Садыр Жапаров: «Россия, ну дай миллиард!»

Новый президент Киргизии хочет очень много денег, оказавшись между русской наковальней и китайским молотом

2 марта, в столичном Нур-Султане состоялась встреча Касым-Жомарта Токаева, казахстанского президента, известного еще, как «тень Назарбаева», и недавнего зека, ставшего шестым президентом Кыргызской Республики (КР) Садыра Жапарова. В числе подписанных документов на первом месте значится Соглашение об оказании безвозмездной военно-технической помощи, естественно, казахской стороной. Надо понимать, для защиты киргизских границ от экстремистов, просачивающихся из Афганистана через Таджикистан. Отказать казахи, само собой, не смогли. Как-никак дело-то нужное и хорошее.

Loading...

Это уже второй за короткое время официальный заграничный визит Садыра Нургожоевича после посещения Москвы 24−25 февраля в качестве главы государства. Тогда вместе с ним в Россию прилетело все киргизское правительство, включая распорядителя казны — Улукбека Кармышакова, министра финансов и экономики, который подписал соглашение на получение от России помощи в сумме 623 млн. рублей. Что любопытно: средства выделены для «создания системы маркировки товаров, которая должна была сократить контрабанду».

Похоже, поездки по соседским столицам за помощью становятся для Жапарова главным видом деятельности на президентском поприще. Жизнь заставляет, и вот почему.

Для начала нужно ответить на вопрос: для чего в реальности Путин дал деньги Жапарову, ведь, если разобраться, у нас, в России, реформа по маркировке вот уже много лет буксует и разваливается в высоких кабинетах? В РФ вроде бы работает система ЕГАИС, а подключить к ней, например, «молочку» никак не получается.

Между тем, для Киргизии контрабанда и отмывание денег — все равно что водка для пьяницы, который, как подмечено в «бородатом» анекдоте, от алкоголизма не страдает, а наслаждается им. Этим любимым для местных чиновников делом традиционно занимается вся верхушка, независимо от политических взглядов. Если вдруг возникает видимость борьбы, то только для того, чтобы перераспределить контроль над таможней и незаконными транспортными коридорами.

Короче, сам факт выделения Москвой денег на маркировку «не нашему человеку» Жапарову, пришедшему к власти в КР в результате «цветной революции», категорически не приветствуемой Кремлем, свидетельствует об остроте этой проблемы. Напомним, в 2019 году весь мир с удивлением узнал, что в маленькой и нищей Киргизии действует международный преступный синдикат, который только за пять предшествующих лет электронными переводами и наличными вывел из тамошних банков $ 700 млн.

По сути Киргизия — это «черная» таможенная дыра, через которую незадекларированные китайские товары на миллиарды долларов незаконно попадают в Казахстан и России. Слабо верится, что «не наш человек» перекроет гигантский поток контрабанды. Если уж Москва с мощным карательным аппаратом и с преданной Путину вертикалью власти не может разобраться с доморощенными «королями пальмового масла и контрафакта», то Бишкек — подавно. Значит, часть денег, наверняка, пойдет на личный прокорм.

Вообще выделение более чем полмиллиарда Жапарову, сбросившему предшественника Жээнбекова, логично рассматривать в контексте провала центральноазиатской политики России. Чтобы показать, как лопухнулся Кремль, достаточно просто процитировать приветствие нашего президента на сентябрьской встрече (2020 года) в Сочи: «Мы со своей стороны будем делать всё для того, чтобы поддержать Вас (Жээнбекова) как главу государства».

И вот теперь Владимир Владимирович то же самое сказал «цветному революционеру», возглавившему уличный госпереворот в Бишкеке осенью 2020 года: «Садыр Нургожоевич, очень рад Вас видеть… Сделаем всё, что возможно, будем и дальше Вас поддерживать… мы с удовольствием будем работать с Вами».

Понятно, что февральскую встречу готовили мидовские сотрудники и работники службы протокола, но подсовывать «речи» под копирку по меньшей мере непрофессионально. Спасибо на том, что фамилию в тексте поменяли. Кстати, на Западе поиронизировали, что Кремлю, видимо, все равно, кто правит Кыргызской Республикой, главное, чтобы сохранился официальный статус русского языка.

Для МИД РФ это своеобразная лакмусовая бумажка лояльности, тем более КР одна из немногих центральноазиатских республик, где русские, слава богу, не подвергаются дискриминации. Во всяком случае силовиками. Правда, наши соотечественники массово бегут из Киргизии. Если в 1989 году русских здесь было 21,5% населения, то по переписи 2018 года — 5,6%, или 352 960 человек из 6,5 млн. граждан.

В этих условиях отменять официальный статус русского языка не имеет никакого практического или политического смысла. Тем более, как отметил Путин, «это важно для граждан Кыргызстана, так как дает определенные преимущества на рынке труда в России». Так оно и есть: сейчас в РФ трудится примерно 600 тысяч киргизов-гастарбайтеров, практически все трудоспособные мужчины КР.

Добавим также, что Москва в конце декабря 2020 года подарила Бишкеку $ 20 млн. на покрытие финансового разрыва, точнее, для выплат зарплат бюджетникам, пенсий и пособий малообеспеченным семьям. А до этого в мае 2017 года Дмитрий Медведев в бытность своего премьерства простил Киргизии российских долгов на $ 240 млн. — последнюю часть из $ 500 млн, подлежащих списанию в рамках Соглашения от 2012 года.

Все это делает Киргизию сильно зависимой от России и отбивает всякую охоту заигрывать с националистами. Однако общий долг Киргизии перед другими странами достиг $ 5 млрд, из которых $ 1,8 млрд. Бишкек занял у Пекина. Судя по всему, китайцы, в отличие от добреньких русских, не готовы прощать свои кредиты. Так, 13 февраля в интервью государственному информационному агентству «Хабар» Жапаров признался: «Если мы не выплатим часть (долга) вовремя, то потеряем многие из наших объектов».

Все идет к тому, что Поднебесная получит полный контроль над киргизским «Жетим-Тоо», одним из крупнейших в мире месторождений железа, чьи запасы, по разным оценкам, составляют до 50 млрд тонн. Подсчеты тамошних экономистов показывают, что его разработка может принести баснословные доходы китайцам и, напротив, нанести колоссальный ущерб российской черной металлургии. По мнению того же Жапарова, это месторождение может стать источником госдоходов в сумме $ 1 млрд. ежегодно, даже если просто отдать его в аренду.

Проблема, однако, в том, что 80% этого гигантского рудника уже принадлежит китайцам, которые выкупили его за «смешные» $ 20 млн. именно тогда, когда нынешний президент КР был комиссаром Национального агентства по борьбе с коррупцией. «Сделка века» случилась еще при президентстве Бакиева, что тем не менее не снимает ответственности с самого Жапарова. И хотя сейчас он хочет отыграть назад, но согласится ли Си Цзиньпин — большой вопрос.

Пикантность ситуации заключается в том, что Садыр Нургожоевич именно под лозунгом национализации «Жетим-Тоо» пришел к власти, сбросив Жээнбекова. Он, говоря по-простому, «купил» оппозицию обещанием: «Дай бог, если я стану президентом, то я вам покажу это на деле. Это будет проектом, который вытащит нашу экономику из болота».

И вот теперь, чтобы вылезти из долгового болота, Жапарову нужны огромные деньги. Возможно, только тогда у него появится шанс потягаться с китайцами в деле вокруг мутной «сделки века». Но найти покладистых кредиторов, знающих истинное положение в Киргизии, практически нереально, если не считать Россию. Не исключено, что Садыр Нургожоевич опять вынужден будет ехать в Москву со стандартной для «союзников» просьбой: «Путин, дай миллиард! Ну дай миллиард!».

(Visited 487 times, 1 visits today)
Loading...