчаливом соучастии технологических компаний, которые когда-то рекламировали свою способность освобождать закрытые общества и распространять демократию по всему миру. Как говорится в одном заголовке: «Арест Диши Рави ставит под сомнение конфиденциальность всех пользователей Google India».

Действительно, общественные дебаты настолько скомпрометированы, что многие активисты в Индии уходят в подполье, удаляя свои собственные учётные записи в социальных сетях, чтобы защитить себя. Даже защитники цифровых прав опасаются, когда дело доходит до цитирования их официальными источниками.

Попросив не называть его имени, исследователь-правовед описал опасную конвергенцию между правительством, приверженным информационной войне, и компаниями социальных сетей, построенными на максимальном вовлечении в добычу данных своих пользователей:

Всё это проистекает из более сильного оснащения платформ социальных сетей, нарушающих статус-кво, чего раньше не было. Это ещё больше усугубляется тенденцией данных компаний уделять приоритетное внимание более вирусному, экстремистскому контенту, что позволяет им монетизировать внимание пользователей, что в конечном итоге приносит им баснословные прибыли.

С момента ареста подробности частной цифровой жизни Рави были выложены на всеобщее обозрение, растиражированы жадными до скандалов и беспринципными государственными СМИ. Телеканалы и газеты были одержимы её личными текстовыми сообщениями Грете Тунберг, а также другими коммуникациями между активистами, которые ничего не делали, кроме редактирования онлайн-брошюры.

Между тем полиция неоднократно настаивала на том, что решение Рави удалить группу в WhatsApp было доказательством совершения преступления с её стороны, а не рациональным ответом на попытки правительства превратить мирную цифровую организацию в оружие, направленное против молодых активистов. Адвокаты Рави обратились в суд с просьбой обязать полицию пресечь утечку её личных сообщений в прессу – по-видимому, эта информация появилась у них в результате изъятия телефонов и компьютеров.

Желая получить ещё больше конфиденциальной информации для своего расследования, полиция Дели также потребовала сведений от нескольких крупных технологических компаний. Она попросила Zoom раскрыть список участников собрания частных активистов, который, по её словам, относится к упомянутым инструкциям. Полиция сделала несколько запросов в Google для получения информации о том, как эти инструкции были размещены и распространены.

Согласно новостным сообщениям, полиция также запросила у Instagram (сервис принадлежит Facebook) и Twitter информацию, связанную с инструкциями. Неясно, какие компании выполнили это требование и в какой степени. Полиция публично рекламировала сотрудничество с Google, но Google и Facebook не ответили на запрос Intercept и не дали каких-либо комментариев. Zoom и Twitter сослались каждый на свою корпоративную политику, где говорится, что они будут соблюдать соответствующие национальные законы.

Возможно, именно поэтому правительство Моди выбрало данный момент, чтобы ввести новый набор правил, которые предоставили бы мощный уровень контроля над цифровыми медиа, сопоставимый с китайским Great Firewall.

24 февраля, на следующий день после освобождения Рави из тюрьмы, агентство Reuters сообщило о предлагаемых правительством Моди «Правилах посредничества и этическом кодексе цифровых медиа». Новые правила потребуют от медиакомпаний удалять контент, который затрагивает «суверенитет и целостность Индии», в течение 36 часов с момента постановления правительства, и это определение настолько широкое, что может легко включать в себя «пренебрежение йогой и чаем».

В новом кодексе также говорится, что компании, занимающиеся цифровыми медиа, должны удовлетворять правительственные и полицейские запросы о предоставлении информации о своих пользователях в течение 72 часов. Сюда входят запросы на отслеживание исходного источника «вредоносной информации» на платформах и, возможно, даже в приложениях для обмена зашифрованными сообщениями.

Новый кодекс вводится во имя защиты разнообразного общества Индии и блокировки непристойного контента.

Издатель должен учитывать многорасовый и многоконфессиональный контекст Индии и проявлять должную осторожность и осмотрительность при описании деятельности, верований, обычаев или взглядов любой расовой или религиозной группы,– говорится в проекте правил.

На практике, однако, BJP (БДП) имеет одну из самых изощрённых армий троллей на планете, а её собственные политики были самыми громкими и агрессивными пропагандистами языка ненависти, направленного против уязвимых меньшинств и критиков всех мастей. Приведём лишь один из многих примеров: несколько политиков BJP активно участвовали в кампании дезинформации, утверждая, что мусульмане намеренно распространяли COVID-19 в рамках «коронавирусного джихада».

Такой кодекс закрепил бы в законе двойную цифровую уязвимость, с которой столкнулись Рави и другие активисты: они будут незащищены от онлайн-мобов, разжигаемых индуистским националистическим государством, и они будут незащищены от того же государства, когда оно попытается вторгнуться в их цифровую конфиденциальность по любой причине, которую сочтёт нужной.

Апар Гупта, исполнительный директор группы по цифровым правам Internet Freedom Foundation, выразил особую озабоченность по поводу частей нового кода, которые могут позволить правительственным чиновникам отслеживать отправителей сообщений на таких платформах, как WhatsApp. Это, как он сказал Associated Press, «подрывает права пользователей и может привести к самоцензуре, если пользователи опасаются, что их разговоры больше не являются конфиденциальными».

Харша Валиа, исполнительный директор Ассоциации гражданских свобод Британской Колумбии и автор книги «Граница и правление: глобальная миграция, капитализм и рост расистского национализма», так описывает ужасную ситуацию в Индии:

«Последние предложенные правила, требующие от компаний социальных сетей оказывать помощь индийским правоохранительным органам, – это ещё одна возмутительная и недемократическая попытка фашистского правительства Моди подавить инакомыслие, укрепить систему наблюдения и эскалацию государственного насилия».

Она сказала мне, что этот последний шаг правительства Моди следует понимать как часть гораздо более широкой модели изощрённой информационной войны, которую ведёт индийское государство.

Три недели назад правительство Индии отключило интернет в некоторых частях Дели, чтобы скрыть информацию о протесте фермеров; аккаунты в социальных сетях журналистов и активистов на протесте фермеров и в сикхской диаспоре были приостановлены; и Big Tech сотрудничали с индийской полицией в ряде необоснованных, но пугающих дел о подстрекательстве к мятежу. За последние четыре года правительство Индии распорядилось отключить интернет более 400 раз, и индийская оккупация Кашмира отмечена длительной блокадой коммуникаций.

Новый кодекс, который затронет все цифровые медиа, включая стриминговые и новостные сайты, должен вступить в силу в течение следующих трёх месяцев.

Некоторые производители цифровых медиа в Индии сопротивляются. Сиддхарт Варадараджан, редактор-основатель The Wire, в прошлый четверг написал в Twitter, что «смертоносный» новый код «направлен на то, чтобы убить независимость цифровых СМИ Индии. Эта попытка вооружить бюрократов властью сообщать средствам массовой информации, что можно, а что нельзя публиковать, не имеет под собой законных оснований».

Однако не ждите от Кремниевой долины примеров мужества. Многие технические руководители США сожалеют о ранних решениях, принятых под давлением общественности и работников, об отказе от сотрудничества с китайским аппаратом массового наблюдения и цензуры – это верный этический выбор, но он стоил таким компаниям, как Google, доступа к ошеломляюще большому прибыльному рынку. Эти компании, похоже, не желают снова идти на подобные издержки.

Как сообщала Wall Street Journal в августе прошлого года, «в Индии больше пользователей Facebook и WhatsApp, чем в любой другой стране, и Facebook выбрал её в качестве рынка для внедрения платежей, шифрования и инициатив по связыванию своих продуктов вместе новыми способами, которые, как сказал [генеральный директор Марк] Цукерберг, внедрит Facebook в течение следующего десятилетия».

Для технологических компаний, таких как Facebook, Google, Twitter и Zoom, Индия под управлением Моди стала точкой сложного выбора. В Северной Америке и Европе эти компании делают всё возможное, чтобы показать, что им можно доверять в вопросах предотвращения разжигания ненависти и вредоносных заговоров, защищая при этом свободу слова, дебатов и инакомыслия, которая является неотъемлемой частью любого здорового общества.

Но в Индии, где помощь правительствам в преследовании и заключении мирных активистов и разжигании ненависти кажется платой за доступ к огромному и растущему рынку, «все эти аргументы сошли на нет», сказал мне один активист. И по очень простой причине: «Они извлекают выгоду из этих событий».

(Visited 6 times, 1 visits today)
Loading...