«Граждане, воздушная тревога!». Но куда бежать?

В рейтинге бомбоубежищ Москвы лидируют подземные паркинги, а не подвалы Кремля

Не успел пройти в России Всемирный день гражданской обороны, который отмечался 1 марта, как вскоре практически по всей стране прозвучал «концерт МЧС» — 3 марта прошла проверка систем оповещения в ряде регионов. В её рамках, помимо завываний сирен, по радио и телевидению прозвучали речевые сигналы, в том числе в общественном транспорте, были разосланы смс-сообщения. МЧС заранее попросило граждан не паниковать, помня, что это всего лишь тренировка. Москву тревожить не стали — мало ли как отреагируют жители и гости столицы.

Loading...

Тренировка это, конечно, хорошо, а вот, что делать, если прозвучит реальный сигнал «Внимание всем! Воздушная тревога!»? Куда бежать, где прятаться от вражеского налёта?

Начнём с оповещения, ведь «кто осведомлён, тот вооружён» — о приближении опасности нужно знать заранее. Здесь можно вспомнить голос диктора Левитана, которым в блокадном Ленинграде объявлялась воздушная тревога или артобстрел, а затем звучал знаменитый метроном. Жители заблаговременно узнавали об опасности и спешили в бомбоубежище или иные укрытия, что многим спасало жизнь. Тогда в городе работало более 1 тысячи громкоговорителей, 400 тысяч радиоточек, грамзапись текста тревоги дополняло 400 электросирен. «Внимание! Район подвергается артиллерийскому обстрелу! Движение транспорта прекратить! Населению укрыться!», — эти слова были слышны практически везде. Если не было программ вещания, то транслировался метроном с замедленным ритмом — ленинградцы знали, как поступать в таком случае. Когда опасность миновала, на улицах и в домах раздавался сигнал отбоя тревоги, сопровождавшийся звуками фанфар.

Москва тоже заранее оповещалась о приближении немецких бомбардировщиков — 13 июля 1941 года председатель Государственного комитета обороны Иосиф Сталин подписал постановление «О порядке объявления воздушной тревоги». Одновременно эта информация предназначалась как для гражданского населения, так и активных средств ПВО, защищающих небо столицы. Посты воздушного наблюдения, оповещения и связи (ВНОС) располагались на значительном удалении от Москвы, что позволяло подготовиться к налёту.

Считается, что система оповещения в СССР была самой надежной и лучшей в мире — страна долгое время жила ожиданием ядерной войны и остерегалась нападения как со стороны США, так и прочих стран НАТО. Кто помнит, до 1991 года практически в каждой квартире, в каждом сельском доме, существовала радиоточка — круглосуточная «бухтелка», в которой выбор радиопередач был не особо велик. Предназначен был этот прибор не только для прослушивания новостей и мелодий советской эстрады, но и экстренного оповещения населения в случае опасности. Радиоточки, не подключенные к электросети, тем не менее, всегда были под напряжением в 12 вольт и в независимости от желания хозяев могли включиться на полную мощность.

Были системы оповещения и на всех советских предприятиях, где помимо прочего регулярно проводились занятия по Гражданской обороне и каждый рабочий или сотрудник четко знал, как действовать при том или ином сигнале тревоги. Учения проводились даже в школах — как минимум раз в году. После 1991 года радиоточки многие граждане в квартирах срезали за ненадобностью, даже с учетом того, что отказаться от оплаты за них было достаточно проблематично. По состоянию на 2012−2014 годы была не в лучшем состоянии и сама автоматическая система централизованного оповещения (АСЦО) в большей половине регионов России, особенно в малых населенных пунктах. Предприятия, многие из которых оказались в частных руках, тратиться на проведение учений не хотят, а работники, услышав сейчас сигнал тревоги, будут в полной растерянности.

Спустя 75 лет после войны, систему оповещения решили реанимировать в полном объеме, с использованием различных средств, в том числе электросирен и громкоговорителей. «Комплексные проверки готовности систем оповещения населения с запуском электросирен и громкоговорителей, а также замещением трансляций теле- и радиоканалов проводятся во всех субъектах РФ», — рапортует пресс-служба МЧС. Предполагается, что к 2030 году не менее 90 процентов населения страны будут получать экстренную информацию через системы оповещения.

Здесь можно вспомнить случай, произошедший 18 апреля 2017 года в подмосковном Дзержинске, где из-за короткого замыкания произошло ложное срабатывание системы оповещения. В два часа ночи жителей разбудили звуки сирены, которые были слышны во всём городе, на телефонные звонки в различные ведомства никто не отвечал, как действовать никто не знал, что только добавило паники и неразберихи.

Первое, что приходит в голову, заслышав тревожное «Внимание всем!» — искать укрытие. Спросите сейчас любого москвича, пусть даже коренного: «Простите, как пройти в бомбоубежище?», ответ не услышите. Ещё покрутит пальцем у виска. Более осведомлённые могут вспомнить про правительственные подземные «Метро-2», «Раменки-43», «сталинский бункер» на Таганке, куда даже можно попасть на экскурсию (Сталин, к слову, там никогда не был — бункер построили в 1956 году как запасной командный пункт ВВС, а затем РВСН). Куда бежать-то?

Вот за безопасность президента Владимира Путина и других членов правительства лично я нисколько не переживаю — это забота Федеральной службы охраны и наверняка она обеспечена должным образом. Впрочем, как утверждает советник директора ФСО Сергей Девятов, которого ещё называют «главным хранителем кремлёвских секретов», сейчас в Кремле нет особых укрытий за исключением существующих исторических подвалов-казематов. Наверняка вип-бомбоубежища есть не только в Москве и окрестностях, но и по всей стране, но «пропуск» туда простым смертным не выпишут.

На самом деле бомбоубежищ в России сохранилось достаточно большое количество — наследие советских времён, когда их тема была особенно актуальной из-за угрозы перерастания «холодной войны» в «горячую». Они есть практически на всех крупных предприятиях, в научных институтах и учебных заведениях. Более того, сотрудники ГО и МЧС поддерживают их жизнедеятельность и периодически проводят ревизию и заменяют имущество, например, противогазы и другие средства индивидуальной защиты. Это незаметный процесс, равно, как и само месторасположение укрытий, да и вход в них никакими табличками не обозначен.


На фото: ход в бомбоубежище у дома по адресу Комсомольский проспект 45 в Москве

Хуже с городскими бомбоубежищами — их полный перечень держится в секрете, да и вместимость неизвестна. Можно предположить исходя из открытых источников, что в той же Москве таких имеется порядка 250 объектов. За их состоянием следят столичное правительство (это целый Департамент по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и пожарной безопасности города Москвы) и местные управления МЧС. Под бомбоубежищами подразумеваются большинство подвалов в жилых домах старой застройки, в некоторых случаях это отдельные подземные сооружения. Как, например, на ул. Коштоянца, 10, где подземное двухэтажное укрытие было построено ещё задолго до появления самого дома, вероятно, что как часть подземного объекта «Раменки-43», расположенного неподалёку. В бункере на Коштоянца могут разместиться 2 500 человек, в том числе и жители соседних домов, впрочем, никто об этом не знает — бомбоубежище используется как паркинг для автомобилей.

Существующее законодательство предусматривает появление в Москве новых убежищ, впрочем, за последние 20 лет в столице таковых не появилось. Застройщика принудительно заставить оборудовать бомбоубежище сложно, его ведь нужно потом содержать и контролировать, проводить ремонт, а это лишние расходы. И если в советское время защитные сооружения были частью любого плана комплексного развития территории, то сейчас это положение никак не регламентировано.

В качестве некоего подобия современных бомбоубежищ можно рассматривать именно подземные паркинги, которые сейчас сооружают в ряде новостроек столицы. Там действительно можно укрыться на некоторое время и если не будет прямого попадания, то и выжить. Однако без запасов воды, продовольствия и элементарной мебели (стульев, раскладушек) в таком укрытии долго не протянешь. К слову, и те объекты, которые числятся в списке именно как «бомбоубежище», сейчас большей частью используются под парковки, автомойки, склады и даже под офисные помещения. Заслышав тревожное завывание сирены, бежать туда совершенно бесполезно — не пустят, да и не приспособлены оны больше под укрытия.

Следуя крылатой фразе «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих», позаботиться о возможном укрытии (ну, у кого есть такое желание) нужно самому. Либо позвонить в местную управу и попытаться выведать заветный адресок (обязаны сообщить), либо проложить ближайший маршрут до школы, больницы, какого-то предприятия или старого дома (не «хрущёвки) — там они точно предусмотрены. Ну, а жителям новостроек остаётся лишь подземный паркинг.

(Visited 68 times, 1 visits today)
Loading...